Александр алексеев: в канаде много спрашивают про путина, русскую мафию и водку

Александр алексеев: в канаде много спрашивают про путина, русскую мафию и водку

Защитник команды Западной хоккейной лиги Ред Дир Ребелс Александр Алексеев проводит второй сезон за океаном. 18-летний хоккеист начинал свою карьеру в Серебряных львах, а сейчас он уже на лидирующих позициях в Канадской лиге. В 28 матчах на его счету 21 очко (4+17).

По рейтингам скаутов Алексеева могут выбрать на ближайшем драфте НХЛ. Александр рассказал корреспонденту AllHockey.Ru о первых шагах в хоккее и жизни в Канаде.

— Александр, вы воспитанник петербургской школы хоккея. Как же вы оказались в команде Ред Дир?


— В 2016- м году был драфт канадской хоккейной лиги (CHL), и получилось так, что меня выбрал клуб Ред Дир Ребелс. Они меня задрафтовали и предоставили право выбора – сказали, если хочешь, приезжай, что я собственно и сделал.

— Решили сделать серьезный шаг вперед?

— Да, конечно. В Канаде хоккей уровнем намного выше. И здесь я открыт для скаутов. Я сам понимал, что надо делать шаг вперед, и что это хороший шанс для меня.

В этом году драфт НХЛ, и я хочу, чтобы скауты посмотрели на меня.

ALEKSEEV — Сберегу (Премьера клипа, 2018)


— Как родители отнеслись к вашему решению отправиться играть в Канаду?

— Они меня поддержали. Я вообще сначала решил, что не поеду в Канаду, но отец сказал, что это мой шанс и мне нужно ехать.

— Знали что-то о команде Ред Дир до драфта?

— Вообще ничего не знал, и про лигу тоже. Но после драфта мне позвонил главный тренер Ред Дира и рассказал немного про историю клуба — как они выиграли Мемориальный кубок (Memorial Cup — трофей клубного юношеского чемпионата по хоккею с шайбой, вручаемый победителю Канадской хоккейной лиги. – прим.ред).

В 2015-м году команда тоже на этот кубок претендовала.

— Как тогда обстояли дела с учебой?

— Я играл в Канаде, а за месяц до экзаменов начал готовиться. Приехал в Россию, сдал ЕГЭ и обратно вернулся играть в хоккей. После школы еще никуда не поступил, потому что этот год очень важен для меня и сейчас нужно сконцентрироваться только на хоккее.

Летом приеду в Россию и буду думать, куда поступать.

Какими были первые впечатления о Канаде? Вот вы вышли из самолета и что удивило?

— Вышел из самолета и… дальше было слишком много досмотров. Пошел получать багаж. Я почти его получил.

На самом деле Канада встретила меня не радушно – мой багаж потеряли. И первые три-четыре дня я жил без вещей.

Но в команде с этим помогли — выдали все необходимое.

— Вы уже были в Канаде…

— До этого я был здесь со сборной U16 и U17. Два раза в год у нас были сборы в этой стране.

— Тогда не посещали мысли уехать туда играть?

— Мой агент говорил мне, что он ведет переговоры с командами. И он же рассказал мне про драфт.

Я задумался об этом и начал наблюдать за канадским хоккеем.

— Как вас приняли в коллективе Ред Дир?

— Тут добрые люди и мне очень помогли. В коллективе приняли нормально. Мне понравилось здесь с первого дня.

— Устраивали для вас испытания новичков?

— Мы, новички, спели в автобусе. Я исполнил гимн России. Но никаких серьезных испытаний у меня не было.

Над другими ребятами прикалывались, а для парней из России редко что-то жесткое готовят. Наверно, боятся нас, мы же русские (смеется).

— Что про Россию спрашивают?

— В Канаде много спрашивают про Путина, русскую мафию и про водку. Я говорю им, что пью водку каждый день и с Путиным мы в корешах (смеется).

— Любят стереотипы…

— Есть такое. Были недавно в торговом центре, и мои товарищи по команде увидели шапку-ушанку. Сразу начались шутки: если наденешь эту шапку, ты будешь похож на москвича.

У нас в команде есть американец, и он любит жить русскими стереотипами. Он часто спрашивает меня, пью ли я водку на завтрак.

Или я набираю воду из кулера, он интересуется, не водка ли это. Я отвечаю на шутку шуткой.

— По приезде проблем с языком не было?

— Я знал основные слова: привет, пока, как дела. Мне наняли репетитора, и я уже начал лучше понимать других. Приходил домой и много занимался.

В раздевалке в прошлом сезоне мало разговаривал, слушал в основном. Если что-то не понимал, шел за переводчиком, и мне переводили.

Но сейчас уже прекрасно все понимаю.

— Знаю, что в Канаде интересуются русским матом…

— Они спрашивают много плохих слов. И если мы играем с командой, в которой есть русские игроки, то наши ребята обязательно продемонстрируют им свое блестящее знание русского языка.

— Чем вообще быт в Канаде отличается от нашего?

— Всем отличается. Здесь все другое. Сейчас у нас очень холодно – минус 31. Знаю, что в Петербурге +3.

А так люди здесь дружелюбные, всегда улыбаются. Если ты грустный идешь по улице, они могу подойти и спросить, что случилось.

— Зарубежные игроки, выступающие в канадских и американских лигах, живут в семьях. Как считаете, это плюс?

— Однозначно плюс. Я, например, хорошо подучил с семьей английский язык, потому что мы часто разговариваем. У меня есть своя комната.

Если мне что-то надо, я могу попросить их купить это в магазине, если они поедут туда.

— Они проверяют, когда вы приходите домой?

— Конечно. Комендантский час в 22:00. Но если мы хорошо сыграли, выиграли, то можно и в 2 ночи прийти.

Обычно тренера звонят из клуба и узнают, дома ли я. Один раз меня даже попросили прислать фотографию — убедиться, что я действительно дома.

— Как вообще думаете, такая система имеет шанс на существование у нас в стране?

— Вполне может. Думаю, в этой системе нет ничего сложного.

Если брать Петербург, то в этом большом городе точно можно найти несколько семей на всю команду.

— Многие ребята говорили, что в Канаде и Америке непривычная кухня. Вы же привыкли к еде?

— Первое время было непривычно, но со временем я свыкся. А вообще у меня здесь привилегии (смеется).

Иногда тут специально для меня готовят русскую еду – например, вареники с картошкой.

-А по борщу не скучаете?
— Скучаю, конечно. Летом приезжал домой, в Россию, и мама часто готовила для меня борщ.

— К канадскому юмору уже привыкли?

— На самом деле долгое время не мог привыкнуть к их странным шуткам. Тут иногда такие вещи происходят, какие век не забудешь.

— Какие?

— Поверьте, лучше будет, если я оставлю это при себе (смеется). А вообще я уже привык и начал шутить также.

Но несмотря на это, в душе я всегда русский, пьющий водку и с медведем (смеется).

— Хоккей занимает всю жизнь? Или успеваете и на баяне поиграть?

— Иногда и на баяне поиграть можно (смеется). Шутка, конечно. В основном каждый день хоккей-хоккей-хоккей.

А так, когда есть выходной, можем с ребятами сходить в кино, в торговом центре погулять, сходить в ресторан или домой друг к другу ходим и в приставку играем. Город маленький, делать нечего.

— В хоккейном плане что больше всего отличается от России?

— В первую очередь – площадки. В Канаде и Америке скоростной, более силовой хоккей.

Я играю в лиге, которая очень хороша для защитников. Здесь даже раздевалки отличаются — они как в НХЛ.

И вот тебя заставляют привыкать к этому. Слышал, что многие ребята Канадскую хоккейную лигу (CHL) сравнивают с ВХЛ.

— Не было такого, чтобы вы приехали и вам сказали забыть то, чему вас учили, потому что здесь все другое?

— Не было такого. Тренера только сделали пару замечаний. Нужно было исправить пару моментов, которые остались еще из детского хоккея.

Я исправлял все.

— Уже успел подраться на канадском льду?

— Да, было дело. Так получилось, что я отдавал пас парню, а он не видел игрока, который бежит на него.

Это называется пас на убийство. Поэтому пришлось сбросить краги. И я подрался нормально.

Но потом мне дали дисквалификацию, потому что это были предсезонные игры, а там драться нельзя.

— Что вас может вывести из себя на льду?

— На самом деле меня очень сложно вывести из себя – характер такой. Меня с детства родители учили сдерживаться. А так, есть пара моментов.

Ты можешь плюнуть в меня, клюшку мне сломать или толкнуть – это меня заденет.

— У вас хорошая статистика – в 28 играх 21 очко. Следите за тем, сколько передач отдали или сколько шайб забросили?

— Я не делаю акцент на этом. С детства приучал себя не обращать на это внимание. Но иногда хочется посмотреть, что там у меня и чего.

Может, оно даже и интересно перед драфтом посмотреть, у кого сколько очков.

— Для своего возраста вы очень крепкий игрок – рост 190. Насколько габариты тела помогают в игре и важны ли они для защитника?

— Я не любитель играть в тело, но если приходится, то сделаю это. Вообще габариты помогают – особенно защитнику.

В канадской лиге не так много рослых игроков, поэтому если я играю в тело, то сопернику больно.

— Сейчас вы на хорошем счету в команде. Трудно было добиться расположения тренерского штаба и партнеров по команде?

— Тренеры в Ред Дир стали доверять мне с первого дня. Постоянно выпускают меня в большинстве, в меньшинстве, буллиты пробивать. То есть здесь я на лидирующих позициях.

Я рад, что они дают мне столько игрового времени – в среднем минут 30 за игру. И партнеры по команде доверяют, смотрят на меня на льду.

— Свое будущее вы связываете только с Канадой и Америкой?

— На данный момент думаю только о НХЛ и АХЛ. Сейчас все внимание на Америку.

О возвращении в Россию пока не думаю.

— Насколько получается следить за НХЛ?

— За многими там слежу – Питтсубрг, Чикаго. В основном, где русские ребята играют, за теми и слежу.

— В какой команде хотели бы оказаться?

— На самом деле мне все равно. Главное, чтобы задрафтовали.

— Вы сыграли на суперсерии в ноябре и были кандидатом в молодежную сборную на чемпионат мира. Как думаете, почему не получилось выступить на МЧМ – 2018?

— Мне кажется, у меня еще молодой возраст. Тренерский штаб доверил более старшим ребятам, у которых уже есть опыт игры в КХЛ, ВХЛ. Сначала, конечно, было немного обидно, потому что работал весь кэмп.

Но потом понял, что это тренерское решение, и я его уважаю. У меня еще есть следующий год, и я докажу, что смогу сыграть на чемпионате мира.

Читать о спорте еще…

Читайте также: