Алексей попов: «кто дал черчесову право так со мной разговаривать?

Черчесов, митинг

– Вы попросили позвонить после двух, потому что утром у вас была тренировка. Что за тренировка? 

– Я стараюсь поддерживать форму, потому что резко заканчивать с футболом нельзя. Пока мне разрешают тренироваться за дубль, я буду это делать, буду помогать молодым воспитываться, становиться футболистами.

Чтобы они смотрели на игроков премьер-лиги и видели, к чему стремиться, а не просто варились в собственном соку, не зная, как правильно принимать решения на поле. Денег я за это, конечно, никаких получать не буду, так что это моя инициатива.

– Чем вы занимались с тех пор, как завершили карьеру?

– Так же тренировался каждый день, а когда команда уезжала на выезд, занимался своими делами. Мы недавно переехали в новую квартиру, так что нужно сейчас вещи перевезти, всякие бытовые дела.

– Планируете остаться в Перми?

– Да, у меня дети здесь ходят в школу, которая считается одной из лучших в городе и не только. У них должно быть хорошее образование, поэтому мы никуда не уедем.

– Вам предлагали какую-то должность в «Амкаре»?

– Да, коммерческим директором. Но меня не устраивает такая должность.

Мне нужна должность, на которой ты реально работаешь и помогаешь клубу, принимаешь решения, тебя слушают. Я хочу помогать футболистам, а для этого нужно занимать хорошую должность. 

– Ну, надо же с чего-то начать. Потом пошли бы на повышение.

– Ну да, это возможно, но я пока не рассматриваю такой вариант.

– Вы сказали, что не проведете прощальный матч, пока главным тренером «Амкара» будет Черчесов. Почему?

– Потому что он не тот человек, с которым я готов обниматься. И не хочу, чтобы напутственные слова мне говорил этот… тренер главный. У меня к нему не было никаких претензий. Почему он так себя со мной повел – я не знаю.

Он хочет сделать вид, что он красивый, честный человек. Но это не так. Он решил, что я враг команды, чужой.

Он говорит футболистам: «Не общайтесь с ним». Не пускал меня на матчи на стадион, говорил охране: «Чтобы его здесь не было». Говорил, чтобы посторонних не было в раздевалке. Посторонний – это человек, который провел в команде 17 лет.

Я не понимаю этого вообще. На каком основании? Что это за человек? Кто ему дал право со мной так разговаривать?

Хорошо, что все это было не при мне, иначе я бы не сдержался.

Алексей попов: «кто дал черчесову право так со мной разговаривать?

Разведопрос: Алексей Лобин о восстаниях русских рабов на турецких галерах


– Ваша версия, почему он так вам относится?

– Говорят, нашептал кто-то. Что нашептал? Понятия не имею. Да мне и не важно, я бы эту тему никогда не поднял.

Просто болельщики требуют прощальный матч, я не могу на них плюнуть. Они должны понимать, почему я так поступаю.

– Я прочитал несколько ваших интервью, и мне запомнились три цитаты: «У меня не сложились отношения с Обориным», «Божович для меня больше не существует», «Черчесов не пускает меня на стадион».

– Ха-ха.

Может быть, дело в вас?

– Ну, с Обориным у меня тоже никогда не было конфликтов, просто когда он ушел из команды, оказалось, что я был во всем виноват. Но это мне так передали.

Так-то мы с ним не ссорились никогда. Я всегда считал, что тренер – главный, как он скажет, так и будет.

Видимо так получается, что ты хочешь всего себя отдать, а тебе в спину нож втыкают.

– Почему Божович для вас не существует?

– Я разозлился, что он предал команду. Сейчас я готов простить, что он сотворил, но тогда не мог. И я думаю, он сам понимает, что виноват.

Не может человек думать по-другому. Он кинул команду в последний день чемпионата. Мне было очень тяжело это пережить, потому что я волновался за команду.

Общались ли мы с Божовичем с тех пор? Нет, ни разу.

После матча «Зенита» с «Амкаром» Роман Широков сказал, что желает Перми вылететь из премьер-лиги. Как вы к этому отнеслись?

– У человека проблемы с эмоциями и психикой. Надо смотреть глубже, в психологию – может быть, у него и в детстве какие-то проблемы были. Тяжело его понять.

Если он не может забить 90 минут, почему он решил, что забьет в последние две минуты? У тебя было с «Тюменью» 90 минут, вы тоже не забили, а потом оказалось, что судья – клоун. Что с ним будет дальше – не знаю.

Но ничего хорошего

– Правда ли, что когда «Амкар» мог сняться с чемпионата в 2010-м, вы выступали на митинге в 20-градусный мороз?

– А что оставалось делать? Приходилось поднимать общественность. Болельщики договорились с властями, что проведут митинг, позвали меня.

Говорили, что не позволим, чтобы люди потеряли команду, что будем и дальше собирать митинги, что мы можем и дальше играть в премьер-лиге. Будут трудные времена, но мы выправим ситуацию.  

– Если бы не Черчесов, вы продолжали бы играть в футбол

– Да я вообще планировал лет до 40 играть. Но первый дивизион и ниже я не рассматриваю.

А для премьер-лиги уже не подхожу, предложений у меня нет.

Vertu, 100 тысяч евро

– Помните, на что спустили первую зарплату в жизни?

– Я всегда копил. Не думал, что сегодня мало заработаю, а завтра много – для меня любые деньги были важны. Сначала получал то ли 100 долларов, то ли 30. Помню, что только к концу года смог купить маме стиральную машину.

Адекватные деньги всегда приходили потихоньку. Когда подписывал второй контракт, подъемные за год были уже 10 тысяч долларов.

Потом больше и больше. Каждому новому контракту был рад. Пепел телефоном Vertu я никогда не стряхивал.

– У многих российских игроков срывает крышу от денег. У вас сорвало?

– Нет, потому что я всегда знал, зачем мне деньги. Это семья, супруга, а потом все остальное. Жаль, что сегодня игроки думают, будто у них всегда будут такие зарплаты. Все очень добродушные и деньги, конечно, не считают.

Я думаю, если у любого футболиста спросить, где что сколько стоит, никто не ответит.

– На что же они тратят такие деньги

– Ну, я плавить никого не буду, но знаю, что очень многие играют в интернет-казино. По сто тысяч евро в месяц легко уходит. Многие на ставках по 50 тысяч евро теряют. Балбесов сейчас много. Как у них забрать деньги и приумножить их капитал, я не знаю.

Видимо, придется свой банк открывать, чтобы все молодые там деньги хранили.

– Самая бессмысленная трата в вашей жизни?

Нет таких, я старался адекватно подходить к расходам.

– Я слышал такую историю: для того, чтобы вы смогли сыграть против «Рубина», когда вернулись в «Амкар» из Казани, нужно было заплатить 100000 долларов. Вы вроде как решили оплатить это право из своего кармана, но красивую историю сломала ваша жена, которая сказала: «Леша!

Никаких ста тысяч. Сидишь дома». 

– Да-да, вроде было что-то такое, ха-ха. Всегда против команды, в которой ты когда-то был.

Гопники, балет

– На чем вы катаетесь по Перми?

– На «Порше», купил лет семь назад. Помню как-то поехал в отпуск на Тенерифе, а там как раз «Порше» стоял. Думаю: «Ну ни хрена себе, никогда в жизни себе не смогу позволить».

Но стремление и труд все перетрут, хе-хе. У жены джип, но мне джипы не нравятся, не мое. Лучше спортивные

– Кто-нибудь еще в Перми владеет «Порше»?

– Да вы что, у нас богатый город, очень много джипов. И практически все ездят на «Кайеннах». 

Алексей попов: «кто дал черчесову право так со мной разговаривать?

– Из Москвы Пермь кажется довольно брутальным городом. Вы когда-нибудь сталкивались с гопниками? 

– Да, бандитов у нас много, бестолковых. Здесь очень много денег, и все хотят поживиться. У меня разные ситуации бывали, но заканчивалось всегда хорошо. Хотя если в Волгограде или в Казани что-то случается с футболистами, за них все заступаются.

А в Перми такого нет, жесткий город. Игроку могли по башке надавать так, что не очнешься потом пару дней

– А бывали такие случали

– Ну… так, ничего серьезного. Все живы. Про себя я ничего не буду рассказывать, разные конфликты бывали.

Последний раз – лет десять назад. Пришлось заступаться за себя, за свои амбиции. Дурной был еще.

– Как вы, молодой футболист, проводили тогда время в Перми?

– Да как все: дискотека утром закончилась – пошел на тренировку. С женой тоже познакомился на дискотеке, где еще?

Меня все это не испортило, я доиграл до 35 лет, многое повидал. У меня хорошая карьера. 

– У многих игроков есть приятели из шоу-бизнеса. У вас – тоже?

– Да, могу передать привет своему другу, который сейчас в Москве – это Николай Наумов. Актер, который играет в «Реальных пацанах». Его папа когда-то был администратором в «Амкаре», так что он знал всех игроков тех времен.

С тех пор дружим, общаемся.

– «Реальных пацанов» смотрите?

– Да. Не фанатею, но будет возможность – буду весь день сидеть и смотреть.

Пермь на 100 процентов такая, как ее показывают в «Пацанах». Хотя многие недовольны этим, а мне нравится.

Чего тут скрывать-то, какие есть, такие и есть.

– Около шести лет назад «Амкар» открыл блог на Sports.ru, а первый пост для него написали вы. Мне очень запомнились ваши слова про то, что в Перми – один из лучших балетов в России.

Вы на этот балет ходили?

– Конечно. Это в Москве можно жить и не разу не побывать на Красной площади, а в Перми не сходить на балет нельзя. Все адекватные люди ходили.

Лично я был раз шесть – мне нравится, но скучно. Так что года два-три уже не ходил.

– Игроки «Амкара» тоже ходят?

– Трудно сказать. По крайней мере, от молодых игроков я никогда не слышал ни слова о балете.

На тренировках они обычно говорят о девочках, ночных клубах и о том, какие они все хорошие и красивые. Это нормально, все живут своей жизнью.

Самый умный футболист, с которым вы пересекались?

Владимир Леонченко. Очень начитанный, очень грамотная речь. Сергей Семак ему наверное тоже ни в чем не уступает.

Два человека, которые запомнились своим поведением.

– Какие-нибудь книги советовали вам?

– Да я в советах особо не нуждаюсь. Сам люблю классику, хотя в данный момент читаю историческую книгу про Романовых. Правда, уже год ее читаю, ха-ха – там 1500 страниц.

Но мне очень интересно. А любимая книга у меня еще со школы – «Мастер и Маргарита». Еще люблю «Доктора Живаго», а из последнего – недавно читал Теодора Дрейзера про американцев.

Название только из головы вылетело. А, и «В круге первом», конечно.

Тяжело такие книги читать, через себя все проводишь. 

– В команде было с кем обсудить «В круге первом»?

– Да сейчас ритм жизни другой, все двигаются, суетятся. Нет времени посидеть, подумать, почитать.

Хотя кто знает, что там молодежь в айпаде делает – может книгу читают? 

Неадекватный

– Недавно вы ушли из твиттера. Почему?

– Люди хотели меня слышать – я говорил. Но потом пошло очень много негатива. Я был не готов это терпеть, потому что все пропускаю через тебя. Еще писали люди, которые живут в Пермском крае, но болеют за «Спартак», и «Амкар» им вообще пофиг. Это очень раздражает.

Не то, что они болеют за «Спартак», а то, что так негативно относятся к «Амкару». 

– В твиттере у вас была дерзкая переписка с журналистом Алексеем Шевченко. Вы назвали его «ублюдком».

Он все делает против «Амкара». Неадекватный человек.

Когда он еще жил в Перми и говорил про «Амкар», ему, кстати, неплохо доставалось. 

– То есть?

– Ну, поэтому, видимо, и свалил отсюда по-быстрому.

Алексей попов: «кто дал черчесову право так со мной разговаривать?

– В 2010-м вы сыграли за сборную Казахстана. Как это вышло?

Сборная России не предоставила мне шанса поиграть на международном уровне, хотя вроде говорили, что можно было бы попробовать. Вот именно, почему не попробовать, почему не привлечь к тренировкам?

Но не сложилось. Каждый спортсмен хочет играть на международной арене, поэтому когда поступило такое предложение, я с радостью согласился.

– То есть, инициатива исходила от них?

– Конечно, не я же объявления расклеивал. У моей бабушки корни в Казахстане, поэтому мне сказали: «Мы попробуем сделать документы».

Оказалось, что это возможно, хотя и очень долго все тянулось.

– Сколько матчей вы сыграли?

– Четыре, все проиграли. Во всех матчах были ошибки, допущенные защитой, допущенные мной. Может быть, я не прижился, может, еще что-то. Так сложилось, что все голы были забиты, когда я мог это предотвратить. Хотя были десятки моментов, когда я это делал.

Но, видимо, решили, что такой футболист им не нужен. Больше меня не вызывали.

– На клубном уровне вам когда-нибудь предлагали поиграть за границей? 

– Да, был вариант в Турции, команда из премьер-лиги. Но я отказался. Меня все устраивало в «Амкаре».

Я бы, конечно, с удовольствием поиграл, например, в городе Вена, но туда меня никто не звал.

Три буквы

– Бывший капитан «Рубина» Сергей Харламов сказал, что в России каждый футболист так или иначе замешан в договорняке.

– Я что-то не видел, чтобы кого-то посадили или оштрафовали.

Сергей Харламов: «В России каждый футболист так или иначе замешан в договорняке. На мне – два греха»

– Никто не говорит, какие именно матчи были договорными.

– Я могу сказать, что я не играл в договорных матчах. Возможно, такие матчи были, но я ни разу не играл.

Что значит «возможно, такие матчи были»?

– Ну вы говорите, что, возможно, такие матчи были. Но я в них не играл.

– Многие уверены, что матч «Амкара» с «Анжи» в 2012 году был договорным. Это не так?

– Я говорю, что это не так. А остальные пусть говорят, что хотят.

У нас много чего говорят, а на деле выходит по-другому.

– Что вы чувствовали, когда вашу команду обвиняли в договорняке?

– Это неприятно, но мы ничего не можем поделать. Видимо, это одна из составляющих российского футбола – искать во всем негатив.

– Кто-нибудь из ваших знакомых, прочитавших об этой игре в интернете, вас обвинял? 

– Да. И я их ласково посылал на три буквы. 

Подсыпка для кошек

– Сколько лет вашим дочкам?

– Даше – 11, Маше – 7.

– Как изменилась ваша жизнь, когда они родились?

– Я всегда знал, что семья – это главное в жизни. А когда появляются дети, ты понимаешь, что должен дать им все, что возможно, все, что в твоих силах. Они должны быть счастливы.

И должны быть умными, очень умными. Потому что только их образование позволит им жить правильно.

Они много читают, ходят на курсы английского. 

– Хотите, чтобы высшее образование они получили в России или в Европе?

– В Европе, но чтобы у них остался русский менталитет. И чтобы потом они сами выбирали, где им строить жизнь: в России по связям или в Европе – головой и своими силами.

– Вы сами английским владеете? 

– Нет, так и не дался мне, разве что парой фраз могу перекинуться. Мне больше интересен китайский, занимался им несколько месяцев, сейчас хочу возобновить. Меня очень привлекает Китай, его культура, его история.

Это, конечно, еще и меркантильный вопрос. Китайцев много развелось, и, возможно, знание китайского поможет мне в бизнесе.

– Слышал, что у вас есть высшее образование. Правда?

– Да, юридическое. Учился заочно, закончил в 26. Практически все конспекты учил на сборах, не спал, готовился.

Это тяжело. Футболист, если он не гений, не может разорваться. Закончишь карьеру – учись чему угодно. Почему я получил именно юридическое образование?

Люблю спорить. И добиваться правды.

Алексей попов: «кто дал черчесову право так со мной разговаривать?

– Что у вас за бизнес? 

– Пока только планы. Меня интересует все: торговля, ресторанный бизнес. Возможно, будет и то, и другое. Плюс, производство. Оно, собственно, уже есть в зачаточном состоянии.

У меня не большое предприятие по производству так называемой туалетной подсыпки для кошек. Но для того, чтобы выйти на большие объемы, нужны большие контракты.

– Какой-то доход это приносит?

– Моему брату, который этим занимается, на жизнь хватает. Мне чуть-чуть остается.

Это «чуть-чуть» надо развивать, тогда, возможно, будет не чуть-чуть. 

– Почему именно подсыпка для кошек? Не самый очевидный выбор.

– У меня просто был завод в Соликамске по производству топливных гранул, который я хотел развивать, продавать продукцию в Европу. Но завод пришлось продать.

А подсыпка была ответвлением от этого бизнеса. 

– Почему завод пришлось продать? 

– Пришел конкурент и сказал: «Нам не выжить вдвоем». Я решил, что лучше продать, потому что я не мог заниматься этим постоянно, жить этим.

Деньги, которые потратил на завод, я вернул.

– Конкурент просто сказал или было что-то еще?

– Нет, ничего не было. Но бизнес в России развивать тяжело – это я и сам знал.

– До завода у вас что-нибудь было?

– У меня есть недвижимость, которая приносит определенный доход, поэтому я могу рассчитывать на открытие других бизнесов. Если что-то не так, всегда есть возможность закрыться и продолжать радоваться жизни, а не вступать в этот драйв. 

– Вас когда-нибудь обманывали?

– Да, это связано с моим бизнесом. Скажу так: тяжело, когда тебя предают одноклассники.

Получилось, что я дал деньги на строительство завода, а завод построен не был.

– Одноклассники исчезли?

– Исчезли деньги, а они не виноваты. Наше государство защитить меня не смогло. Подавал жалобы в прокуратуру, доходил до главного ведомства по борьбе с экономическими преступлениями, у главы МВД Пермского края был на встрече.

Но мне только сказали, что никто ни в чем не виноват.

Счастливый

– Слышал, этой зимой вы собираетесь в Китай.

– Я езжу туда каждый год за традиционной китайской медициной. Организм – это компьютер, а они знают, на какие кнопки надо нажать, чтобы он заработал.

Есть специальная клиника, которая знает, что делать с человеком после диагностики. Наши медики измерят пульс и определят пять параметров, а там – 70.

Просто положа палец на пульс, они расскажут, что творится с твоими органами.

– Сейчас вы как-то особенно следите за здоровьем? 

– Ну, здоровая пища у меня всегда была в почете. Стараемся не есть ни химию, ни кетчупы, ни майонезы. Все только натуральное, овоши – от бабушки, мясо – из деревни.

В «Макдональдс» дети у меня попадают только по праздникам. 

– Где вы видите себя, скажем, через пять лет?

– Я хотел бы связать судьбу с футбольным клубом «Амкар». А еще к тому времени дети будут близки к окончанию школы, так что поедем в Швейцарию или во Францию искать им колледж.

Я через пять лет буду счастливым человеком.

Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев

Читать о спорте еще…

Читайте также: