Чарльз геноуэй: рига – место открытий

Чарльз геноуэй: рига – место открытий

На этот раз гостем рубрики Встречи в Токио стал канадский защитник рижского Динамо Чарльз Геноуэй, скромно попросивший называть себя просто Чей. Канадец поделился рассказом о системе университетской лиги, уделил внимание языкам, рассказал с кем живёт в Риге, а также ужаснулся проценту выигранных вбрасываний.

— Чей, дашь себе краткую характеристику?

-Я очень люблю кататься на велосипеде, причем не только в спортзале, но и летом – вместо автомобиля. Именно поэтому я так жду это время года. Мне очень нравится играть в теннис с друзьями, безумно обожаю плавать, а также готовить.

Я очень увлечён полезной едой, люблю читать рецепты, пробовать делать что-то сам. В семье я не единственный сын, у меня есть брат, который также как и я играет в хоккей. Ему тридцать лет, он очень любит своего уэльского спрингер спаниеля!

Мы вместе с ним с детства хотели заниматься тем, чем занимаемся сегодня. У нас вообще довольно типичная канадская семья – мой отец подавал нам пример, ведь он сам играл в хоккей.

Это не является чем-то необычным в Канаде – почти в каждой семье есть хотя бы один человек, который пробовал себя в этом виде спорта либо серьезно, либо для души. Канадское кредо, что ли (смеётся).

Почти всегда отцы становятся первыми тренерами.

Так было и у нас, ведь он стал первым, кто видел меня с разъезжающимися в разные стороны коньках. Другое дело, что я навсегда запомню тренера из Огайо, который уверил меня в том, что хоккеист не обязан иметь типичное телосложение и высокий рост.

Он помог мне переступить любительскую черту и идти вперёд, на профессиональный уровень. Сейчас невероятно здорово вспоминать, сколько раз я посетил матчи клубов НХЛ, и насколько заворожено смотрел на то, что происходило на льду.

— Пополни копилку моей рубрики любимыми клубами.

— Думаю, что тебе редко встречаются профессиональные хоккеисты, у которых любимые клубы НХЛ могут совпасть с моими. Я постоянно приходил понаблюдать за Виннипег Джетс, но эта команда к моему большому горю прекратила своё существование на целых пятнадцать лет.

Хоккей не смог покинуть моё сердце даже после потери любимой команды в НХЛ, поэтому я перешёл на сторону Калгари Флэймз. Конечно, я не могу обойти стороной то, насколько я был счастлив узнать, что любимые Джетс снова в игре.

Да, я предан команде своего детства и очень близок к Америке.

— Из-за университетской лиги, в которой отыграл пять сезонов?

— Да, мне кажется, что я оставил часть себя за то время. Даже сейчас я постоянный приезжий – мой брат женился на американке, и я постоянно провожу с ними время в Миннесоте.

Та университетская лига, (мне проще называть мою команду просто Дакота) дала понимание того, насколько разный соперник может тебе попасться. Я говорю о знании площадки, обо всех ухищрениях взятых из АХЛ и НХЛ.

Самое лучшее в данной лиге – возможность учиться. Выходит, что твоя голова занята – ты не только тренируешься физически, но и позволяешь своему мозгу развиваться в разных сферах.

Мне кажется, что я вообще в чём-то ботаник — хочу знать, что из чего состоит и что будет, если сложить один химический элемент с другим. В общем, я могу долго петь похвальные оды этой университетской системе – ведь пока ты играешь эти четыре сезона на высоком уровне, можешь получить образование и быть спокоен за эту стезю в своей жизни.

Это самая удобная дорога в НХЛ для талантливого игрока – университетская лига, затем американская, и если в ней не осядешь, то вполне можешь попытать счастья в НХЛ.

Мэр Риги о травке


— Такие как Джонатан Тейвз даже АХЛ проскочили – прямиком в НХЛ.

— Да, он тоже из университета North Dakota. Великолепный пример стремления играть на самом высоком уровне.

Кстати, именно эта лига как нельзя кстати может стать легкой базой для игрока, который нацелился покорять КХЛ.

— А ты довольно быстро оценил Континентальную лигу.

— Я скорее котировал. Всё дело в размерах площадки.

Практически все площадки в университетской лиге такие же, как в КХЛ. Если ты не играешь в хоккей или вообще не стоишь на коньках, то раздумья о тех жалких кусках льда буду звучать странно.

На самом деле, если ты выходишь на лёд в два раза чаще, т.е. играешь в двух сменах, то эти сантиметры буквально превращаются в количество шагов, которые игроки делают от пятака к собственной скамейке. Я не раз слышал, как защитники проваливались в обороне перейдя из АХЛ в КХЛ.

Просто не рассчитывали свои силы. А я очень быстро привык в Риге, вспомнил, как играл в 2010-ом году, какая ответственность на мне была.

— А ведь четвёртый и пятый сезоны ты был капитаном в Дакоте.

— Да, мне выпала такая возможность. Конечно, уровень ответственности там немного ниже, чем в высших хоккейных лигах, но всё равно есть наглядный пример того, что иногда слово может сплотить команду.

Сначала я не совсем понял данную мне задачу и больше молчал, нежели пытался сплотить ребят. Через три игры я понял, что мне нужно пытаться принять данную мне должность и в моей голове созрел план – „leading by example”.

Я нашёл одного из ведущих лидеров и попытался перенять то, что он делает. В итоге всё получилось – свой последний сезон я оценил выше всех. Мне было очень приятно помогать ещё совсем молодым ребятам, давать советы.

Сейчас я играю в КХЛ и вижу, что наставления капитана звучат чётче, чем мои.

— Как оценишь капитанство Хоссы?

— Ты хотела сказать, Джорджа? (Георгий Пуяцс) У меня только положительные отзывы, потому что я не могу сказать, чтобы он где-то подводил или не давал наставлений на будущую игру. Всегда в перерыве ему есть что сказать и где подкорректировать.

Иногда я думаю о том, что я хочу обладать некоторыми качествами Джорджа. Он невероятно спокойный игрок, без лишних эмоций.

— Довольно большое количество людей путают его спокойствие безразличием.

— Не вижу проблемы в том, что кто-то что-то думает. Команда вместе с Джорджем пока он травмирован, мы ждём его возвращения. Это очень серьёзный защитник с крепкими нервами, который не разбрасывается эмоциями направо и налево.

В данный момент прекрасно замещает его, но я не считаю, что эта замена на весь сезон. Травма будет залечена – Джордж вернёт нашивку капитана.

Не стоит судить провалы защитников только по Джорджу.

— Значит, ты соглашаешься с тем, что в рижском Динамо есть данная проблема.

— Я не отрицаю. Я знаю свою проблему, очень часто пытаюсь заставить себя не терять среднюю зону, потому то меня легко можно в ней подловить.

А на прошлом выезде мне вообще было стыдно из-за того, что в трёх моментах я сделал пять ошибок. В общем, ушёл в минус.

В данный момент у нас была череда побед, что говорит о том, что команда умеет сражаться.

— В Риге за последние сезоны стало трендом бороться с сильными командами, проигрывать более слабым, а также становиться первой командой, которая отдаёт первые три очка новичкам КХЛ.

— Твоя оценка звучит шизофренично, но я не могу как-то логически опровергнуть эти слова, а также дать оценку выезду и домашним играм. Тем, кто делает ставки на проигрыш или выигрыш рижского Динамо должно быть неуютно. (смеётся) На самом деле мы с остальными легионерами всегда обсуждаем то, как мы сыграли не только в раздевалке, но и за ужином после игры, а также на следующий день.

Очень хочется уверить, что мы не роботы, и не отбываем свои номера – всё анализируется, всё обсуждается. Тоже самое могу сказать и про наш тренерский штаб. Хоть и все тренера являются бывшими нападающими, но дают защитникам хорошие нагрузки и дельные советы.

Нельзя сваливать плохую игру на тренеров. Именно они, пожалуй, помогли нам добыть эти последние победы, а игроки в свою очередь, дали плохой результат на выезде. Мы прекрасно понимали, на каком месте в таблице находимся, и отнеслись к этому сдержанно и философски.

Ведь никогда не узнаешь что такое вершина, если не побывал на самом дне. У нас есть время, товарищи по команде невероятно дружелюбные и нет ни одного, с кем мне было бы неуютно разговаривать или играть.

Особенно мне нравится, как относятся к Риге Седло и Хосса.

— Назвать Седлачека сидением для верховой езды – это сильно!

— Серьёзно? Русский язык коварен!

Кто-то мне говорил, что слово шайба на словацком языке для русского уха тоже звучит неприлично.

— Puk!

— Наверное, не стоит переводить это на диктофон! (улыбается) Выходит, что ребят я называю как-то по-своему: Хос, Вилли, Седло, Буки т.д. Кстати говоря, о языках. Когда я узнал, сколько языков знают парни из команды, мне даже стало стыдно.

Я так понимаю, что у них есть шанс знать целых три – латышский, английский и русский. Я бы очень хотел выучить русский язык, мне кажется, что он может пригодиться мне в карьере. Я уже пытаюсь отвечать в Латвии на латышском языке – в магазине, на тренировках.

Я знаю числа, номера, как отблагодарить и прочее. Заметил, что есть и интернациональное слово давай, которое используют все.

Если серьёзно, то в Латвии очень высокий уровень английского языка – меня понимают практически все, если я обращаюсь к ним обращаюсь с просьбой или вопросом. Безусловно, снимаю шляпу перед Артисом Аболсом – он знает даже шведский и чешский.

Я не могу сказать, что очень много путешествовал в своей жизни, но город Рига меня удивляет каждый день. Я никогда не видел столько дорогих и красивых машин в маленьком городе.

В Америке ты не встретишь семь БМВ на одном перекрёстке, Порше, Бентли, Линкольны, Ягуар, не говоря уже про Додж Чарджер, который я недавно увидел! Я не являюсь фанатом автомобилей, но даже мне стало интересно, как рижане могут жить в небольшой квартире, но иметь очень дорогой автомобиль.

В Америке скорее променяют автомобиль на двухэтажный дом, а во дворе будет стоять малолитражка.

— Аномально, согласна. Это как купить Iphone последней модели, и ближайшие полгода давиться Rollton’ом.

— Последний раз я видел данный продукт на выезде в России. Он там популярен, да?

На самом деле, возвращаясь к автомобилям, у меня есть маленькая мечта. Мне кажется многие сейчас подсели на новости о Tesla.

— Электромобиль?

— Да, именно! Если я не ошибаюсь, то его собирают в Калифорнии. Не могу сказать, что меня привлекает сохранность окружающей среды, сколько прорыв науки в автомобильной сфере. Мне нравится, что всё большему в 21-ом веке можно найти замену.

И довольно качественную. Так странно сейчас рассуждать обо всём этом, после АХЛ.

Это, пожалуй, самый открытый диалог в моей карьере.

— В АХЛ это не распространено?

— Смотря на то, кем ты являешься в американской хоккейной лиге. Если ты талантливый новичок, да ещё и на плаву, то будешь интересен, но если СМИ или твой агент не сильно в тебя верят, то никто не подойдёт.

Я провёл три сезона в АХЛ, два раза мы выходили в плей-офф, но я как-то не чувствовал себя в своей тарелке. Хьюстон Аэрос кстати, переименовали год назад, теперь они Айова Уайлд.

— Фарм-клуб Миннесоты Уайлд? Довольно жадная команда на новичков.

— Да, он базировался в Техасе. Это был просто кошмар! В арене было настолько жарко, что лёд плавился, казалось, что мы просто плывём, а не скользим.

Мы потели настолько, что мы могли потерять три килограмма, если матч затягивался.

— Тебе же некуда худеть!

— Да, мне только набирать (смеётся). Поэтому после каждой игры мы очень много ели. Я бы сказал, слишком много. Это был крутой опыт, но самым сложным своим временем я считаю свой последний сезон в Херши Бэрс.

Мне казалось, что я делаю что-то не так, хотелось стать лучше, учиться чему-то новому. Я был рад, что мог освободиться от АХЛ и выйти на новый уровень в КХЛ. Я очень много слышал об этой лиге, мне хотелось попытать здесь счастья.

Меня уговорили Джейми Джонсон и Кайл Уилсон. После их отзывов я просто собрал свои чемоданы и дал согласие играть в рижском Динамо.

— Сам Уилсон довольно неудачно ушёл из Динамо, не находишь?

— Не могу предсказать, как бы он заиграл в Донбассе, если бы клуб не вышел из КХЛ. То, что Кайл вернулся назад, не говорит о том, что он плохой игрок. Везде свои обстоятельства. Ты же заметила, что в первой же своей игре за Ригу в этом сезоне он показал, что он умеет.

Насколько я понял, с Хоссой у него вообще химия. Я очень часто пересматриваю хайлайты наших удачных игр, а также неудачных. Как жаль, что со стороны намного виднее, нежели когда ты являешься игроков на площадке.

Помню, как месяц назад, я решил узнать какой у нас процент вбрасываний и просто ужаснулся от результата.

— Ведь именно поэтому последние игры на вбрасывание постоянно ставится Уилсон, а затем бежит меняться?

— Да, это был какой-то критический момент. Натренировать вбрасывания за несколько часов до игры невозможно, вероятно, поэтому тренерский штаб решился на такую меру.

Нам это помогло, но постоянно этим заниматься тоже нельзя – будем брать себя в руки. А так, я не вижу огромных проблем.

У нас есть новый центр (теперь их уже четыре), вратарь очень выручает. Я уверен, что болельщики в нас не разочаруются.

— У тебя уже есть свои личные фанаты – видно, как тебя встречают после игры.

— Да, иногда я даже останавливаюсь поговорить с ними. Мне очень приятно, что они волнуются, дают наставления. Это самое лучшее, что может быть между болельщиком и игроком – приятный диалог, пусть и короткий.

Это означает, что в Риге зрителям не всё равно. Я совершенно не люблю сидеть в социальных сетях, поэтому предпочитаю живые поздравление, а не какие-то лайки или комментарии.

Конечно, я люблю поговорить по скайпу со своими родными, но не более того.

— Многие семьи легионеров проживают в Риге, почему своих не перевезёшь?

Потому что я пока один – в Канаде остались мама и папа, а в Америке брат со своей семьёй. Вот видишь, всю правду о себе раскрыл за час. (смеётся)

— Рига – вообще место открытий. Мэтт Робинсон так бы и играл в Тимре если бы не перешёл в КХЛ.

— Да, это действительно пример того, как хоккеист может быть заново открыт в новом клубе. Я знаю, как его любили в Риге, и как ему нравилось здесь играть.

Пусть его история станет назидательной для меня, а также для всех, кто хочет добиться большего в хоккейном мире.

Читать о спорте еще…

Читайте также: