Чечер: буду помогать заре, пока колени не сотрутся

Чечер: буду помогать заре, пока колени не сотрутся

Защитник луганской «Зари» Вячеслав Чечер, который довольно редко общается с прессой, дал развёрнутое интервью.

— Если говорить о телеинтервью, то я давал их лишь дважды. Первое, еще в Донецке, лет 20 назад.

К тому же оно было кратким. Все рассказал по делу. В целом, не очень люблю что-либо рассказывать о себе, о своей семье и работе. Люди, которые следят за футболом, за мной и карьерой, и так все знают и понимают.

Не хочется себя пиарить за счет телевидения.

— Это говорит о скромности?

— Не в этом дело. Когда нужно — говорю.

— А журналисты часто подходили?

— Раньше часто. Все было нормально.

Но в какой-то период решил дать паузу в общении с журналистами и различного рода программами. Был момент, когда накопилось много негатива.

Пауза затянулась…

— Так и есть, но, как говорят, всему свое время. На данный момент общаюсь же с вами (улыбается). Я не скрытный человек.

Люблю общаться, но для всего нужно свое время и место.

— Возможно был какой-то случай, после которого ты решил больше не общаться с прессой?

— Бывает, журналисты все переворачивают с ног на голову. Говоришь одно, а они любят приукрасить, добавить своего.

Потом получается каша и люди, которые читают и смотрят, не получают объективной информации.

— А в раздевалке много говоришь или всё же чаще молчишь?

— Если перед игрой, то сконцентрирован, а в тренировочном процессе и перед ним, люблю пошутить, пообщаться. Это нормально.

У каждого есть какие-то новости или проблемы, которыми хочется иногда поделиться.

Вот, что бывает, когда люди начинают помогать…


— Некоторые твои партнеры говорили, что если Вячеслав Чечер молчит в раздевалке, то это не к добру.

— Это не есть плохо. Иногда просто накаливается усталость, а иногда наоборот, накапливаю какие-то эмоции, которые в один момент хочется высказать.

— Не давит ли твой авторитет на партнеров?

— Нет. Авторитеты были раньше. В наше время уже другая молодежь.

С теми людьми, с которыми я играл раньше, боялся не только в раздевалку зайти, а даже на базу заехать. В наше время молодежь более демократична, чувствует себя увереннее, как в общении со старшими, так и с тренерским штабом.

Могут позволить себе вещи, которые в свое время я бы себе не позволил, иначе получил бы бутсой по голове.

— Такая демократичность – хорошо или плохо?

— В какой-то мере это хорошо. У людей нет скованности и закрепощенности.

Но иногда нужно и пресекать молодежь, чтобы они чувствовали дистанцию и понимали, что есть люди, которые больше них знают и больше видели.

— Ты сейчас в Премьер-лиге один из самых возрастных игроков…

— Динозавр (смеется). Саша Шовковский закончил и теперь самый старый уже я.

— Молодые над тобой могут пошутить или не рискуют?

Шутки должны быть шутками. Я нормально к этому отношусь. Нормально с ними общаемся.

Что было 19 лет назад, когда ты начинал?

— Начинал точно так же, как и ребята сейчас. С дубля. Слава Богу, были тренера в «Кривбассе-2», которые слепили из меня человека.

Царство небесное Вадиму Николаевичу Тищенко. Те тренеры заложили уверенность, какой-то стержень.

Позже, когда пришел в основную команду, рядом находились такие люди, с которыми было приятно играть и учиться у них. Со многими до сих пор общаюсь. Звоню, спрашиваю совета. Хотя сам уже не мальчик.

Благодарен за то, что слепили из меня такого футболиста.

Сейчас очень большой шанс проявить себя дается молодым футболистам. Во многих командах, в основном, играет молодежь.

Раньше такого не было. Выстреливали один-два человека. И то, если повезло.

В основном, играли футболисты с именем, плюс иностранцы. Тогда молодежи тяжело было проявлять себя.

Олег Анатольевич Таран увидел, дал шанс и пошло-поехало.

— В чем секрет игрового долголетия?

— Нет никакого секрета. Если взять футбол, который был лет 5-7 назад и сравнить с тем, который сейчас, то можно увидеть разницу.

Уровень чемпионата упал. Иностранцы, которые раньше приезжали, были очень высокого уровня. Но то, что происходит сейчас, вполне можно объяснить, все знают, почему такая ситуация. Имеем то, что имеем.

Может, на этом фоне и держусь. Главное, чтобы приносил пользу команде.

— Когда-то Шищенко в одном из интервью рассказывал про тебя и говорил, что у тебя какая-то специфическая подготовка.

— Нет, такого нет. Это осталось у нас еще со времен донецкого «Металлурга». Так сказать, своя бригада. Любили собраться, посмеяться, пообщаться.

Сейчас на это нет времени. Постоянные разъезды.

— Задумываешься ли уже о тренерской карьере?

— Сильно далеко капаем (улыбается). Надо смотреть ближе.

Пока есть здоровье и буду приносить пользу, то буду играть. Если же буду мешать, сам пойму это и буду вешать бутсы на гвоздь.

— Твои друзья и партнёры шутили, что у тебя «лошадиное» здоровье.

— Здоровье-то у меня обычное (улыбается). С возрастом наоборот остаётся меньше и меньше «лошадиных» возможностей. Человек взрослеет, в чём-то теряет.

Да, приобретает в плане опыта и видения футбола, но скорость уже не может быть той, как раньше. Все мы живые люди.

И мы стареем.

— Удавалось ли всегда следить за режимом за всю такую долгую карьеру? Друзья иногда шутили, что иногда можно было себе чуть позволить расслабиться.

— Все мы живые люди. Некоторые футболисты стесняются сказать, что где-то что-то могли отмечать. Конечно, бывало.

И после побед, и после поражений. Собирались командой, сидели, обсуждали. Могли позволить себе выпить пива или вина. Думаю, большинство футболистов после игр могут собираться и общаться. Ничего такого в этом нет.

Вы же не думаете, что футболисты – это какие-то монахи. Ходят на тренировку, посидели, как роботы, оттарабанили и побежали обратно. Нет. Все мы живые люди.

Все хотят и расслабляться. Главное, чтобы всё было «с головой и по уму».

Раньше были такие в моей компании люди, одного возраста, с которыми можно было посидеть и пообщаться и три часа, и четыре. А сейчас я здесь, как «последний динозавр».

В основном, рядом молодёжь. Сейчас другие интересы пошли у людей. Мало общих тем.

К тому же, у меня семья, а у многих из нынешних коллег нет детей. Образ жизни более свободный. Интересы разные.

Пришли, пару слов перекинулись, спросили, как дела, потренировались и разошлись. Ранее команда была более равна по возрасту, соответственно, было больше общего.

— В игровом плане ты пережил два клуба, за которые играл – «Кривбасс» и «Металлург».

Клубы были очень хорошими. «Кривбасс» брал две бронзы подряд, «Металлург» три раза бронзовым призёром был. И просто эти клубы сейчас исчезли с футбольной карты Украины. Это очень печально. Таких клубов по Украине пособирать ещё можно.

И «Арсенал» тот же, и «Металлист», и «Днепр». С нынешними реалиями не так много людей сейчас любят футбол.

Хорошо, что президент «Зари» заинтересован в футболе, но таких людей, которые бы так относились, очень мало.

— Сколько ещё планируешь играть?

— Не знаю. Главное, чтобы здоровье было и приносил пользу команде.

Если в команде будет результат, то почему бы ещё не поиграть? Буду приносить пользу «Заре» пока колени не сотрутся.

Читать о спорте еще…

Читайте также: