Чезаре пранделли «футбол – дело хорошее». глава 1. часть 3

«Кремонезе» – это было первое распутье в моей жизни, здесь я узнал, что страсть требует еще и жертв. Два, а то и три раза в неделю я возвращался из школы, переодевался и, не успев даже перекусить, мчался на автобусную станцию, где и начиналось путешествие до Кремоны.

Время дорогого стоит, но эти дни я проживал как-то по-хорошему легкомысленно. Я не думал о футболе как о будущей профессии, я развлекался, это было лучше всякой награды.

Однако имелся и знак, явный и очевидный, что моя жизнь кое в чем поменялась, и этим знаком была оранжевая сумка, классная, прямо-таки элегантная. С надписью «КРЕМОНЕЗЕ», крупными буквами. Такие сумки были у всех ребят, выбранных в команду.

Выбранных – и избранных, сказал бы я сегодня.

Я частенько опаздывал на автобус. Туда – потому что задерживали в школе, особенно когда я дежурил. Обратно – потому что тренировки длились дольше положенного.

Оставался только автостоп.

И если мне не приходилось добираться до места на своих двоих, то этим я обязан оранжевой сумке. Она всегда была со мной, всегда болталась у меня в руке.

Когда машина приближалась, я поднимал сумку вверх, и это работало. Сумка гарантировала успех и грела душу.

А сам я больше не был мальчишкой из приходского клуба, я был футболистом «Кремонезе». Футболистом, который, как только была возможность, шел к своей прежней команде.

К друзьям, которые никогда бы не осудили за страсть к мячу. На поле выходил я, но было чувство, что со мной выходят все мои старые товарищи.

Я взрослел, я все больше и больше приучался к ответственности. Субботними вечерами ребята гуляли допоздна, а я прощался и шел домой, потому что в воскресенье – матч. И часто они сами меня прогоняли: «Чезаре, иди ложиться, завтра тебе играть».

Мои победы, мои успехи были нашими общими, были победами и успехами команды. Кто-то из нас пробился.

Этим «кем-то» оказался я, вот и всё.

Чезаре пранделли «футбол – дело хорошее». глава 1. часть 3

Чезаре времен «Кремонезе»

И мне нравится такой подход к жизни. У каждого свой путь, и порой путь определяют открывшиеся возможности, случай, достаточно вовремя среагировать. Каждый путь по-своему хорош и труден, где-то каменист, где-то устлан розами, где-то в гору, где-то под гору.

Как идти – наше дело. Только не стоит бежать. Стоит призвать на помощь мужество, страсть и фантазию.

И никогда не переставать мечтать.

Футбол для меня никогда не был профессией. Вернее, он превратился еще и в профессию.

Работа забирает большую часть жизни человека, значит почти столько же, сколько любовь, но далеко не каждому платят за то, что ему и так нравится делать. За то, что приносит не только удовлетворение, но и радость.

Но когда меня спрашивали, кем я работаю, мне было стыдно сознаваться, что я – футболист. То ли из скромности, то ли из уважения к тем, кто был вынужден поступиться намного большим, чем я, чтобы получить куда менее оплачиваемую и менее престижную работу, чем моя.

В семнадцать лет я еще ходил в школу и при этом уже был профессионалом. Но, может статься, я всегда им был.

Каждый май в Ордзинуови в приходском клубе по вечерам игрался турнир. И когда приходило время нашей команды, мы всегда встречались пораньше, чтобы и настроиться, и собраться. Мы, сами того не осознавая, уже были «профессионалами».

В серьезном отношении, во внимании к деталям, в уважении к самим себе, к игре и зрителям. Тем, кто курил, мы не разрешали курить, а у тех, кто за пять минут до матча пытался похрустеть чипсами, мы отбирали пакетик.

Когда меня спрашивали, кем я работаю, мне было стыдно сознаваться, что я – футболист

И всем двигала страсть. Когда я играл в Серии С, контракта у меня еще не было. О деньгах я не думал. Мама мне все говорила: «Сначала получи аттестат, а уж потом делай что хочешь». И я послушался.

Потому что так было правильно. Жизнь – это не только мячи гонять.

Кстати, о жизни: жизнь я вел двойную. У меня была и моя дворовая компания, и команда. И тут уж было ничего не поделать. Да и не надо.

Потому что, если задуматься, друзья – это богатство, а у меня и остались старые, и появились новые.

The Great Gildersleeve: Improving Leroy’s Studies / Takes a Vacation / Jolly Boys Sponsor an Orphan


В «Кремонезе» я придерживался правил приходского клуба, потому что никаких других и не знал. Мне не нужно было никому набиваться в приятели.

Меня взяли играть в футбол, и я не должен был ничего из себя строить. Будь самим собой, остальное приложится. У меня до сих пор всюду остаются друзья.

Мы можем не видеться подолгу, но это и неважно – главное быть на одной волне, из одной песочницы. Если это есть – то есть и родство.

Чезаре пранделли «футбол – дело хорошее». глава 1. часть 3

Тот самый стадион в Ордзинуови, где игрался турнир в приходском клубе

Сегодня в Италии футбольная школа имеет очень четкую структуру. С молодежью работают знающие люди, которые в прошлом были профессиональными футболистами или футбольными руководителями. Открываются новые молодежные секторы.

И часто руководители клубов ищут молодых игроков в футбольных школах, а вовсе не ходят смотреть на матчи любительских командочек, в одном из которых когда-то выцепили меня. Конечно, школа прививает ребятам дисциплину, учит порядку, и именно школы отвечают за футбольный путь, который им предстоит проделать.

Но есть и серьезная опасность: задушить фантазию. Недостаточно тратить часы и часы на беготню за мячом или на упражнения. Необходимо другое. Необходимо большее.

Именно фантазия и необходима. Я преклоняюсь перед фантазией. Когда я вижу мальчишек, гоняющих матч на небольшом пятачке или за церковью, я останавливаюсь посмотреть.

Для меня это и есть футбол. Это и есть футбольная школа.

Если с младенчества мы приучим ребенка к чистеньким бутсам, чистеньким мячам, чистенькому газону, такой ребенок обречен жить без фантазии. А если посреди «поля» растет сосна, если мяч, стукнувшись о торчащий корень, улетает в неведомые дали – тут еще нужно быстро сообразить, куда за ним рвануть.

Да и сам мяч тоже может быть так себе: сегодня подсдутый, завтра слишком легкий. И тогда тебя ведет порыв.

Вот такой футбол – детский, мальчишечий. В такой футбол играл я.

Да, сегодня в футболе с такой моделью делать нечего, но это означает, что тренеры, инструкторы сами должны понимать важность фантазии. По-моему, именно это – ключевой момент для любой футбольной школы. Страсть и фантазия.

Фантазия и страсть.

Если с детства мы приучим ребенка к чистеньким бутсам, чистеньким мячам и чистенькому газону, такой ребенок обречен жить без фантазии

В Бергамо мне открыли глаза, и сделал это наш великий Титти Савольди. Вокруг Савольди – как тренера, как учителя, как преподавателя техники – крутилось все, что происходило в молодежном секторе «Аталанты».

У него было настолько живое воображение, он выдумывал настолько невероятные упражнения! И поэтому все происходило так: в один день он работал с «примаверой», в – другой с «альеви», в третий – с «джованиссими».

И все – на технику. Чистую технику.

Савольди, всегда улыбающийся, всегда веселый, всегда открытый, учил мальчишек с невероятным энтузиазмом. А мальчишкам каждый раз не терпелось выйти на поле: там их все время ждало что-то новенькое из арсенала многочисленных выдумок Савольди, было бы из чего выдумывать.

Есть лестница? Приставляем ее к стенке и поднимаемся, чеканя мяч. Откуда-то взялись кубики? Чеканим кубики.

Детский тренер и должен раскрывать фантазию, работать над техникой, учить следовать порыву. Техника плюс фантазия плюс порыв: так ребята учатся и быстрее, и охотнее. Что и доказывают великие игроки, которым совсем и не нужен мощный накачанный торс.

Видели Месси?

Технике учат в любом возрасте, на любом языке, было бы где учить и с помощью чего учить. Когда мальчишка подрастает, речь заходит уже о технике применительно к конкретному игровому проекту.

И создается проект под названием «команда».

До тринадцати-четырнадцати лет учить нужно технике, оставляя тактику в стороне

Я часто слышу: «Эта команда играет медленно, у игроков вечно лишнее касание мяча. Они предсказуемы». Но это же естественно!

Если игрок совершает лишнее касание мяча – значит, он слабо технически оснащен. А если плохо с техникой – сложно действовать быстро. В этом и есть суть футбола.

Тренировать технику, подключая фантазию, а потом осторожно ставить технику на службу тактическим идеям. Так и строится команда, учитывая, конечно, что на ученичество нужно время.

До тринадцати-четырнадцати лет учить нужно технике, оставляя тактику в стороне до поры до времени. Потому что эти футболисты еще дети, и задача их учителя, того, кто преподает им футбольную науку, – чтобы они не заскучали.

Что же касается другого аспекта, аспекта физической подготовки, то тут должен господствовать иной принцип. Лет до пятнадцати на физподготовку можно и вовсе закрывать глаза. Ребята играют столько, что развиваются физически просто во время матчей.

Упражнения они делают в процессе игры. Как максимум – можно заложить какие-то основы, но естественным образом, не через силу.

И, конечно, нужно избегать стресса. Особенно – оценочного. Не нужно ни сравнивать ребят друг с другом, ни забивать голову результатами. Нужно терпение.

Футбол – это спорт для людей, которые умеют ждать.

Перевод с итальянского языка и адаптация: Евгений Полоскин

Фото: www.sport.sky.it

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!

Другие главы книги:

Глава 1. Часть 1

Глава 1. Часть 2

Читать о спорте еще…

Читайте также: