Что такое скаутинг и что нужно знать про драфт

Что такое скаутинг и что нужно знать про драфт

Старший скаут Центрального скаутского бюро КХЛ Юрий Янченков рассказывает, что такое скаутинг, как таковой, и почему нам никуда от него не деться. А там, где скауты — там молодые хоккеисты.

Там, где молодые хоккеисты — там драфт.

Что такое скаутинг и с чем его едят?

Юниорский скаутинг условно можно разделить на две части. Первая — чисто техническая: игровое чутье, катание, руки и так далее.

Вторая — психологическая. Она не менее важна и находится в тесной взаимосвязи с первой. Технику оценивают по 15-18 основным характеристикам, которые рассматриваются скаутами с учетом того, как эти игровые компоненты будут развиваться, и что из молодого игрока получиться, когда он выйдет на пик своего физиологического развития.

Прежде всего, оценивается голова — игровое и голевое чутье, видение площадки, чтение игры. Также — катание, руки и другой инструментарий: стартовая и дистанционная скорость, движение без шайбы и многое другое.

Все это как бы проецируется на тот возраст, когда молодой человек достигнет своего физиологического максимума. И я бы выделил еще один важный компонент, без наличия которого невозможно формирование хоккеиста экстра-класса – силу характера.

Ведь, в конечном счете, победа, при прочих равных, всегда на стороне тех, кто больше ее желает, и кто готов заплатить на нее большую цену.

Психологическая составляющая влияет на становление игрока. Мы оцениваем лидерские качества, тренируемость, самоотдачу, стабильность от смены к смене и амбициозность в самом широком смысле.

Хоккеист развивается, и при этом пересекаются психология и характер. Насколько игрок устойчив и готов преодолевать трудности, как его воспринимает коллектив, как он ведет себя в раздевалке, способен ли он стать лидером.

Скаутинг — это информация. Информация всегда в цене. Данные скаутов просто необходимы клубам. Они помогут в принятии решения по игроку.

С учетом того, какими суммами клуб оперирует при подписании игроков, сравнительно небольшие затраты на скаутинг оправданы абсолютно.

Прежде чем подписывать игрока, генменеджер должен получать по нему максимально полный объем информации. Но это уже не юниорский скаутинг.

Это как называемый pro-scouting, профессиональный скаутинг. К слову, юниорский скаутинг в НХЛ считается более сложным, чем pro.

Немалое количество расторгнутых контрактов с иностранцами за первые месяцы прошлого сезона – из-за нехватки первоначальной скаутской информации по конкретному игроку. У нас, как правило, говорят, что игрок не смог адаптироваться к нашим условиям, и так далее.

Но как за пару месяцев определить, привык игрок к новой обстановке или нет? Он только начинает адаптироваться. Все изменится, если иметь структуру, которая занимается информационным обеспечением этого процесса.

Понимаете, в России придется развивать скаутинг в любом случае. Несмотря на все особенности нашего хоккея

Кто такой скаут? Чем он отличается от агента? И почему скаут — товар штучный

CTV.BY: Скаутское движение. Чем они живут и каковы их основные правила и законы?


Скаут должен определить, что за игрок получится из парня, когда он выйдет на свой максимум.

Агент, в отличие от скаута, никогда не даст руководителю клуба на 100 процентов объективную информацию по своему клиенту, поскольку не в интересах агента говорить о недостатках игрока. Каким бы агент ни был хорошим и честным, допустим, у него часто просто замыливается глаз.

Агенты со временем начинают приписывать игроку те качества, которых у него нет. Или, во всяком случае, пока нет.

С точки зрения клубного скаутинга я бы выделил Новокузнецк, где у бывшего скаута Торонто Леонида Вайсфельда работает прекрасный специалист Константин Крылов. В Атланте трудится Вадим Подрезов, в ЦСКА — Николай Вакуров.

К сожалению, у нас просто не хватает людей, способных этим заниматься. По моему твердому убеждению, скауты – товар штучный.

Их нельзя поставить на поток. И чтобы стать скаутом, нужен не один и не два года.

Много наших соотечественников работает скаутами в системе НХЛ. Возможно ли привлечь их в клубы КХЛ? Вопрос следует рассматривать по каждому конкретному случаю отдельно.

Если у скаута закончился контракт и предложение для него интересно, то почему бы и нет? Все зависит от того, насколько владеет информацией генеральный менеджер клуба.

Что делает Центральное скаутское бюро КХЛ?

Скаутское Бюро КХЛ, как и энхаэловское, дает лишь своего рода подсветку наиболее интересных и талантливых игроков, на которых следует обратить внимание скаутам клубов. Клуб, а не мы, делает выбор.

Предполагается, что у клуба должны быть собственные списки, составленные своими собственными скаутами.

У нас появились региональные скауты: Сергей Григоркин — на Урале, Рафаил Ишматов — на северо-западе. Валерий Панин отвечает за Поволжье, Евгений Сухорослов работает в Сибири, а за Америку и Европу у нас отвечает Игорь Куперман.

Все они — известные в хоккее люди, которые предоставляют профессиональную и достаточно полную информацию по своим регионам. На драфте в Челябинске генеральным менеджерам передали отзывы по лучшим игрокам по версии скаутского бюро.

Мы составляем списки игроков с потенциалом КХЛ, ведь МХЛ — это всего лишь переходное звено. Половина игроков из всего рейтинга — 40 лучших полевых плюс вратари — имеют шансы проявить себя в ближайшее время.

Не исключено, что с лучшей стороны себя покажут и игроки вне этого рейтинга, ведь он был составлен на субъективный взгляд скаутов бюро КХЛ. Заключить двусторонний контракт КХЛ — МХЛ в самое ближайшее время могут Валерий Ничушкин, нападающий Павел Бучневич из Северстали, защитник Никита Задоров и хороший вратарь Андрей Филоненко из ЦСКА.

Куда пропадают наши молодые игроки?

За последние годы пробиться в КХЛ удалось единицам: Тарасенко, Кузнецову, Кицыну, Пивцакину. Но ежегодно все больше выпускников наших хоккейных школ уезжает в Северную Америку.

Это тенденция. И это серьезная проблема, которая связана, в том числе, с тем, что попасть в КХЛ трудно. И, кстати, вне зависимости от наличия в командах КХЛ легионеров.

Хорошо, если наши ребята едут в CHL, где они постоянно на виду. А если они переходят в другие юниорские лиги, то хуже — им не уделяют достаточного внимания даже скауты НХЛ.

Они остаются вне потенциального скаутского мониторинга из России. И если и захотят вернуться обратно, то не факт, что смогут это сделать.

По ним тут просто нет информации.

Просто необходимо ввести мониторинг, в том числе по игрокам, выступающим в USHL и низших юниорских лигах. Это огромный и практически неиспользуемый ресурс нашего хоккея в целом.

Все наши ребята, играющие за рубежом, хоть в Америке, хоть в Европе, должны рассматриваться как потенциальные кандидаты в сборную России. Разумеется, главному тренеру сборной не должны навязывать игроков, он отвечает за результат.

Ему просто необходима информация по этим хоккеистам, и очень хорошо, что у него есть возможность просматривать кандидатов в России. Но что касается ребят, выступающих в зарубежных клубах, то скаутинг за рубежом практически не ведется.

В этом и проблема.

В этом году удался выпуск из детско-юношеской школы в Омске, в Казани, в ЦСКА, хорошие защитники есть в Ярославле. Другой вопрос – удастся ли им заиграть.

Я подозреваю, что некоторые потенциально элитные игроки могут уехать в Северную Америку.

Правила драфта

Драфт КХЛ, как любая другая система, будет совершенствоваться применительно к нашим реалиям. Если мы хотим развиваться, другого пути у нас просто нет. Ведь информации не может быть слишком много.

Для чего в Северной Америке был создан драфт? Создание этого института имело целью выровнять потенциальные возможности клубов по мере увеличения количества команд в НХЛ и диспропорции бюджетов команд.

Было необходимо дать преимущество слабым клубам, чтобы они получали наиболее талантливых игроков. Основная же цель — добиться повышения качества игр и, как результат, коммерческой привлекательности НХЛ в целом.

Перед КХЛ стоят ровно такие же задачи.

Если игрока выбирали в первых трех раундах, — по крайней мере, так было у нас в Тампе (до этого Янченков работал российским скаутом Лайнтнинг), скауты как бы говорили: Да, он будет играть в НХЛ. И чем ниже был раунд, тем меньше у молодого хоккеиста шансов на заключение контракта.

Естественно, бывают исключения. Например, Детройт выбрал Павла Дацюка, когда он уже несколько перерос драфтовый возраст — в 22 года.

Мартен Сен-Луи и вовсе не был выбран, ему сразу предложили контракт. Скаут никогда не дает 100-процентную гарантию.

Его задача сделать так, чтобы достоверность его информации постоянно стремилась к этому рубежу.

Драфт проводится не только для клубов, но и в интересах игроков, которые, к слову, не достигли 18 лет. Закабалять и делать невозможным их дальнейшее развитие неправильно.

Надо принимать во внимание интересы ребят, потому что именно они, а не руководители клубов, играют в хоккей.

Чтобы заиграть в НХЛ, не всегда достаточно обладать хорошим катанием, техникой и так далее. Если игрок соответствует уровню игры, но недостаточно жесткий по меркам НХЛ, или рост не дотягивает до общепринятых стандартов, то он будет, в основном, просиживать в фарм-клубе.

А в Европе этот момент не критичен. Если игрок техничный, но с невыдающимся ростом, то он подойдет для игры на больших площадках.

Информации не может быть слишком много. Насущная необходимость в ней существует у всех клубов.

Необходимо развивать скаутские отделы в командах. Чем больше информации по тому или иному игроку, тем легче клубному менеджменту принимать решения.

Это конкретные деньги. Однако нужно разделять драфт и подписание контракта.

После выбора парню говорят, что у него есть только шанс попасть в состав команды, а не то, что он уже попал. Игроки тоже должны это понимать.

Читать о спорте еще…

Читайте также: