Денис дорожкин: «надеюсь проявить себя на более высоком уровне»

Денис дорожкин: «надеюсь проявить себя на более высоком уровне»

Это текстовая версия интервью с новичком «Урала», волгоградским нападающим Денисом Дорожкиным, с видео-вариантом которого вы уже познакомились в очередном выпуске нашего журнала. Предполагается, что все наиболее заметные оригинальные материалы теперь будут выходить именно в таком, би-форматном виде: в текстовой и в видео-версиях.

— Мы знаем, что ты являешься волгоградским воспитанником, но ты кировчанин, и твой первый тренер – это твой родной отец, Игорь Викторович. Скажи, футбольная секция в «Кировце» — это решение отца?

— Ну, скорее всего, да. Потому что, где было еще начинать, как не в родных местах. Тем более, и с отцом всегда рядом находился, он внимания мне очень много уделял моим способностям, развивал, занимался со мной.

Поэтому – я в Кировском учился, и удобно было, рядом с домом, в принципе.

— В 10 лет ты ушел в «Олимпию». Почему не в «Ротор»?

— Ну, был и в «Ротор» шанс пойти, но как-то остановились на «Олимпии».

— В 2004-м, после окончания школы, тебя отчисляют из «Олимпии». В чем причина?

— Не подошел, как футболист, как Не знаю. Потому что – как бы был отбор, дальше мы шли в дубль, наш год. Меня почему-то не взяли.

У меня ни контракт не было – у ребят уже там контракты были какие-никакие. А мне не предлагали ни оставаться, ничего.

Поэтому я покинул школу, поступил в институт и ушел обратно в «Кировец».

— То есть, возвращение в «Кировец» — это было желание продолжить карьеру футболиста?

_ Заниматься футболом. Не зависимо – в «Кировце», в «Олимпии», в «Роторе», просто заниматься и все.

После трех лет скитаний тебя приглашают на сбор в «Краснодар». Это работа агента, или селекционная служба «Краснодара» тебя каким-то образом разглядела?

— Через моего друга вышли. Он тогда играл в «Волгаре», в Астрахани.

Позвонили ему, сказали – если у тебя есть еще какие-нибудь ребята, пригласи их, пускай приезжают, там посмотрим. И мы втроем поехали на сбор в Краснодар.

Первый агент появился у меня в 2010 году, это после того, как я закончил карьеру (улыбается) в «Черноморце», и у меня возник такой период, когда я никому оказался не нужен, ну, без команды. А продолжать играть очень хотелось. И причем продолжать играть именно в первой лиге.

Тогда и появились Малежик Олег и Маньяков Александр.

Разведопрос: Евгений Колесов о Китае — политике, менталитете и массовых расстрелах


— То есть, для продолжения карьеры футболиста на более высоком уровне, то есть, на уровне хотя бы ФНЛ, необходим футбольный агент, футболисту самому не справиться?

— В девяти случаях из десяти – да.

— В «Краснодаре» тебе было сложно доказать, что ты нужен «Краснодару»? И как вообще развивались события до заключения контракта с «Краснодаром»?

— На первом сборе, селекционном, наверное, человек пятьдесят было, если не больше. И отобрали всего человек, наверное, десять или восемь, и я в их числе оказался.

Ну да, было сложно, никогда в профессиональном футболе не принимал участия, и так все ново было, и конкуренция большая достаточно была. Ну, не знаю, выбрали. Оставили.

Подписали.

— Началась карьера в «Краснодаре» у тебя, можно сказать, блестяще. 2008-й год, ты лучший бомбардир команды во втором дивизионе, в 2009 году ты в первой лиге уже лучший бомбардир команды.

А начало 2010-го у тебя не сложилось? Спартак Гогниев тогда пришел

— Гогниев пришел во второй половине сезона, во втором круге. В первом круге Ташуев пришел в «Краснодар», тренер, и он как-то не особо мне доверял.

И чтобы не сидеть, лавку не протирать, было принято решение уйти в аренду в «Ротор».

— А кто тебя пригласил в «Ротор» в 2010 году?

Позвонил генеральный директор Андрей Владимирович Кривов и пригласил меня в «Ротор» в аренду поехать. Было два варианта –во Владивосток и в «Ротор», я решил поближе к дому поехать.

— Какие вообще задачи стояли перед командой, когда ты переходил в «Ротор»?

— Перед «Ротором» стояла задача выбраться с низов и закрепиться в первой лиге, они сюда только вышли из второй лиги в этот сезон, и надо было закрепиться, но мы не смогли удержаться.

— Поподробнее – ты играл на своей позиции, не на своей, что нравилось, что не нравилось в команде на тот период во второй половине 2010 года?

— Играл все на своей позиции, да и тренер достаточно много ставил меня, доверял. И команда, в принципе-то, была очень такая, по исполнителям, нормальная.

Не знаю, просто не везло нам, получалось, что я ошибок много делал, и судьи (усмехается) руку прилагали. Так что в совокупности всех этих факторов мы и вылетели.

— Вообще отношения были нормальными – между тренером и командой, между игроками? Не было ничего такого, что могло бы помешать?

— Нет, конфликтов не было абсолютно никаких, все работали в одном ключе, все были объединены одной только целью.

— То есть это просто стечение обстоятельств?

— Да, стечение очень неудачных обстоятельств.

— Во второй половине 2010 года ты отыграл в «Роторе» 16 матчей и забил два мяча. И вот странное совпадение, стечение обстоятельств, что оба они были забиты на выезде, в обоих матчах вы сыграли вничью один-один.

Помнишь эти голы?

— Владивосток и с «Шинником», конечно, помню. Не мог забить сколько, и моментов было достаточно создано. Получилось, что первый гол удалось забить в Ярославле.

Получилось принести команде ничью. Тогда мы удачно на выезде съездили, в Брянске обыграли команду один-ноль, три очка взяли, и с «Шинником» один-один. Во Владивостоке, можно сказать, там уже практически все было решено, мы вдесятером остались, Могилевского тогда удалили.

Проигрывали ноль-один, и получилось сквитаться.

— Эти шестнадцать игр за «Ротор» в 2010 году – что они тебе дали?

— Это был мой второй клуб на пути, первый – это все-таки «Краснодар», я там привык уже, и переходить в аренду было мне тяжело. Потому что надо было менять клуб – я там два с половиной года провел, и в «Роторе» все-таки было как-то непривычно сначала.

Но в то же время это был опыт неоценимый, потому что – другой коллектив, другие люди, команда на другом месте находилась, родной город, и все это в общем дало определнный опыт.

— А нет все-таки чувства сожаления, что не удалось забить на родном поле, на Центральном стадионе в Волгограде, испытать те бешеные эмоции при родных болельщиках?

— Если честно, есть, конечно. Хотелось, чтобы и родные, и друзья увидели, и болельщики, которые приходили – хотелось бы, чтобы они мой гол увидели, но – не получилось забить.

— В двух словах – как ты оценишь атмосферу, которая творилась тогда на Центральном стадионе?

— Это даже не передать словами. Потому что люди здесь футбол любят, они очень искренне, преданно болеют и всегда поддерживают команду.

И их, если честно, хотелось только радовать, а не огорчать, и в большинстве случаев это у нас получалось.

— В целом, твои впечатления о фан-движении «Ротора», потому что в 2010 году мало какое движение, кроме «Ротора», могло похвастаться такими объемными выездами и на такие расстояния

— Я к фанатам «Ротора» вообще очень тепло отношусь, у меня сколько знакомых среди них, друзей есть очень много. Они, конечно, (улыбается) мастера своего дела.

— Кого конкретно знаешь из фанатов?

— Трунова Антона, например, – это в моем квартале живет человек, мы с ним вместе выросли.

— По окончании сезона ты покинул «Ротор». С какими чувствами уходил из «Ротора»? Не было ли чувства досады?

Хотелось ли остаться в «Роторе» — на правах аренды или заключить контракт?

— Да, выбор предстоял непростой, потому что команда вылетала во вторую лигу, а «Краснодар», по слухам, должен быть подниматься в высшую. Поэтому я принял решение попробовать шанс какой-то, полу-шанс использовать в «Краснодаре».

Хотя, с другой стороны, наверное, после такого сезона одна только досада была, что команда вылетела, что результата нету никакого, и поэтому с такими очень противоречивыми чувствами уходил.

— В той команде «Ротора» образца 2010 года у тебя были хорошие друзья, и с кем-то может быть до сих пор поддерживаешь отношения?

— Да, вот с Могилевским я очень тесно общаюсь. Потом, в том году кто же еще был Маркосов, с ним тоже очень хорошо Практически со всей командой очень хорошо общаюсь и поддерживаю связь достаточно плотно.

— Дальше у тебя был период, когда ты еще поиграл в «Черноморце», 2011-2012 год, и потом перешел в «Торпедо». Как ты оказался в «Торпедо»?

— Переход в «Торпедо» — вот тут как раз и появились Малежик и Маньяков, ребята, которые на самом деле помогли очень сильно, оперативно, быстро сделали работу свою. То есть, я оказался за бортом футбольной жизни, потому что в «Черноморце» вообще, там было критическое выступление Сколько, шестнадцать или семнадцать игр, у меня один гол с пенальти Никому не нужен, только одна критика.

Поэтому пришлось из «Черноморца» уйти и обратиться за помощью к этим ребятам.

— Помотала тебя футбольная жизнь, поиграл ты на разных уровнях, и сейчас, можно сказать, пик твоей футбольной карьеры, ты переходишь в клуб премьер-лиги, «Урал». Как получилось, что на тебя обратили внимание, не связано ли это с твоим дублем в ворота «Рубина» на Кубок, или, может, за тобой где-то следили до этого?

— Ну, наверное, следили, вели, обратили, видимо, внимание. Так получилось, что матч оказался для меня очень хорошим, два гола забил команде высшей лиги, на это, наверное, они внимание и обратили.

— Приглашение в «Урал» как произошло? Кто позвонил? Как обратились?

— Позвонил сначала Евгений Алхимов, селекционер. Сказал – так и так, приглашаем подписать. Когда ты сможешь вылететь, когда медосмотр пройти?

И буквально там в течение пары дней все было уже сделано.

— Сейчас в «Роторе» играет футболист по фамилии Байрамян, так вот он в одном из интервью нашему порталу пообещал, что забьет мяч, как только проведет на поле не менее тридцати минут. И самое поразительное в том, что он сдержал свое слово, и действительно в первом же матче, когда отыграл более тридцати минут, ему удалось забить.

Когда ты планируешь забить первый гол за «Урал»?

— Постараюсь реализовать свой момент, как только он мне представится. Как только появится шанс забить, сразу же.

— В «Урале» прошел уже первый сбор предсезонный, какие у тебя впечатления, как встретили в команде?

— Все нормально встретили, коллектив там хороший, пацаны достаточно такие, нормальные, без звездных болезней. Так что в коллектив нормально влился, работаю, все помогают, в принципе.

Впечатление от команды – конечно, совсем другой уровень, люди играют намного быстрее, думают быстрее, очень сложно адаптироваться пока мне. Но потихоньку уже стараюсь не отставать ото всех.

— Какие задачи стоят перед «Уралом», и как считаешь, удастся ли выполнить поставленные задачи?

— Задача стоит одна: остаться в премьер-лиге и выбраться с предпоследнего места. Я думаю, задача вполне по силам команде

— Глядя на твою статистику, мы вычислили небольшую закономерность, что 2008-2009 год в «Краснодаре» ты забивал много, дальше шел «Ротор» и «Черноморец», где ты забивал мало. Потом в «Торпедо» ты опять забиваешь много и становишься, по-моему, лучшим бомбардиром команды, потом – «Спартак» Нальчик и «Луч», где ты не блеснул результативностью.

Получается, что теперь от тебя надо ждать много голов за «Урал»?

— Если выйду на поле, то постараюсь принести как можно больше пользы, и к забитым мячам это тоже относится.

— На твою позицию конкуренция большая сейчас в команде?

— Пока я знаю, что из ярко выраженных нападающих Гогниев еще есть в «Урале», и пока не видел больше никого там.

— То есть, можно предположить, что в самое ближайшее время тебе представится возможность блеснуть своими бомбардирскими качествами?

— Можно мечтать, можно предполагать, а располагать все равно будет главный тренер. Как проявлю себя.

— Представим, что первый мяч за «Урал» ты забиваешь в ворота «Краснодара». Какие эмоции будешь испытывать при этом?

— (смеется) Если честно, когда забиваешь гол – неважно, «Краснодару» там или кому – эмоции испытываешь очень сильные, наверное, это ни с чем не сравнить. Что будет, когда «Краснодару» забью, даже не знаю.

— Но хочется доказать своему бывшему клубу что-то?

— В принципе, я больше хочу себе доказать, чем кому-то. Особо нет времени что-то доказывать, просто я хочу помочь «Уралу» и себя проявить на более высоком уровне.

— Будешь все-таки праздновать гол в ворота «Краснодара», если так получится?

— (улыбается) В кафе или где?

— На поле. Просто у некоторых футболистов есть такая традиция, что голы в ворота своей бывшей команды они не празднуют на футбольном поле.

— Да я к голам так отношусь Пытаюсь эмоции сдерживать. Праздновать, конечно, не буду сильно – кричать, визжать. Постараюсь поскромнее.

Если забью, конечно.

— Что тренеры запрещают из обычной жизни, есть ли у разных тренеров особенности свои?

— Что запрещают? Запрещают не соблюдать режим.

— Но все-таки требования у разных тренеров свои или у всех общие?

— У всех общие требования. Алкоголь нельзя, нельзя по клубам ходить, не спать ночью и тому подобное, там большой список, что нельзя.

Курить нельзя.

— За нарушение правил какие обычно санкции применяются к игрокам?

— Рублем бьют. Меня никогда не штрафовали, я никогда штраф не отдавал.

— Замечен не был?

— Нет.

БЛИЦ

— Твои любимые цвета, желательно два?

— Синий, черный.

— Любимое время года?

— Осень.

— Любимое занятие на отдыхе?

— Спать.

— Любимое число?

— Восемьдесят шесть.

— Месси или Роналду?

— Месси.

— Любимый в детстве сказочный персонаж?

— Карабас-Барабас.

— Прощать умеешь?

— Прощать? Конечно, умею.

— Часто ли даешь в долг, и часто ли не возвращают?

— Бывали случаи, что не возвращают. В долг даю нечасто.

— Что тебя может оттолкнуть от человека при первом знакомстве?

— Высокомерие.

— На твоей странице ВКонтакте написана твоя любимая фраза: «Все то, что нас не убивает, делает нас сильнее». Это так?

— Да. На самом деле так.

— А кому принадлежат слова?

— Не знаю.

— Ты верующий человек?

— В душе – да.

— На Крещение купаешься?

— Нет.

— А попробовать не хочешь? Сегодня же Крещение

— (смеется) Нет, не хочу.

— Твой любимый город?

— Волгоград.

ЗЫ. Благодарим за помощь в организации интервью пресс-атташе футбольного клуба «Урал» Никиту Медведевских.

Этот материал написан специально для единого фан-портала болельщиков «Ротора» http://rotor-volgograd.ru/

Читать о спорте еще…

Читайте также: