Денис камаев: надо всем доказать обратное

Денис камаев: надо всем доказать обратное

Нападающий Хаскис и юниорской сборной России рассказал AllHockey.Ru о своём первом сезоне в QMJHL, о том, как команда Андрея Парфёнова готовится к ЮЧМ, а также почему ему пришлось покрасить волосы в красный свет.

— Как оцениваете свой дебютный сезон за океаном? Какие у вас остались от него впечатления?

— Только положительные. Для меня это был первый сезон, и я думаю, что я провёл его достойно. Это если рассматривать лично меня, потому что командный результат, конечно, был не очень хорошим.

Всё-таки мы не были лидерами QMJHL и в плей-офф вылетели в первом раунде. А если в целом, то я получил огромный опыт в этом сезоне.

Считаю, что поступил абсолютно правильно, что уехал в QMJHL.

— Вам должно быть очень обидно за свою статистику – при 21+34=55 очках у вас ужасающие -27 по показателю полезности.

— Да уж. Если честно, в начале сезона где-то перерыва на рождественские каникулы у меня не очень ладилась игра в обороне.

После этого перерыва тренер сказал, что мне нужно работать над этим компонентом. И я уже старался более уверенно действовать.

Но вы ведь сами понимаете, что команда у нас была не очень сильная. Поэтому мы много пропускали, и плюс-минус ухудшался.

— Вам очень повезло с тренерским штабом. Многие тренеры рассудили бы так – если игрок плохо играет в обороне, он должен сидеть на скамейке.

С вами, получается, такого не произошло.

— Почему не произошло? Иногда, конечно, приходилось и присесть.

Однако тренер действительно оказывал мне большое доверие, за что ему большое спасибо. Я старался оправдывать это доверие.

Тренер сказал, что на следующий сезон он ждёт меня в команде.

— О нынешних Хаскис даже заядлым любителям молодёжного хоккея известно только, что там играете вы и Свен Андригетто. Большего и знать не надо, или там есть ещё на что обратить внимание?

— Трудно сказать. Так, наверное, получилось, потому что мы с ним выделялись.

Я бы ещё отметил, что мы неплохо смотрелись во второй половине сезона. Мы смогли вылезти с последнего места на ножах. Последние матчи у нас были очень напряжёнными.

Мы бились всей командой. Нельзя выделять только нас двоих – это ведь командный вид спорта.


— Норанда – далеко не самый крупный город в Квебеке. Как вам там жилось после Москвы?

— Город, мягко говоря, не очень большой (смеётся) Если я не ошибаюсь, там всего 50 тысяч населения. Я практически там никуда и не ходил. Я даже не в самой Норанде жил, а где-то минутах в 10 от города. Но проблем с тем, чтобы добраться до тех же самых тренировок у меня не было.

В этом же пригороде жили ещё несколько ребят из команды, и они меня подвозили. Меня туда привозили и увозили. Если же мы куда-то выходили, то вместе со всей командой. Все командные мероприятия всегда мы проводили вместе.

Не было такого, чтобы кто-нибудь не пошёл бы.

— Да и вам одному, наверное, трудно было куда-то выбраться. По-французски вы ведь наверняка не говорите?

— По-французски я знаю только несколько слов. Привет, как дела? и ещё несколько не самых хороших слов (смеётся). В городе, безусловно, все говорят только на французском.

Я не слышал, чтобы там люди между собой по-английски разговаривали, хотя большинство жителей города знают английский. Например, моя приёмная семья прекрасно говорила по-английски.

В нашей команде, за исключением нескольких человек, все тоже очень хорошо по-английски говорили. Пара ребят там, конечно, всё ещё подтягивают свой английский.

То есть, понимать-то они понимают, а вот разговаривать им тяжело. У меня такая же ситуация была в начале сезона, а к концу сезона я их даже, получается, обогнал в этом плане.

— Людям, живущим заграницей, приходится проходить через культурный шок. В чем это выражалось для вас?

— Во-первых, все люди в Норанде были очень приветливыми. Я там ни разу не видел на улицах ни аварий, ни каких-то стыков – ничего! Люди живут очень просто.

Что называется, ни о чём вообще не парятся. В моей приёмной семье никто друг с другом даже не ругался по ходу сезона. Я ни одной ссоры не слышал.

Очень приветливые люди. Я рад, что у них всё вот так вот получилось.

— Тяжело в Москву после такой идиллии возвращаться?

— Да нет. Я с ребятами из России общался, так что всё нормально было (улыбается).

Сейчас у меня проходит акклиматизация. Немного, конечно, тяжеловато, но потихоньку перестраиваюсь и перехожу на новый ритм жизни.

— Какое у вас самое сильное впечатления от сезона в QMJHL?

-Хоккей. Хоккей у нас действительно разный. Маленькие площадки, больше динамики, больше силовой борьбы, больше бросков. Я бы не сказал, что там в пас не играют. Квебек ведь всегда славился тем, что там умели разыграть комбинацию-другую.

Так что хоккей – это самое сильное впечатление. Он там отличается и от европейского, и от российского.

— Средний уровень выше, чем в МХЛ?

— Я считаю, что да.
— Как вам действующий обладатель Мемориального Кубка Сент-Джон? Не возникало ли у вас такого впечатления, что эта команда вообще другого уровня и в QMJHL ей делать нечего?

— Мы с ними первую домашнюю игру в сезоне играли. Проиграли 4:9. У них играли все лидеры. У них такие звёзды! Полсостава драфтованных!

Они играют в такой классный хоккей, что с ними просто нереально бороться. Я думаю, что в этом году они опять будут бороться за Мемориальный Кубок.

— Общались ли вы с другими россиянами, выступающими в QMJHL?

— Конечно. С Мишей Григоренко мы постоянно общались по ходу сезона. Звонили друг другу, делились новостями. Когда мы играли с Квебеком на выезде, я даже ночевал у него.

Проводил время с ним, потом уже возвращался в команду перед игрой. Когда он ко мне приезжал, то же самое было.

Мы с ним и в ЦСКА очень хорошо общались, и вообще мы с ним давно дружим. Так что продолжаем поддерживать хорошие отношения. Кроме того, общался с Антоном Злобиным и с Артёмом Сергеевым.

Но с ними мы уже скорее просто перед или после матча общались.

— Григоренко не сможет принять участия на ЮЧМ. Для нашей сборной это фатальная потеря, или всё же можно на что-то надеяться?

— Безусловно, с Мишей было бы намного лучше играть. Всё-таки такой игрок – сами понимаете.

Но ведь один игрок не может сделать результат. Здесь всё будет зависеть от команды.

Каждый в команде должен воспитать в себе какие-то лидерские качества и побеждать уже без него.

— Многих ребят, выступающих в Канаде, просят привезти на родину какие-нибудь сувениры. Вам что-нибудь пришлось везти с родины хоккея?

— Да особо никто ничего и не просил. Разве вот что друг из Ижевска попросили привезти кепку Хаскис.

— Вашего друга теперь в Ижевске будет легко найти. Ведь только у него во всём городе будет такая кепка.

— (смеётся) Это да. Я даже не знаю зачем она ему.

— Вы бы у него взамен кепку Ижстали попросили бы. Щеголяли бы в ней в Квебеке.

— Да мне и кепка Хаскис-то не идёт особо. Я даже себе такую не привозил.

— Правда ли что вы в Новогорск с красными волосами прилетели?

— Не совсем. У меня волосы, конечно, другого цвета сейчас, но не красные. Я чуть поменял цвет, но в свой натуральный цвет до конца мне поменять не удалось. У меня волосы сейчас немного рыжеватого цвета, но не сильно, так что, в принципе, терпимо (смеётся).

Ничего, потом состригу, и всё будет нормально.

— С чем вообще связана вся эта чехарда с цветом волос?

— У нас в клубе такая традиция – красить волосы на плей-офф. У всех же по-разному – кто-то стрижёт, кто-то красит… Такие традиции в Канаде.

Так что я с этим ничего не мог поделать.

Какая была первая мысль, когда себя в зеркале красноволосым увидели?

— Ужасная (смеётся). Хотя терпимо было, если честно. Я так подумал – из друзей никто меня с этими красными волосами не видит. Так что можно и потерпеть.

Ничего страшного.

— Вы первым из легионеров прибыли в расположение в сборную, с которой не виделись с Мемориала Глинки, который проходил в августе. Какие вопросы вам задавали партнёры по команде?

— Стандартные вопросы. Как там в Канаде? Понравилось или не понравилось? Какой там уровень лиги?

На самом деле, я не меньше вопросов задавал, потому что тоже соскучился по ребятам. Они сказали, что следили за мной по интернету, сказали, что им понравилась моя статистика.

Говорят, смотрели мои голы на YouTube. Я тоже за МХЛ следил и за тем, как сборная на турнирах выступала, переживал за них…

— Положительных эмоций вам это, наверное, вряд ли прибавило, особенно учитывая провал на последнем подготовительном турнире к ЮЧМ.

— Ну, это же всё только подготовительные турниры были. Основной турнир у нас стартует совсем скоро – это чемпионат мира.

— Что изменилось в сборной с тех пор, как вы видели её в последний раз?

— Во-первых, поменялся состав. Не кардинально, конечно, но новые лица есть. Некоторых игроков я первый раз здесь встретил только. В принципе, наш стиль игры не поменялся.

Мы по-прежнему действуем в атакующем агрессивном стиле. Думаю, этого же стиля мы будем придерживаться и на чемпионате мира.

— В каких сочетаниях вас наигрывают?

— Пока трудно что-то сказать. Пока что у нас пять пятёрок. Меня наигрывают с питерскими парнями – Автомовым и Барабановым, а в защите у нас Лисов и Задоров из ЦСКА. Все ребята стараются, все хотят попасть в состав.

Конкуренция большая. Думаю, многое будет зависеть от контрольных матчей. Однако судить о том, кто в каком звене играет, пока рано.

Это будет более-менее понятно, когда кто-то из нас уже в Чехию полетит.

— Сказали ли вам, когда будет объявлен окончательный состав на ЮЧМ?

— Обычно его объявляют за день до отъезда. Насколько я помню, мы вылетаем 8-го числа.

Так что думаю, что 7-го числа должны уже объявить состав.

— На что сейчас делается основной упор на тренировках?

— Мы сейчас много внимания уделяем большинству – как 5-на-4, так и 5-на-3. Работаем и над разрушением атак, в частности над прессингом в зоне.

Много занимаемся тактикой. Кроме того, уделяем внимание сыгранности звеньев.

Потому что сейчас сочетания звеньев уже практически не варьируются – пора уже находить какие-то окончательные варианты. Но, повторюсь, главный упор делается на розыгрыш большинства, тактическому рисунку, построению обороны и выходу из зоны.

— У сборной 94-го года всегда были большие проблемы с североамериканскими командами. После вашего отъезда начались проблемы и с европейцами. Думаю, большинство специалистов вряд ли высоко оценивает ваши шансы на ЮЧМ.

Для вас скромные ожидания со стороны публики – это плюс или минус? Не обижает ли вас то, что ваша победа для многих станет скорее приятным сюрпризом, нежели чем-то ещё?

— Не знаю, кто там от нас чего ждёт, но мы сами от себя ждём только победы. Я считаю, что всё, что было раньше, это лишь этапы подготовки к чемпионату мира. Основной турнир через неделю.

Думаю, там уже не надо никого слушать. Надо просто выйти и доказать всем тем, кто про нас это говорит, обратное. Это можно сделать.

Это доказала наша молодёжка 2 года назад. На них тоже никто не ставил после группового этапа.

В жизни всё бывает. Мы будем выходить и биться до последнего.

Читать о спорте еще…

Читайте также: