Дмитрий куликов: хоккей — это не фигурной катание

Дмитрий куликов: хоккей - это не фигурной катание

Защитник Флориды Дмитрий Куликов рассказал AllHockey.Ru о своих первых впечатлениях от НХЛ, сравнил свой нынешний сезон с прошлым, а также подметил, что травмы россиян в начале сезона — это всего лишь совпадение.

— Прежде чем задавать какие бы то ни было вопросы, возьму на себя смелость и поздравлю тебя от имени всей редакции AllHockey.Ru с прошедшим недавно днём рождения и пожелаю сезона без травм. В свете последних событий россиянам такое пожелать весьма уместно…

— (Смеётся). Да уж, что-то не везёт ребятам. Спасибо.

— Как отпраздновал 19-летие?

— Как всегда — по-спортивному. Были на выезде в Далласе. Прилетели туда за день, как раз в мой день рождения.

Пошли с ребятами в ресторан, посидели чуть-чуть. Потом они мне сюрприз сделали. Они заказали мне торт. И по традиции спели песенку.

Было очень приятно, не ожидал.

— Не ожидал торт на день рождения?!

— Да нет. Не ожидал, что они сделают такой подарок, когда мы с ними не так уж давно и знакомы. Все ребята хорошие в команде.

Было неожиданно и в то же время приятно.

— Играть в НХЛ — предел мечтаний едва ли не каждого хоккеиста. Что почувствовал в первом матче, выйдя на лёд?

— Когда оказался на льду, думал уже только об игре. До этого, конечно, были такие мысли, что я здесь, и моя мечта, наконец, осуществилась.

Но, когда я вышел на лёд, у меня уже началась работа, никуда от этого не денешься. Я не думал о том, что это моя первая игра.

Это моя работа.

Первый гол Куликова


— С первых же игр почувствовал, что сможешь закрепиться в основе?

— Я бы так не сказал. В принципе, первая игра — это первая игра. Надо было обосноваться ещё, привыкнуть к скоростям.

Для меня даже игры на предсезонном сборе были быстрыми. Все игроки были быстрыми, игра сама шла быстро… Надо было привыкать.

А когда я вышел на лёд в первой игре регулярного сезона, всё пошло ещё быстрее, так что надо было опять привыкать. После первой игры я не думал, что всё будет так легко, и я сразу смогу закрепиться в НХЛ.

Но всё сложилось для меня наилучшим образом.

— После 10 игр за основу, наверное, уже не глупо рассчитывать на тебя в составе молодёжной сборной на чемпионате мира в Канаде?

— Я не знаю. Этот вопрос надо задавать не мне. Я просто выхожу на лёд и показываю, что я умею. Все остальные решения принимают мой агент и руководство клуба.

Всё зависит от них и их планов на меня в период проведения молодёжного чемпионата мира. Но, как показывает практика, тех игроков, которые выступают в НХЛ и нужны своей команде, не отпускают на такие турниры. Тут на взрослые-то чемпионаты мира не отпускают во время плей-офф, что уж про молодёжные говорить…

— Канадские юниорки зачастую называют НХЛ в миниатюре. Поиграв на обоих уровнях, согласишься с этим высказыванием?

— Я слышал, что CHL называют кузницей талантов. А вот про НХЛ в миниатюре не слышал. В принципе, так, как там готовят игроков, как их тренируют — это очень близко к НХЛ. Я бы не делал таких резких сравнений, но сходства есть во многом.

Некоторые упражнения на тренировках, которые я делал в прошлом году, я делаю и сейчас.

Что есть такого в НХЛ, чего не было в квебекской лиге?

— (Смеётся). Думаю, в первую очередь — это самолёт. А если серьёзно, то есть разница в обслуживающем персонале. Здесь, в НХЛ, с этим нет никаких вопросов — все работают по полной программе.

Есть какие-то проблемы — обращаешься к ним, и они всё делают. Никаких проблем.

Обратиться можно хоть по поводу экипировки, хоть по какому-либо другому вопросу. Отличается и тренировочный процесс.

Всё намного быстрее, все игроки намного техничнее… К тому же, все профессионалы.

— После сезона в Канаде, наверное, непривычно при выходе из домашней арены видеть вокруг себя пальмы?

— Да, в первое время было довольно непривычно. Но я бы сказал, что к этому довольно быстро привыкаешь (смеётся).

Уже привык, да и погода радует каждый день.

Свободное время проводишь на берегу океана или он уже наскучил?

— По-разному провожу свободное время. Когда просто дома сидишь, когда в компьютере что-то поделаешь, с друзьями пообщаешься, с близкими, когда съездишь на океан.

Если есть свободное время, то почему бы не съездить на океан?

— Говорят, что во Флориде живут либо старики, либо мексиканцы. Стереотип?

— Да. Абсолютный стереотип. Здесь, конечно, есть пожилые люди, но их не так много, чтобы этот стереотип отражал реальность. Да и мексиканцев я здесь много не видел.

Есть, конечно, но так же, как и везде. Я не говорю про Квебек — там их нет (смеётся).

— Насколько велика русскоязычная община во Флориде?

— Русские есть. Но мне ещё не выпало шанса встретиться с ними. Я слышал, что они в основном живут в Майами. А наша арена и место, где я живу, — это где-то 30 минут от Майами.

Так что пока не довелось с русскими встретиться.

— Предсезонку в составе пантер проходил Евгений Дадонов, однако нынче он выступает за фарм-клуб. Не тяжело ли быть единственным русским в команде?

— (Смеётся). Это к нему вопрос или ко мне? Он же ведь тоже единственный русский в команде. Если серьёзно, то, проведя сезон в Квебеке, я уже привык к тому, что я единственный русский.

Да у нас в команде много национальностей. Есть американцы, есть чехи, так что находим общий язык.

Английский все хорошо знают. Конечно, было бы здорово, если бы в команде был бы ещё один русский.

Но тут все ребята дружны между собой, и никаких противоречий не возникает никогда.

— Обычно североамериканцы придумывают русским хоккеистам прозвища. Тебя тоже одарили?

— У меня прозвище ещё с Квебека осталось, когда я играл за Драммондвилль. Они меня прозвали Кули.

Здесь так же и продолжают называть.

— С кем-то из россиян, выступающих в НХЛ, уже успел познакомиться поближе? Например, с Сергеем Самсоновым или Евгением Малкиным?

— Нет, у меня пока что даже не было возможности сказать кому-то из них привет.

— В последнее время российские хоккеисты чрезвычайно подвержены травмам. Думаешь, совпадение?

— Я думаю, что хоккей — это не фигурной катание. Травме подвержен любой игрок. А то, что в последнее время российские игроки стали получать травмы — это часть игры. Это всегда было и будет.

Игроки будут получать травмы. Просто сейчас так сложилось, что травмы получают русские.

Не думаю, что это какой-то заговор, и кто-то специально охотится на русских.

— Говоря о Малкине, нельзя не спросить мнение об этом игроке у человека, непосредственно игравшего против него. Как бы ты его охарактеризовал?

— Я считаю, что это просто прекрасный и фантастический игрок. Каждый раз, когда у него оказывается шайба, он знает куда её направить, знает, что с ней делать. Плюс он хорошо играет в защите.

Когда я играл против него, специально следил за ним. Следил, как он играет, какие решения принимает… Не знаю, как его ещё охарактеризовать. Не могу подобрать для него подходящего слова. Классный игрок.

Больше здесь нечего добавить.

— Кросби произвёл похожее впечатление?

— Да, абсолютно. Думаю, Кросби и Малкин — это два ключевых игрока Питтсбурга.

У Кросби немного другой стиль игры. Но вместе они делают хорошую игру для команды.

— Часто приходится слышать от хоккеистов, что звёздный статус соперника не производит на них никакого впечатления…

— Безусловно. У меня такое же ощущение. За пределами площадки смотришь на них и понимаешь, что это суперзвёзды. Смотришь их моменты в интернете, по телевизору… Но когда выходишь на площадку — они для тебя обычные соперники. И твоя задача не дать им забить гол.

Для меня, как защитника, это очень важный фактор. Неважно, кто против тебя играет — ты должен делать свою работу. Будь Кросби, Овечкин или Малкин — тебе нельзя дать ему забить.

Надо будет ударить — ударишь. Любой игрок будет играть против них также, как бы он сыграл против других соперников.

— Игра против действующих обладателей Кубка Стэнли, наверное, даёт особые эмоции?

— Перед этой игрой у нас было серьёзное собрание. Мы изучали всю их тактику, разбирали, как нам надо играть против них, и сделали соответствующие выводы.

Как показала игра, мы были ничуть не хуже их.

Какой матч запомнился больше всего помимо Питтсбурга?

— Первая игра с Каролиной, которую мы проиграли 2:7 (улыбается).

Потому что было много негативных эмоций?

— Да, скорее всего, из-за этого. Это была первая игра после поездки в Финляндию. Конечно, было не очень приятно проиграть с таким счётом. Надеюсь, больше не будет ни таких поражений, ни таких воспоминаний.

А ещё мне запомнилась игра, где я своё первое очко заработал.

Тренерский штаб Флориды доверяет тебе и выделяет много игрового времени, что редко для новичков лиги. Рассчитываешь выиграть Калдер Трофи по итогам сезона?

— Безусловно, мне дают много игрового времени и доверяют игру в большинстве. Посмотрим в конце сезона, что из этого получится.

Ведь есть много и других новичков, которые играют очень хорошо. Шансы есть всегда.

Главное — работать не покладая рук.

— На игры Флориды пока приходит не так много болельщиков, как того хотелось бы руководству команды. Сильно ли это тебя беспокоит?

— Да я бы не сказал, чтобы меня это сильно беспокоило. На первую игру пришло где-то 18 тысяч, а наша арена вмещает где-то 20.

Не думаю, что это такой уж низкий показатель. Да и на остальные матчи не меньше 16 приходит. Думаю, если по ходу сезона будем много выигрывать, то болельщики ещё подтянуться.

Любой болельщик любит, когда его команда выигрывает. Всё зависит от нас.

— В прошлом сезоне ты забросил 12 шайб. В этом пока что ни одной (разговор состоялся до матча с Вашингтоном, где Дмитрий отметился точным броском, прим. А.О.).

Что мешает поразить цель?

— Хорошие вратари, думаю. Да и уровень НХЛ выше юниорской лиги. Здесь намного сложнее забить, намного сложнее доставить шайбу к воротам, потому что много игроков блокируют броски — они получают за это деньги. Вот и вся причина.

Надо стараться, почаще бросать и надеяться на то, что скоро шайба всё-таки залетит в ворота.

— Какой бы результат в плане личной статистики счёл бы для себя удачным по окончанию этого сезона?

— Сколько получится. Я пока перед собой не ставлю никаких целей. Всё-таки первый сезон в НХЛ. Надо посмотреть, надо адаптироваться и уже посмотреть, сколько я очков наберу.

Потом уже буду отталкиваться от этого и ставить себе планку, сколько очков я хочу набрать в следующем сезоне. Пока что я просто играю и пытаюсь быть полезным для команды.

— Пантеры откровенно неудачно начали сезон и сейчас плетутся в конце своей конференции. Не поделишься своим видением этой неудачи?

— Во многих матчах мы провалили первые 20 минут. Не играли по нашей схеме, не выполняли установку тренера… Проигрывали первый период и уже не могли вытащить матч. В последних же матчах мы отыграли все 60 минут — результат налицо. Выиграли вот 4:0.

Надо продолжать в том же духе.

— Думаешь, удастся зацепиться за плей-офф в этом году?

Это наша основная задача. Мы будем делать всё возможное, чтобы её добиться. Хотелось бы попасть в плей-офф в этом сезоне, но так как мы играли в первых матчах этого сезоне — это не лезет ни в какие ворота.

Надо перестраиваться. Надо больше работать на тренировках и играть на протяжении всех 60 минут в каждом матче.

Впереди много игр, у нас хорошая команда и хороший подбор игроков. Каждый может забить.

Так что все шансы есть на то, чтобы зацепиться за место в плей-офф.

— Программа максимум на сезон — победа в Кубке Стэнли? Или пока таких амбициозных планов нет?

— Мне кажется, у каждой команды программа максимум на сезон — это победа в Кубке Стэнли. Все хотят завоевать этот трофей.

Но это может сделать только одна команда. Всё это очень интересно.

Первая задача — это попасть в плей-офф, а потом уже будем думать о Кубке Стэнли.

Читать о спорте еще…

Читайте также: