Дмитрий саморуков: если остался бы в цска, мне могли просто не дать шанса показать себя

Дмитрий саморуков: если остался бы в цска, мне могли просто не дать шанса показать себя

Молодежный чемпионат мира по хоккею завершился, однако болельщики и профессиональное сообщество до сих пор отходят от обидного поражения нашей сборной. 18-летний Дмитрий Саморуков на чемпионате мира выглядел достаточно зрело, будучи самым молодым защитником сборной России.

В каких-то моментах наблюдались недоработки, но грубых ляпов у защитника Гелф Сторма оказалось меньше всех.
В интервью корреспонденту AllHockey.Ru Дмитрий объективно оценил нашу сборную, рассказал об ошибках национальной команды и поделился историями из своей жизни за океаном.


До сих пор идут бурные дискуссии на тему выступления нашей сборной на МЧМ. Вы сами как считаете, чего нам не хватило, чтобы пройти дальше 1/4?

— У нас собралась хорошая команда. Я думаю, вопрос был по игре в неравных составах. У нас не было определенных бригад в большинстве. Сейчас девяносто процентов решает хорошая игра в этом компоненте, а мы играли как пять на пять.

Нам нужно было больше забивать и меньше пропускать. Плюс команде не хватило наигранности.

За такое поражение на чемпионате мира было неудобно перед болельщиками. Сколько бы ни ходило неприятных слов и комментариев в наш адрес, нам самим все равно очень обидно за поражение. Надо просто понимать, что такое случается.

Мы сами себя долго казнили.

— Вы оказались самым молодым защитником в сборной. Как вы свою игру оцените? Насколько было тяжело?

Максим Бендус про левый взгляд на оружие


— Конечно, было тяжело. В команде были ребята постарше, но они помогали, подсказывали где-то.

Мы сразу стали одной семьей. Если оценивать свою игру, считаю, что мог сыграть лучше, мог больше помочь команде – в том же большинстве, да и в равных составах.

— Это ваш дебют за молодежную сборную. Какие эмоции от турнира?

Сильно ли отличается характер игры на молодежном ЧМ от юниорского?

— Что на юниорском, что на молодежном собраны сильнейшие игроки. На таких турнирах всегда делается акцент больше на мелочи, и поэтому играть здесь нужно правильно. Меньше ошибаться.

Мне было интересно проверить себя и поиграть с ребятами, которые играют в Континентальной лиге. И с Брагиным приятно поработать. Он отличный тренер, мотиватор.

С тактикой у нас не было проблем.

Тренерский штаб поверил вам и Елизарову и не разбивал вашу пару со встречи против Швейцарии. Вы как ощущали себя с партнером из Тороса? У него ведь скорости поменьше.

Чувствовалось?

— Елизаров хороший защитник. Он всегда поможет. Если я хочу подключиться к атаке, он подстрахует. Мы друг другу подсказывали где-то.

Со скоростями точно проблем не было.

— Первые три игры вы провели лучше, чем две последние на турнире. Как думаете, с чем связан спад?

Соперник стал чувствовать ваши слабые стороны?

— Не могу сказать, с чем это связано. Может, на фоне усталости.

— Многие говорят, что в нашей сборной была не самая сильная линия обороны на чемпионате мира. Вы как считаете?

Вот объективно оценивая ситуацию.

— Если объективно: ребята, в том числе и я, сыграли не на том уровне, на котором могли сыграть. Тренерский штаб ведь не за один день отобрал нас всех. Они целый год следили за игроками, плюс рекомендации тренеров, плюс статистика.

Я думаю, что в сборной были сильнейшие ребята, просто где-то надо было показать свой лучший хоккей.

— Игра в сборной – хороший опыт. Для себя уже поняли, в чем добавлять?

— Добавлять всегда надо – в сборной ты или нет. Всегда надо работать над собой, надо двигаться дальше и не останавливаться. После такого опыта хочется быть готовым к следующему чемпионату мира, попасть в состав и постараться реабилитироваться.

Проигрыш — наша осечка, и мы должны ее исправить.

— Мы впервые за восемь лет без медалей. Столько критики в адрес нашей сборной обрушилось после поражения в 14.

Как вы себя ощущали во всей это ситуации?

— Обидно было. Когда проиграли американцам, никто слова не мог сказать в раздевалке. Мы сидели, наверно, час и не знали, что делать. Конечно, было очень обидно, но без поражений побед не бывает.

Сейчас надо делать выводы. И тот опыт, который мы получили здесь, нужно не растерять.

Нужно идти дальше и прогрессировать. Сейчас все сборные подтянулись по плану игроков, по плану тактики.

Все сборные примерно одинаковые, и обыгрывать их можно.

— Сообщалось, что вы играли с поврежденным плечом? Сейчас уже все в порядке?

— На тренировке повредил немного плечо, но доктора сразу посмотрели, я поделал упражнения, и сейчас уже все хорошо.

— Вы уже успели вернуться в клуб и провести две игры. Времени на отдых не осталось?

— Я вернулся в Канаду, позвонил тренеру, и через два дня у меня уже была игра. За 11 дней я провел 8 матчей. Хочется помочь команде.

Я молодой и восстановиться всегда успею. Иногда надо усердно поработать, чтобы потом отдохнуть.

— Сейчас вы проводите свой второй сезон за юниорскую команду Гелф Сторм. Как этот сезон складывается для вас?

— Хорошая команда сейчас у нас, но есть ошибки в тактическом плане. Будем исправлять. Впереди еще вторая половина. Рано что-то загадывать.
— Вы второй сезон в Канаде.

Ни разу не пожалели, что уехали так рано?

— Пожалел, что уехал так поздно. Был бы поумнее, учил английский в школе. Приехал бы сюда уже с языком. Когда приезжаешь без языка, первые месяцы сложно. Я учил язык с репетитором.

Первые недели было смешно: тренер ходил с переводчиком, чтобы что-нибудь мне объяснить, рисовал мне отдельно. Но потом ребята в команде помогли, русские знакомые в Канаде.

Так что сейчас все наладилось.

— Сейчас уже думаете на английском?

— Конечно. Только сложные слова перевожу в голове. Но обычно в общении с ребятами, я уже не перевожу с русского на английский.

Все это в голове. Сейчас со мной в команде играет русский парень, и он пока что с английским не дружит.

Я ему говорю, чтобы деньги мне платил уже за перевод. Подрабатываю пока у него переводчиком (смеется).

— Почему вы вообще в свое время приняли решение отправится в Канаду?
— Я всю жизнь играл в ЦСКА. И я понимал, если хочу достичь чего-то большего, надо двигаться и попадать в Канадскую лигу, а потом стараться пробиваться в АХЛ.

Я четко осознавал: если останусь в ЦСКА, мне могут просто не дать шанса показать себя. И в отличие от России здесь, в Канаде, я работаю над собой, мне помогают люди.

Я 24 часа живу хоккеем и могу развиваться быстрее.

— Если бы вам сейчас позвонили из клуба КХЛ и предложили контракт и место в основе, поехали бы?

— У меня контракт с Эдмонтоном. Я сейчас уже не выездной.

— А если бы до Эдмонтона предложили?

— Не могу сказать, честно. У меня была поставлена задача – уехать играть в Америку, играть в лучшей лиге мира. Ты всегда сможешь вернуться.

Но поиграть за океаном – бесценный опыт.

— Говорят, Канада встретила вас не самым лучшим образом? Первый сезон был серьезным испытанием?

— У нас была самая слабая команда. Мы выиграли только 15 игр из 68. Мы даже в плей-офф не попали. Когда команда проигрывает, у тебя есть проблемы.

Ты не можешь играть один, тебе нужно играть в команде. Сейчас команда более-менее поменялась.

— Не было тогда мысли перебраться в другую команду?

— Через трудности надо проходить. У нас в том году была самая молодая команда, поэтому и слабая. В этом году мы посильнее, так как ребята все взрослее становятся.

И думаю, что в следующем году мы будем той командой, которая уже сможет ехать на Мемориальный кубок. Надо проходить через все эти трудности, набираться опыта.

Я не собираюсь бросать корабль, тонущий он или нет.

— Вы в 16 лет уехали за океан. Как решили вопрос с учебой?

— Я окончил 9 классов и уехал. А вот 10-11 класс я сдал экстерном. После поступил в физкультурный институт.

Сейчас я уже на втором курсе.

— По чему в Канаде скучаете больше всего?

— По семье: родители, бабушки, дедушки, брат. Я бы провели вечер с семьей за ужином.

Но у меня спортивная семья, они понимают мою занятость. Это хоккей, я выбрал такой путь.

— Расскажите о своей спортивной семьей?
— Мама мастер спорта по прыжкам в воду, отец профессионально футболом занимался, известный вратарь. Брат тоже играл в футбол, в ЦСКА.

Но сейчас он решил завершить карьеру и стать полицейским.

— У вас в семье спортсмены из разных областей. И как вас вообще в хоккей занесло?

— Старшего брата сразу на футбол отец забрал. Я тоже немного походил в футбольную секцию, но поскольку я был крупным парнем, и дыхалка у меня была не очень, мне сказали, что хоккей подойдет для меня лучше.

И вот мама меня туда отвела. Надо же было в детстве чем-то заниматься.

Я пошел в местные Белые медведи, а потом с первого набора в ЦСКА попал сразу.

— Вы же родились вообще не в хоккейном городе Волгограде…

— Да, отец тогда играл там. Последний сезон он проводил в Химках, и мама приняла решение переехать в Москву.

Мне тогда 2-3 года было.

— Вам сейчас комфортно в команде, где кругом канадцы?

— Вполне. У нас все ребята добрые. Я вам скажу, что у нас здесь почти русская команда. Ребята просят привозить куртки и майки с логотипом сборной России.

Они ходят в них, не снимают.

— Вы задрафтованы Эдмонтоном. Сейчас задача номер одинзавоевать место под солнцем?

— Задача работать, а там уже люди, которые смотрят, сами решат. Конечно, стоит цель попасть в основу Эдмонтона.

И я буду все делать для этого. На данный момент я хочу больше развиваться как хоккеист, играть в хоккей и получать удовольствие.

— С главным тренером “Эдмонтона общались лично?

— На летних сборах с основной командой удалось пообщаться.

— Он обрисовал какие-то перспективы?

— Конечно, он сказал работать. В следующем году у нас будет шанс, а в этом нужно прочувствовать все, что есть в Канадской лиге.

— Матчи НХЛ удается посещать?

— Не получается. Иногда смотрю — период зацепишь перед сном. Я пристально за Эдмонтоном слежу, даже больше за защитниками. Пытаюсь понять, в чем мне нужно добавить, как играют ребята постарше. Ходить на игры времени нет.

Я был пару раз. Но сейчас у нас 3-4 игры в неделю, тренировки, и еще нужно время на восстановление.

На каких игроков обращаете особое внимание?

— Из Эдмонтона смотрю на всех. Особенно на защитников Дарнелла Нерса и Криса Рассела. Из других клубов – Эрик Карлссон. Слежу за тем, как он играет в нападении.

Также слежу за более жесткими защитниками, кто больше играет в своей зоне.

— С кем бы хотелось сыграть в паре?

— С теми, кто не пропускает (смеется).

— Летом вам была поставлена задача – прибавлять в весе. Уже выполнили?

— Не особо получается, так как был турнир – нервы, эмоции. Надо просто постараться вернуться сейчас в хоккейную канадскую жизнь и работать над набором веса.

Мне нужно набирать мышечную массу, а не жир. Правильно нужно работать.

Читать о спорте еще…

Читайте также: