Дмитрий василевский: «давайте развивать баскетбол — означает распилить бабки»

Дмитрий василевский: «давайте развивать баскетбол - означает распилить бабки»

Победа команды ЛГУ им. Пушкина на студенческом чемпионате Петербурга стала своего рода сенсацией.

Первокурсники тренера Василевского играючи одолели ребят на три-четыре года старше. Это как если 50-килограммовый боксер нокаутирует тяжеловеса.

Для мастера спорта, кандидата педагогических наук Дмитрия Василевского это уже восьмой подобного рода результат за 13 лет его тренерской работы в Ленинградском государственном университете им. А. С. Пушкина.

В интервью «Фонтанке» баскетбольный тренер раскрыл секрет своей последней победы. Как выяснилось, с игроками самой молодой команды России он знаком еще с тех времен, когда те учились в начальных классах, а Василевский вел спортивный класс школы № 222.

Получив аттестат, вчерашние школьники пошли за своим тренером в университет.

— Насколько эта система, которую вы выстраиваете в университете, уникальна для Петербурга и вообще для России?

– Я провожу своеобразный эксперимент по выстраиванию системы, как в НБА, чтобы игроки попадали в клубы из студенческого баскетбола. Сегодня при профессиональных командах есть еще две — молодежная и детско-юношеская.

Получается, что, начиная с 8 – 9-го класса, они уже разобраны. Я же, не отдав своих ребят ни в один из клубов, пытаюсь доказать, что эти молодые парни способны выигрывать.

Мы весь сезон играли фактически с мужиками — 23, 24, 25 лет. И мы заняли первое место. Я хочу показать своим примером, насколько нужна вся эта система — ДЮБЛ, молодежка. Мы на последний чемпионат Европы еле наскребли сборную.

У нас только в Петербурге 8 спортивных школ, в каждой по 10 человек. То есть каждый год только наш город выпускает 80 баскетболистов. Где они?!

Ау!

— Это и есть мотивация для ваших ребят? Они смогут стать профессионалами и заработать миллионы?

– Да, большинство из них воспринимают баскетбол как возможность заработать. У меня в команде Федя Шпак, который в финале 29 очков забил.

Он уже играет за молодежный состав «Зенита». Он уже достойную зарплату получает. Есть еще наш доморощенный мулат — он уже в «Спартаке», тоже там какую-то копеечку зарабатывает.

Ребята все эти примеры видят.

— Сейчас в университетской команде они что-то уже получают за свою игру?

– Вот только сегодня мне звонили из планового отдела — ректор выписал всем ребятам премию за победу в чемпионате города.

— Большую?

– На пару хороших кроссовок хватит. Еще мы ведем переговоры с Nike. Может быть, они еще по две пары кроссовок подарят на выбор самих ребят.

Сейчас бьюсь за то, чтобы им присвоили КМС за победу на чемпионате города. Я много требую от них, но и даю немало.

— Премия — это разовая выплата. А стабильный заработок у них есть?

– У нас в университете такое не практикуется. Трех игроков у нас один университет таким образом переманил — им пообещали доплачивать за игру.

Я привык заманивать не деньгами, а результатами. Ребята видят, что у меня они могут выиграть. У меня уже во второй раз так переманивают лучших игроков.

Но потом мы все равно обыгрывали их новые команды.

— И большие деньги им обещали?

9 мудрых советов женщине, как давать советы мужчине. Сатья дас. Санкт Петербург 29.10.2015


– Грубо говоря, прожиточный минимум — 10 – 15 тысяч в месяц. Я считаю, что платить деньги молодому парню за то, что он просто играет в баскетбол, это непрофессионально. Где-то подкормить, отвезти на сбор, купить форму — это да. А платить нужно только за результат.

Если ты хочешь получать зарплату за это, иди в профессионалы.

— Вы, кстати, сами из баскетбольной семьи, у вас мама играла.

– Мама у меня чемпионка СССР. Потом тренером работала в детской команде «Спартака» в школе на Вязова, на Крестовском острове. Вместе со своими ребятами она тоже выиграла чемпионат страны.

И я как раз был в той команде. Вместе со мной играли Пашутин, Карасев, Панов, Кисурин.

— Какие знакомые фамилии.

– Да, вот такая у нас была командочка. Потом моя мама стала директором школы «Спартак» на Вязовой. Когда там все развалили, она поднимала.

Я отыграл, потом ушел в армию и по возвращении сразу перешел на тренерскую работу. Многие мои воспитанники тоже входили в сборные страны разных возрастов. Самый звездный мальчик у меня был Виктор Набутов, это сын комментатора Кирилла Набутова.

Недавно иду у метро «Чернышевская», вдруг лимузин останавливается. Из него вываливаются девчонки с шампанским и Витька. Кричит: «Тренер!

Давайте к нам!» А я на тренировку мчусь. Говорю: «Витюш, давай потом».

Витя был одним из первых, кого мы отправили в Америку. Он приехал туда, хорошо себя показал в студенческих командах. Там ему сказали: «По технике, по физике у тебя все нормально. Давай приезжай, только язык выучи».

А Витька-то французский учил. Он вроде начал учить английский, но быстро забросил.

А если бы поехал, еще неизвестно, чего бы он там достиг.

— Вы уже упомянули проблему с разрушением спартаковской баскетбольной школы на Вязовой. Ваша мама же чуть жизнью не поплатилась в борьбе за его спасение.

– Этот же зал построили Кондрашину (бывшему главному тренеру «Спартака» и сборной СССР. — Ред.) после Олимпиады. И он был центром баскетбола, все матчи проходили там, даже еврокубки.

И когда все пришло в запустение, моя мама добилась у профсоюзов разрешения на открытие там школы. А здание было полностью разбито, бомжи прямо на паркете жгли костры. «Спартака»  к тому времени уже не было.

На том месте чего только не хотели делать — каток, укроп сеять…

— Укроп?

– Да! Был целый бизнес-проект. Землю положить и укроп посеять. Это столько бы денег приносило!

Это вот деятели у нас были такие. И когда мы туда обратно пришли, мы 3 – 4 машины только мусора вывезли. Была только баня, потому что бомжи там жили. Все стекла и окна были разбиты. Первые ночи я ночевал там с дубиной и выгонял оттуда бомжей.

Нам выделили какие-то деньги на восстановление. Это было лето то ли 98-го, то ли 97-го года. Как только дождь — сразу все льется. Мы там час с ребятами вытирали воду, полчаса тренировались. Потом постепенно застеклили все, крышу поставили, электрику, мощности провели.

Потихоньку дело пошло.

— Сначала дело пошло, а потом почему не заладилось?

– А потом профсоюзы решили сделать из школы бизнес и сказали моей маме брать с детей деньги. Она отказалась, и ее сразу уволили. Потом и меня оттуда убрали с формулировкой «за плохую работу».

А у меня в тот момент из команды 6 человек были в первой сборной города и 6 во второй. А один парень, на год младше, стал лучшим разыгрывающим России по своему возрасту.

Вот это они назвали плохой работой.

— А потом было нападение на вашу маму?

– Вечером по голове сзади ударили чем-то. Крови было очень много.

Мы думаем, это произошло из-за того, что она боролась за строительство на этой земле баскетбольного центра. Потому что у нее ничего не было взято.

Так просто из хулиганских побуждений кто бы стал нападать на женщину в годах?

Это был 2003 год, как раз тогда вы и пришли работать в университет. Нашли для себя тихую гавань?

– В этом плане — да. Здесь стабильно и надежно. Но плох тот солдат, что не хочет быть генералом. Мне интересно сейчас с ребятами выйти на другой уровень, может быть, даже при этом же университете.

Может быть, нам с пацанами заявиться в одну из низших лиг и попробовать там поиграть. Но тут опять надо говорить с ректором, потому что на такие вещи нужны уже более серьезные финансы.

В свое время, когда Дрозденко был еще вице-губернатором Ленобласти и возглавлял КУГИ, мы вместе с ректором ходили к нему несколько раз на Большую Морскую. Он слезно обещал помочь нам найти деньги на команду.

Но потом все заглохло.

— В какую именно лигу вы хотите заявиться?

– Сейчас обдумываем вариант с молодежной лигой ВТБ. Вместе со взносами, разъездами и арендой игрового зала это обойдется нам где-то в 6 миллионов.

— Возвращаясь к началу нашего разговора про вашу экспериментальную систему, получается, что России для развития баскетбола не нужны не только детско-юношеские баскетбольные лиги, но и многочисленные турниры?

– Скажу больше. Этих турниров становится все больше. Мне постоянно звонят, зовут играть в каких-то новых соревнованиях. Я их спрашиваю — зачем? «Чтобы развивать баскетбол», – отвечают мне. Мне становится страшно, когда я слышу слово «развивать».

Потому что это означает только одно — появились бабки и надо срочно их распилить. Вот и все «развитие».

Вот если бы мне позвонили и сказали: мы тут придумали новые тренажеры, купите за 50%, вот это развитие. А «давайте поучаствуем еще в одном турнире» – это чтобы люди кормились — судьи, чиновники.

Все это «развитие» закончится через год-два в зависимости от объема денежного мешка. Да лучше я вместо этого дополнительно потренируюсь или в нашей питерской «Глобальной лиге» поиграю с мужиками, чем куда-то буду ездить.

Беседовал Артем Кузьмин,«Фонтанка.ру»

http://www.fontanka.ru/2016/03/16/144/

Читать о спорте еще…

Читайте также: