До свидания, наш вова!

До свидания, наш вова!

К середине июля Новосибирск накрыла жара. Липкая, невыносимо душная.

Бьющее в глаза солнце, раскаленный асфальт, ни ветерка. Что, казалось бы, в такую погоду делать у хоккейного дворца? Да еще и в пятницу вечером. Не стоять же и грустить по всегда царящей там прохладе, правда?

Повод был. Более, чем повод.
Новосибирск провожал в НХЛ своего Вову Тарасенко.

Вряд ли, не зная изнутри всю ситуацию, вы можете представить себе всеохватность любви Новосибирска к своему Вове. Именно своему.

Всегда и везде, где бы он теперь ни играл. Живущий хоккеем город с первых взрослых матчей ходил смотреть на талантливого паренька из местной хоккейной школы, а стоило ему чуть подрасти – трибуны уже устраивали такие овации, что крыша старенького ЛДС держалась лишь чудом.

Понимая, что космического таланта мальчишку в недалеком будущем ждет НХЛ, новосибирские болельщики надеялись всем миром его однажды туда проводить и пообещать дождаться: пусть через десять лет, пусть через пятнадцать, но с наградами и кубками – домой.

А что самое в этой предыстории трогательное, так это то, что молодой игрок отвечал своим фанатам полной взаимностью. Как ни с кем тепло общался после матчей, всегда благодарил за поддержку, на льду и вне льда.

И решив для себя, заявлял в прессе: Всю российскую карьеру проведу в одном клубе. Дома.

Он притягивал к себе людей, как магнитом. Своей скромностью, доброжелательностью, искренностью.

Тем, что всегда умел быть благодарным.
И за последние несколько месяцев этого года изменилось, казалось, буквально всё. Кроме этого.

Кроме него самого, Владимира Тарасенко.

Кого еще так провожали?

Все в курсе произошедших с Тарасенко событий. Но вернулся домой из промозглого Питера Володя, имея на руках уже подписанный контракт с заокеанским Сент-Луисом.

А поскольку мечта проводить его за океан никуда не делась, пресс-служба Сибири задумала пригласить Тарасенко на уже традиционный День болельщика. Но выяснилось, что Тарасенко улетает в Америку раньше намеченной даты, и тогда задумку пришлось корректировать: автограф-сессия Владимира для всех, кто захочет увидеть его перед отъездом.

Нужно ли говорить, что Володя согласился на это с радостью, и даже больше: попросил по времени встречу не ограничивать. Мол, пусть все, кто захочет прийти, придут не зря.

Михаил Ефремов \


– А если затянется надолго?

– Я выдержу.

Единственное, за что волновался Тарасенко, – народ-то будет? И даже переспрашивал: Точно кто-нибудь собирается?

Такая жара, да еще рабочий день….

Народ собрался! Провожать пришли в итоге ни много ни мало почти три тысячи. Не на празднование, не на фотосессию с кубком, не на открытую тренировку.

Посмотреть еще разок на самого пока успешного молодого игрока своей школы, обнять и сказать ему несколько слов. А было ли когда-нибудь такое у нас в КХЛ?

Вообще в хоккее? Кого еще провожали вот так, всем городом?!

Такая встреча, а вернее, проводы такие – они, может, раз в жизни бывают, да и то не у всех. Одна из болельщиц накануне вечером писала в твиттере: В армию ребят я провожала, а вот в НХЛ – первый раз.

Только Вова! Только победа!

Когда открыли двери во дворец, и народ наперегонки хлынул в вестибюль, Тарасенко растерялся. Не потому что несколько часов придется сидеть и ставить автографы, нет.

На самом деле не ожидал такого большого и искреннего внимания к себе, успел отвыкнуть от новосибирского тепла и позитива за те тяжелые в эмоциональном плане полгода. А вот болельщики были счастливы еще до начала встречи.

Скандировали в телевизионные камеры Вова, удачи! и Только Вова! Только победа!. Выстраивались в очередь.

Демонстрировали приготовленные кумиру подарки и наперебой рассказывали о них.

– …Решили сделать Вове большую мега-сетку, два на три метра, на память. Номер — фамилия и надпись: Ты всегда с нами, мы всегда с тобой!

– …Сосновый бор, конный клуб. Нашел там подкову. Настоящую!

Пошел к граверу, он мне на ней написал: Владимиру Тарасенко на удачу. Причем буква Н внизу – уже была на подкове, я только попросил к ней добавить букву С, чтобы получилась эмблема нашей Сибири, представляете?!

– …Идея создать такой альбом о Володе была у нас давно. Там фотографии: как он пришел в Сибирь, с молодежного чемпионата мира, как лидером в нашем клубе стал, то есть вся его карьера.

А под фотографиями – напутствия, теплые слова.

Ту мега-сетку в самом начале встречи разрешили растянуть на стене напротив, чтобы на протяжении всей автограф-сессии Тарасенко ее видел. И дарившие очень просили после окончания мероприятия про нее не забыть: снять и отдать хоккеисту вместе с другими подарками.

Их за почти три часа накопилось столько, что они не умещались в руках у всей пресс-службы! Футболки, рисунки, коллажи в рамках, вышивки. Именная ручка Parker. Счастливый рубль в мешочке.

Корабль в стекле, на мачтах которого трепетали маленькие флаги России, Америки и Сибири: Попутного ветра! Большому таланту – большое плавание!

А фотоальбом Тарасенко от мала до Сент-Луиса и вовсе решено было запечатлеть покадрово для клуба, каждую страничку, настолько трогательно и с такой любовью он был оформлен.

Трехтысячная толпа белела кепками 91, с прилавка сувенирного киоска их смели буквально за несколько минут. Для автографа подавали эти и другие кепки, шарфы, сетки его и других игроков Сибири, клубные и обычные футболки, программки, билеты, карточки, шлемы, собственные руки.

Кто-то даже сунул паспорт.

Чтобы сфотографироваться, кто-то приобнимал, кто-то садился рядом, кто-то наоборот просил игрока встать. Самые маленькие болельщики норовили плюхнуться Володе на коленки.

Один малыш лет четырех сначала долго стеснялся, смущался и боялся подходить, а после того как решился – громко объявил на весь холл: Еще хочу!!!
Дети и взрослые, молодые девчонки и юные хоккеисты, семьи, представители старшего поколения и крепкие мужики – завсегдатаи трибун.

Через полчаса после начала очередь была хвостом, прошел с час – только увеличилась. Один мужчина вообще отстоял это время на костылях и прыгал к Тарасенко буквально на одной ноге.

Вы для меня лучшие болельщики во всем мире!

Тарасенко не пропустил никого! Благодарил каждого без исключения, смотрел в глаза, улыбался. Под впечатлением кто-то забыл на столике подписанный вымпел.

Вова всполошился, вскочил, ища растеряшку в толпе. Всё к тому времени длилось уже более двух часов, и все удивлялись после: Даже к концу вечера он не просто ставил автограф, а старательно его выводил, каждому.

Еще и спрашивал, какое пожелание написать!

Немного в стороне от сына, хлопающих его по плечу людей, фотографов, суеты, сидели его бабушка и дедушка. Несколько минут назад пресс-атташе Сибири Мария Левинская показала им тот самый фотоальбом. Они долго рассматривали.

Потом Владимир Алексеевич поднял глаза на внука, на все прибывающую толпу, встал и стал куда-то звонить. Он звонил в Ярославль, маме Вовы, Инне.

Выслушав, что сейчас творится в Новосибирске, она расплакалась в трубку. От гордости за сына.

Перед встречей Володя разговаривал с дедушкой о своем отъезде за океан, размышлял о том, сможет ли он стать в Блюз ассистентом капитана. Владимир Тарасенко-старший ему тогда говорил: Если ты будешь работать и совершенствоваться – почему бы и нет.

И представьте себе реакцию Тарасенко, когда буквально на следующий день к нему подходит за автографом мужчина в свитере Сент-Луиса, на котором Tarasenko, 91 и ассистентская литера А?! Это ли не добрый знак?

– Теперь для нас есть только одна команда в НХЛ – Сент-Луис. Пока Вова будет там – будем за нее болеть.

– Когда увидел Володю – прямо растерялся! А хотелось столько всего пожелать, чтобы травмы не мучили, чтобы все удавалось, чтобы всегда помнил, что у него есть поддержка, что бы он ни делал.

Спасибо тебе, Володя! Наш город всегда с тобой!

– Спасибо, Володя, за все. Спасибо семье Тарасенко за нашу гордость, за нашу радость. Береги себя! А мы не прощаемся.

Мы говорим тебе до свидания, Володя!

– Вы для меня лучшие болельщики во всем мире! – отвечал Владимир Тарасенко.

Читать о спорте еще…

Читайте также: