Двуреченский: а вот так в лицо никто ничего не говорит…

Двуреченский: а вот так в лицо никто ничего не говорит…

Молодой нападающий Витязя – откровенно о том, как выглядит самый скандальный и противоречивый клуб нашего чемпионата изнутри Витязя, – в интервью Allhockey.ru.

Прошлый сезон стал для 21-летнего нападающего первым полноценным сезоном в КХЛ, но и первым не в составе родного Динамо, а Витязя, в котором Никита Двуреченский нашел себе место и время на льду.

– Какие впечатления от сезона?

– Я очень рад, что я попал к Андрею Назарову и прошел его школу. Это бесценный опыт.

Он внес неописуемый вклад в мое становление карьеры.

– Но о его жесткости наслышаны все!

– Это да. У нас даже были такие ребята в команде, не буду называть кто именно, у которых реально надламывалась психика.

Прямым текстом говорили: Я уже больше не могу играть.

– ?!

– Не ему в глаза, конечно, а в кругу своих, что называется. Я же, наоборот, был только рад.

Теперь у любых других тренеров я буду чувствовать себя намного спокойней и раскрепощенней.

В чем фишка Назарова?

Why I Don’t Have a \


– Владимиру Крикунову все кивают на его знаменитые баллоны. Физика, мол, просто невыносимая…

– (качает головой) И в Динамо просто бешеная предсезонка. И вот, пожалуйста, смотрите, что они показали в этом сезоне. Они выиграли Кубок Гагарина!

Мне кажется, что в каждом клубе по-разному. Например, у нас было и по две тренировки в день. То есть, два льда и один зал.

Все зависит от тренеров. Они решают. У каждого тренера своя методика.

– Так в чем фишка у Назарова?

– Мне кажется, это можно почувствовать, только поработав с ним. Да, у него были какие-то всплески эмоций.

Но он дает играть и учит, как играть, понимаете? В то же время он может что-то и сказать за кулисами.

Например, над какими ошибками надо поработать. Мне он это говорил, например. Однако он может и знатно отругать на льду, это да.

Но это только закаляет тебя, как личность, считаю. Это тебе, хоккеисту, только на руку.

А если ты будешь, наоборот, загоняться и обращать внимание на то, какие он там слова тебе говорит, и как он тебя критикует, то это только в минус тебе пойдет.

– Предположим, шесть голов за сезон – это не то, на что вы рассчитывали. Не так ли?

– Да, мне есть к чему стремиться. Нужно совершенствовать свою технику и реализацию моментов.

— Витязь не только попал в плей-офф, но и вообще занял самое последнее место в лиге. У вас -12 по показателю полезности.

Это как?

– Я считаю, для нашего клуба это нормально. Ближе к концу сезона играло много молодых ребят. То есть, моего возраста и еще младше. Играли против больших мастеров.

Они играют так, что порой просто голова кружится.

Яблонски производит впечатление адекватного

– В среде болельщиков, если не считать чеховских, разумеется, главной бедой Витязя считаются тафгаи. В команде к ним такое же отношение?

Нет обиды на то, что они ваше игровое время забирают, а результат такой, какой есть?

– На самом деле, у них игрового времени не особо много было. Их выпускали в определенные моменты, чтобы где-то припугнуть соперника, где-то подраться против своих же соплеменников.

Такая была политика у клуба. Значит, мы должны были так играть.

– Но вам не обидно, что их выпускали в такие моменты, когда у Витязя еще есть шанс зацепиться за игру? Скажем, счет ничейный, а выпускают Мирасти, а не Двуреченского, и…

– Были такие моменты. Но опять же – это решение тренера, и оно не оспаривается. Ему виднее.

– Витязь достаточно рано лишился шансов на выход в плей-офф. Как доигрывать сезон в такой атмосфере?

– В том-то все и дело. Но Андрей Назаров нам говорил, что, несмотря на такое положение вещей, все равно надо играть за имя клуба и за свое собственное имя.

Мы зарабатывали свое будущее. Тем более, все ребята молодые были. Надо было доказывать и биться.

Именно с такими мыслями мы выходили на тренировки и игры.

– Раньше у вас был статус молодого игрока московского Динамо, но вы не играли. Теперь вы играете, но за Витязь. Не мне вам говорить, что люди думают про игроков Витязя и что говорят про их мастерство. Вас это как-то задевает?

Нет желания рассказать людям, что Витязь – это не только тафгаи, но еще и талантливая молодежь?

– Про Витязь я видел только негативные реплики. В тех же комментариях в Интернете. А вот так в лицо никто ничего не говорит. Обычно все хотят узнать, что у нас там творится, как себя ведут канадские ребята в раздевалке, на льду, на тренировках.

Но я согласен, что Динамо – это великий клуб, который, понятное дело, ставит перед собой совсем другие задачи, чем те, которые у Витязя.

– Болельщики Витязя чуть не боготворят тех же Мирасти и Яблонски. К вам в Чехове такое же отношение?

Люди на улицах узнают?

– Да, было такое. Люди узнают, потому что городок маленький, и все знают своих игроков, не говоря уже о легионерах.

А Мирасти и Яблонски – они, конечно, просто местные звезды на уровне Поветкина и Лебедева.

– Вы часто общаетесь с Яблонски и за пределами площадки. Поделитесь своим мнением о нем.

– Он производит впечатление обычного человека. Адекватного, если вы об этом. У нас с ним есть общие темы для разговора.

Даже те же татуировки, например. Мы с ним нормально общаемся. Он меня всегда спрашивает, мол, где отдыхал, что делал и так далее. Я у него то же самое спрашиваю.

Он абсолютно нормальный человек.

– Известно, что многие тафгаи предлагают молодым игрокам пройти с ними этакий курс молодого бойца. Дескать, мало ли что в жизни пригодиться. И что в Витязе это практиковалось особенно.

У вас такое было?

Было такое. Я видел, что они практиковали между собой.

Они не дрались, конечно, но там всякие захваты отрабатывали. У нас было несколько молодых ребят, которые строили из себя тафгаев.

Вот им они показывали, что да как.

– Евгений Тимкин?

– Да, Женя Тимкин. Видно, что он здоровый. Он и играет хорошо, и подраться может. Ему интересно было чему-то у них научиться.

Да и мне самому было интересно, как это правильно делать, а не просто размахнись рука, раззудись плечо. Там же тоже своя техника есть, это же не уличная драка.

– Сами бы вышли на ринг против Мирасти или Яблонски?

– (смеется)

– Нет, серьезно. Это же не уличная драка.

– Я еще хочу пожить (улыбается).

– В зале что-нибудь за ним подсмотрели интересное для себя? Такой мышечной массы ведь ни у кого в команде нет.

– Их не было с нами на предсезонке. Только один канадец был, Ник Тарнаски. А во время сезона Мирасти, Бреннан и Яблонски отдельно от всех вечером ходят в зал.

У них какая-то своя программа, и они по ней занимаются.

В Магнитогорске нас вообще бутылками закидывали…

– Некоторым болельщикам нравится силовая политика Витязя. Но даже они совсем не в восторге от поступков, которые нельзя назвать иначе, как хулиганскими выходками. Например, драка с Гелашвили в Магнитогорске или схватка Назарова с болельщиками в Минске.

На вас это откладывает какой-то отпечаток? Бывает такое, что после игр вы выходите и думаете: Господи, что же мы натворили?

– Конечно, бывает. Не то, чтобы стыдно, а неприятно, что вот так вот все происходит. Но вот возьмем тот же эпизод в Минске. Мы играли ровно, счет был ничейный.

А тут из-за банальной ошибки судьи нам испортили весь матч. Вы сами знаете, что Андрей Назаров – эмоциональный тренер. Но он бы не стал просто так творить отсебятину и бить болельщиков клюшкой.

Этого никто не будет делать. Я считаю, это уже подсудное дело. Но когда тренера, взрослого человека, тычут сзади из-за стекла флагом по голове, обливают пивом, харкаются в него? Вот вы бы что сделали?

Тут у любого человека сдадут нервы.

– Назаров ни при чем?

– Я лично все это видел своими глазами в Минске. А в Магнитогорске нас вообще бутылками закидывали. Мне то ли брелком, то ли зажигалкой рассекли лицо. После этого даже снимки этого сделали, но дело на этом утихло.

Вопрос: почему не наказывают как-то дворец или службу безопасности? Почему все говорят только о Витязе в такие моменты? Получается, что любого игрока могут травмировать?

Мне это непонятно.

– Но вы ведь понимаете, какое к вам отношение в каждом городе, куда вы приезжаете. Даже немного странно, что открытый конфликт с болельщиками у Витязя был лишь в Минске.

– Именно с болельщиками, да. Но не с игроками. Но при этом никого ведь не унесли на носилках со сломанной челюстью или переломанным позвоночником. Такого же не было.

Да, какие-то драки были и в Минске, однако все было по-хоккейному честно – один на один. Единственное, был этот неприятный инцидент на скамейке с болельщиками. И с нашей стороны это было неправильно, и с их стороны тоже, и они начали это первыми.

Я даже не знаю, что сказать. Если болельщик может покалечить игрока, ударить тренера во время матчакак это называется? Мы же не можем перелезть заградительное стекло, взять болельщика за шкирку и что-то там с ним сделать, правильно?

Так почему нас могут закидывать бутылками и чем-то еще?

– Болельщики всегда себя смело ведут, когда находятся по ту сторону стекла?

– Конечно. Это всегда так. Вот тот же эпизод в Минске.

Все сразу такие прямо классные-классные, когда в толпе-то. Кричат что-то, харкаются. Я не знаю, что это за люди. Приходите смотреть на хоккей – смотрите, наслаждайтесь. Даже теми же самыми драками.

Драки – это элемент хоккея.

– Не так ведь трудно вычислить, где вы будете выходить к автобусу после игры. Были случаи, когда вам угрожали физической расправой уже за пределами площадки?

– Так в том-то и дело, что после игр, в основном, люди подходят по-фотографироваться. И особенно – с нашими канадцами. Карточки еще просят.

Автографы – всегда.

— Карточки? Вы их с собой носите?

— Иногда да. Если есть.

– В Витязе будет новый главный тренер – Юрий Леонов. Что вы о нем знаете?

– У Юрия Владимировича я сыграл пару матчей лет в 15-16, когда он тренировал вторую команду Динамо. Он работал в паре с Виталием Владимировичем Карамновым.

Больше я ничего не могу о нем сказать. Посмотрим.

Читать о спорте еще…

Читайте также: