Джок хэмилтон: наша цель – сделать так, чтобы через искусство футбола американцы были здоровы

Мы поговорили о любительском соккере с Джоком Хамильтоном – учёным, работающим в калифорнийском университете Дэйвиса. Помимо своей основной работы мистер Хамильтон является одним из руководителей любительской футбольной лиги города Дэйвиса, работает детским тренером в Федерации Футбола США, а также футбольным арбитром, и судит до двух матчей в день.

Я стал арбитром благодаря судейской ошибке

— Джок, большое спасибо, что нашли время для беседы про футбол в США и Ваш судейский и тренерский опыт. Итак, вы футбольный арбитр.

Как это случилось?

— Я сужу уже примерно 15 лет. Всё началось с того, что однажды, когда я играл в DARSL (Davis Adult Recreational Soccer League, Взрослая Любительская Футбольная Лига г. Дэйвис), в одной из многих взрослых лиг, в которых я играл, меня сбили в штрафной сзади.

Судья в этот момент находился в центре поля и свистнул мне фол. Я огорчился и сказал ему: «Знаешь, тебе надо побольше бегать». А он ответил: «Ну давай, попробуй».

И я решил, что попробую. Тогда я прошёл свой первый курс судейства. С тех пор я закончил ещё ряд курсов в AYSO (American Youth Soccer Organization): четыре курса для арбитров, связанных непосредственно с судейством, три курса о том, как инструктировать судей, а также все возможные тренерские курсы, предлагаемые AYSO.

У меня есть лицензии E и F Федерации Футбола Соединённых Штатов. Так что я тренер высокого уровня и судья высокого уровня.

Я судил разные уровни, детей и взрослых, а также матчи клубов колледжей и, кроме того, клубные матчи очень высокого уровня, проводимые под эгидой Федерации Футбола Соединённых Штатов. В течение трёх лет я руководил назначениями судей в Davis Legacy Soccer Club (DLSC, Футбольный Клуб Легаси, г. Дэйвис; эта организация состоит из многих команд разных возрастов, играющих как между собой, так и с командами из других клубов — прим.

А.Л.), назначал арбитров на все их игры.

Джок хэмилтон: наша цель – сделать так, чтобы через искусство футбола американцы были здоровы

— Производит впечатление. На ваш взгляд, в каком возрасте лучше начинать карьеру судьи, и есть ли определённый возрастной предел?

— Я думаю, можно начинать в любом возрасте, но чем раньше, тем лучше. В идеале, надо быть на два года старше, чем игроки команд, которых вы судите. Например, чтобы судить матч U10, надо быть 12-летним, U16 — 18-летним.

И обычно мы так и делаем. Всё время с тех пор, как я начал инструктировать, т.е. последние 12 лет, я руководил молодыми судьями.

Они прекрасно судят, потому что у них высокие аэробные возможности, обычно они знают игру лучше, чем те, кто начинает позже, у них много энтузиазма, они быстро учатся. Поэтому мне приятно работать с молодыми судьями.

В частности, я думаю, AYSO очень качественно готовит молодых арбитров, а также защищает их от нападок. Мне бы хотелось сказать то же самое про клубы, но я был свидетелем того, как тренеры давили на молодых судей, когда те пытались просто хорошо делать свою работу, а это совершенно непростительно в спортивных играх.

Высадка на луну прикол про футбол 2014


— Вот вы сказали про тренеров, пытающихся повлиять на ход игры. Одна из серьёзнейших проблем футбола во всём мире — договорные матчи.

— Да, предопределять результаты матчей, влияя на судей — непростительно.

— Как бы Вы повели себя в такой ситуации? Существует ли официальная процедура, как судья должен реагировать?

— Ха-ха. Никто никогда не говорил мне, как судить, и не спрашивал, не хотел бы я сдать матч или не взял бы я взятку.

Думаю, большинство людей, которые видели, как я сужу, знают, что это было бы не очень хорошее предложение, потому что я, наверное, сделал бы так, чтобы их арестовали, и уж без сомнения выкинул бы их из турнира. Я непреклонен насчёт исключений ведущих себя неподобающе тренеров, в особенности я бы оградил от них детей, потому что дети должны быть защищены от дурного влияния.

— Вам когда-нибудь казалось, что в игре происходит что-то, намекающее на то, что команды договорились на определённый результат заранее и не поставили Вас в известность?

— Если я правильно понимаю вопрос, была ли когда-то такая игра, что я чувствовал, что тренеры договорились до начала матча о конечном результате. Не могу вспомнить ни одного даже малейшего намёка на договорняк.

Однако я не судил игры, на которые принимают ставки. Так что, если бы я работал на матчах профессионалов высокого уровня, где можно много заработать на ставках, то, наверное, что-то подобное возможно, но не думаю, что кто-то ставил на игры, которые судил я. Разве что по приколу, но там не было желаний скатать договорняк.

Поэтому с договорными матчами я не сталкивался.

— Иногда судьи практикуют работу на разных видах спорта. Вы судили какие-то другие виды?

— Я был на регбийных матчах и в какой-то момент задумался о судействе регби. Я даже изучил правила игры. И, что довольно интересно, правила регби гораздо сложнее, чем футбола.

Так что футбол, на самом деле, очень простая игра.

— Значит, судить регби сложнее?

— Да, сложнее. Но на тех регбийных матчах, на которых я был, мне не доводилось видеть ситуацию, чтобы игроки кричали на судью, а это довольно частое явление в футболе.

Все убеждены, что судить футбол — это просто. Игроки думают, что они его понимают, а на самом деле часто они даже не читали внимательно правила, и не знают, что там написано.

Это меня порой очень огорчает. Я часто спрашиваю игроков: «Вы читали правила?» и «Вы можете прочитать правила?», потому что иногда их претензии ко мне отражают неимоверную наивность в отношении того, что на самом деле говорит закон.

— Вы подняли интересный вопрос. Распространено мнение, что в регби игроки не спорят с судьями, потому что они более мужественные люди, нежели футболисты. А вот вы говорите, что на самом деле всё связано со сложностью правил.

Что скажете?

— Думаю, это тоже может быть одной из причин. А может быть, дело в общей атмосфере матчей на регби.

Говорят, футбол придумали джентльмены, а играют в него хулиганы, в то время как регби придумали хулиганы, а играют в него джентльмены.

Джок хэмилтон: наша цель – сделать так, чтобы через искусство футбола американцы были здоровы

— Давайте поговорим о судействе и возрасте судей. У вас есть «любимый» возраст игроков, команды которых вы предпочитаете судить?

— Мне нравятся техничные игроки, потому что тогда игру интереснее смотреть. При этом за игрой детей всегда весело наблюдать, в особенности когда они играют с энтузиазмом.

Я судил все возрасты, а ещё я судил в AYSO очень важную программу, где играют дети-инвалиды: с синдромом Дауна, на инвалидных креслах и т.д. Ты видишь, сколько радости ребята получают от игры, для меня именно это и есть суть спорта.

Ну и, конечно же, приятно судить любую возрастную группу, если они придерживаются хорошего спортивного поведения.

— А что насчёт споров с судьями, это начинается в каком-то определённом возрасте?

Чаще всего такое поведение идёт от тренера. Порой тренер – самый агрессивный участник матча. Если тренер спорит с судьёй, игроки ведут себя также, если же тренер относится к судье и к своим игрокам с уважением, тогда они обычно редко спорят с арбитром.

Дети, и даже взрослые игроки, следуют примерам, которые им подают, поэтому очень важно, чтобы их наставники вели себя соответствующе. Но в любительских взрослых лигах имеет место и другая причина.

Большинство команд обходятся без тренеров, люди играют, потому что хотят играть. В таких командах обычно чаще спорят те игроки, которые пытаются сжульничать в той или иной форме.

Спор нужен, чтобы запугать судью, чтобы он больше не свистел эти фолы.

Стипендия за счёт спортивных достижений – не лучшее вложение в ребёнка

Несколько вопросов про AYSO. Вы там тренируете?

— Я тренирую в AYSO, я также тренировал в других организациях, относящихся к USSF, но в AYSO я провожу большую часть времени.

— AYSO известно своими «шестью принципами» (1. Играют все — каждый игрок команды проводит минимум 50% игрового времени; 2. Сбалансированные команды — каждый год команды формируются заново, чтобы уравнять их силу; 3. Открытая регистрация — никаких тестов, проверок, экзаменов при поступлении, необходим лишь энтузиазм; 4. «Позитивное» тренерство — поощрение игроков; 5. Спортивное поведение — фэйр-плэй как антитеза победе любой ценой; 6. Развитие игроков — все игроки должны развиваться, как индивидуально, так и как команда в целом — прим.

А.Л.).

— Это правда.

— Полностью ли вы разделяете эти взгляды? У всех детей разные способности.

Например, в Испании и некоторых других странах в 13 лет детей разделяют на группы в соответствии с их талантом. Лучшие группы готовят для футбольной карьеры, а другие просто играют в своё удовольствие.

Идея здесь в том, что лишь соревнуясь с лучшими сверстниками можно расти. Подход AYSO другой, прокомментируйте, пожалуйста.

— Я думаю, главный вопрос в том, в чём заключается цель спортивной организации? И если ваша цель — подготовить наиболее сильную национальную сборную, чтобы стране было за кого поболеть, тогда вы всегда будете пытаться отобрать и огранить только лучших игроков.

Но если ваша цель — сделать так, чтобы вся страна получала удовольствие от спорта и люди были в хорошей физической форме, тогда идея AYSO — лучший способ её достигнуть. А учитывая нынешние проблемы со здоровьем в США, я думаю, что программа AYSO, которая стимулирует всех играть, гораздо лучше других известных мне программ.

Джок хэмилтон: наша цель – сделать так, чтобы через искусство футбола американцы были здоровы

— По каким критериям оценивают работу детского тренера в США? В России основным критерием оценки работы детского тренера являются результаты команды, что, на мой взгляд, не способствует развитию индивидуального мастерства игроков.

Зачастую в команду набирают акселератов, способных затоптать соперника, и игнорируют ретардантов. Во многом от результатов команды зависит зарплата тренера.

— Здесь, опять-таки, вопрос в том, какую цель вы преследуете. Для меня настоящая проверка, был ли я эффективным тренером, в том, возвращаются ли игроки на следующий год, и играют ли они через 15-20 лет.

В DARSL как минимум 15 игроков, которых я тренировал в какой-то момент, и они продолжают играть. Для меня это ещё одно подтверждение тому, что им нравились мои тренировки и тренировки моих коллег, поэтому они всё ещё играют.

Победы в играх — это классно, однако они не так важны, как развитие игроков и их положительные эмоции от футбола. Дети продолжают играть именно из-за удовольствия.

Победы — это давление, если мы играем лишь ради победы, а на самом деле мы играем для удовольствия.

— Так значит, результаты турниров не влияют напрямую на карьеры тренеров?

— Давайте проясним, в AYSO нас не ранжируют по количеству побед, так что турнирные результаты действительно не влияют. Были сезоны, когда я выигрывал все игры, и когда все игры проигрывал.

Это в значительной степени зависит от игроков, которые имеются в моём распоряжении. Победы могут быть неправильной целью.Если мы просто посчитаем количество побед и поражений, это может оказаться бессмысленным. Наша цель — развитие игроков!

К концу года игроки могут и станут лучше, и вернутся на следующий год с ещё большим энтузиазмом, с большими возможностями для роста. Так что даже если в таблице и нет побед, есть много личных побед игроков, которые развивались.

Поэтому если ставить правильные цели, то победы и поражения не так важны, как получение удовольствия и саморазвитие.

Впрочем, это не всегда верно для клубных программ (любительские спортивные клубы существуют при колледжах, там занимаются разными видами спорта — А.Л.), так как перед ними зачастую стоят противоположные задачи. Уточню: не плохие, просто другие.

Допустим, годовая стоимость тренировок вашего ребёнка в клубе $5000, так как надо нанять профессиональных тренеров, надо оплачивать спортсооружения и площадки, поездки на выездные игры и т.д. Но если я могу помочь вашему сыну или дочери в перспективе получить стипендию в университете, то вы отобьете деньги, фактически вложенные в развитие колледжа.

Многие родители примерно так и рассуждают. На уровне клубов колледжей победы очень важны, так как они позволяют вашему ребёнку участвовать в играх и турнирах высших уровней, зарабатывать репутацию, приглашения на кубковые турниры колледжей и т. д. В этом случае победы могут влиять на зарплату и карьеру тренера, работающего с командой.

К примеру, Легаси (Davis Legacy Soccer Club — Футбольный клуб Легаси, г. Дэйвис) недавно выиграли национальный чемпионат для девочек до 18 лет — это очень престижно. Теперь тренеры университетских команд будут следить за ними, и высока вероятность того, что многие девочки из этой команды получат стипендию.Так что если вы хотите получить стипендию за счёт игры в футбол, то вам надо побеждать.

Но повторюсь, подготовить детей для команды колледжа — это не моя цель. Моя цель — улучшение физической формы игроков, их индивидуальное и командное развитие.

Кроме того, зная игроков, которые играли в Дивизионе 1 (Дивизион 1 — высшая лига студенческого соккера США, проводится под эгидой NCAA — National Collegiate Athletic Assotiation; читатели могут быть знакомы с аналогом в студенческом баскетболе, который популярен не только в США — прим. А.Л.), могу сказать, что это работа, и очень тяжёлая работа, которую вам надо делать в дополнение к полной академической нагрузке.

Это чрезвычайно сложно! Если вы хотите получить в университете знания, то выступление в Дивизионе 1 вряд ли вам в этом поможет, скорее наоборот…

Не уверен, что получение стипендии за счёт спортивных достижений – лучшая инвестиция в будущее образование ребёнка.

— Продолжая сравнения с Россией, часто дети теряются при переходе из юниоров во взрослые. Каков путь из молодёжи в MLS?

— Я недостаточно хорошо знаком с различными драфтами в MLS. Лишь несколько ребят, которых я тренировал, стали профессиональными футболистами.

Это, наверное, меньше 0.1% от общего числа игроков, с которыми я когда-либо работал и которых знал. Редко когда игрок настолько хорош и удачлив, что у него появляется возможность попасть в MLS.

Кстати, средняя зарплата игрока MLS не такая уж и большая (зарплаты игроков MLS публикуются в открытом доступе. Средняя зарплата составляет $316,777.33 в год, однако она в значительно степени определяется гигантскими контрактами звёзд вроде Фрэнка Лэмпарда ($6 миллионов) и Стивена Джеррарда ($6.132 миллиона), тогда как медианная гораздо меньше — $117,000; по данным портала espnfc.us — прим.

А.Л.). Понятно, что если футболист достигает уровня Криштиано Роналдо или Лионеля Месси, его зарплата велика, но игроков сравнимого класса не больше 0.0001%, и я не хочу тренировать на таком уровне.

Это очень заточенный, филигранный уровень игры, который необязательно влияет на всё общество. Мне интереснее здоровье людей и массовый футбол.

Нам нужны профессиональные футбольные комментаторы

— Популярность футбола в США растёт какими-то невероятными темпами, а ещё совсем недавно футбол не был популярным видом спорта в стране, что изменилось?

— На самом деле на то есть несколько причин. Но я бы не сказал, что популярность футбола стала расти только сейчас, она росла в разные периоды времени.

Я играл в футбол в старших классах, а потом школа закрыла футбольную программу, чтобы мы играли в американский футбол. Сейчас, на мой взгляд, основных причины две. Первая: женская сборная США играет очень хорошо — выиграла несколько чемпионатов мира и олимпийских медалей.

Это показало, что США умеют играть в футбол. Но, я думаю, более важно, что другие виды спорта, в особенности американский футбол, опасны сотрясениями и более долгосрочными проблемами для мозга.

А, играя в футбол, дети получают столько радости, и вовсе необязательно быть высоким и атлетичным. На мой взгляд, такие виды спорта, как футбол, гораздо лучше подходят для развития наших детей, для поддержания их в хорошей физической форме.

Думаю, и за счёт этого интерес к футболу в Штатах будет подниматься, по крайней мере, мы на это надеемся.

— Так вы думаете, что люди понимают эти вещи и поэтому всё больше родителей отправляют своих детей в секции футбола?

— Думаю, до определённой степени, да. Но американский футбол гораздо более привлекателен для рекламщиков, потому что там так много остановок, перерывов, там много рекламных пауз.

В футбол играют по 45 минут без остановок – его гораздо приятнее смотреть, но рекламодателям сложнее вернуть свои деньги. Так что не знаю, достигнет ли футбол таких финансовых высот, каких обычно достигают американские виды спорта.

Но думаю, с точки зрения того, что футбол делает для наших детей и нашего общества, он гораздо лучше.

— Хорошо, с одной стороны, популярность футбола в США повышается. С другой стороны, посещаемость некоторых матчей последнего Кубка Америки, который проходил в Штатах, была не очень высока.

Почему? Американцы предпочитают следить только за своей командой?

Ведь это был прекрасный турнир, почему бы не пойти и не посмотреть игры?

— Да, прекрасный турнир, играли команды очень высокого уровня. Иногда трудно понять выбор американцев, когда речь идёт о тратах денег на матчи.

Я не знаю, как это было разрекламировано, не знаю, как эффективно всё работало бы, если бы это было сделано как-то по-другому. Но должно пройти время, чтобы американское общество стало лучше понимать футбол, чтобы люди могли пойти и оценить игру.Мы надеемся, что это понимание придет.

Но я замечу, что на большинстве футбольных матчей, которые я смотрел по телевизору, комментарии были в лучшем случае неважными. Допускалось много ошибок, связанных с судейством, неправильно интерпретировали тот или иной момент.

Я невысокого мнения о том, как комментируют футбол в США, поэтому не знаю, насколько просто для американцев полюбить игру. Думаю, им проще смотреть бейсбол, американский футбол, баскетбол, отчасти потому, что во время игры идёт огромное количество рекламных пауз и комментаторам не нужно много говорить.

В футболе же комментаторам надо говорить 45 минут без перерыва, это гораздо труднее. Я бы хотел видеть комментаторов, лучше разбирающихся в игре, но на это нужно время.

— Но, к примеру, на ESPN приглашают бывших игроков, это ведь в своём роде профессиональный комментарий, разве нет?

— Привлекать бывших игроков —хорошая идея, но не многие из них имеют опыт судейства, так что их суждения о судействе обычно очень игрокоцентричны, и часто просто не верны в отношении правил игры. Было бы лучше, если бы опытный судья делал выводы о эпизодах игры.

Я бы выделил три основных слагаемых в работе комментатора: первое – то, как вы понимаете игру, второе — то, как и что вы говорите, третье – то, как вы взаимодействуете с аудиторией. Потребуется время, чтобы бывшие американские игроки стали по-настоящему хороши в комментировании матчей.

Да и не стоит зацикливаться только на игроках. Комментарий — это искусство, и я знаю не так много бывших футболистов, которые хорошо бы умели это делать.

В бейсболе, например, многие комментаторы не были игроками высокого уровня, но это люди, которые любят игру, изучили игру и понимают игру. Нам нужны такие же футбольные комментаторы, которые при этом умели бы общаться.

— Так для Вас лучший комментатор — это судья?

— Было бы интересно, но я не знаю ни одного судьи, который бы комментировал. Обычно привлекают бывших игроков, так как их больше любят, их имена известны.

Мало кто знает хотя бы одного судью.

— Ну, думаю, если бы они пригласили Пьерлуиджи Коллину, это бы сработало.

— Было бы очень интересно послушать его комментарий игры. Он очень хорошо знает игроков, хорошо говорит, и он был потрясающим судьёй.

— Давайте немного сменим тему. Интересуются ли американцы европейскими лигами, а также сильными латиноамериканскими лигами, например, мексиканской, бразильской, аргентинской?

— Американцы узнают всё больше новых турниров. Наверное, наиболее популярна Английская Премьер-Лига, о ней много пишут в прессе, большинство людей, которых я знаю, любят смотреть АПЛ. Евро был восхитителен, я видел много отличных игр.

Мексиканская лига популярна, так как в США много латиноамериканцев, полно радиотрансляций MX-лиги. По телевизору тут показывают не так много южноамериканских чемпионатов, хотя, опять же, со временем увеличивается количество различных футбольных программ и лиг, игры которых периодически показывают.

Так что, я бы сказал, американцы открывают всё больше новых турниров, но определённо лидируют АПЛ, кубки УЕФА и Чемпионат мира.

Футбол и судейство на высшем уровне —формы искусства

— В каждой стране своя манера судейства. Британские арбитры позволяют бороться, в Испании игнорируют некоторые симуляции и свистят мелкие фолы.

В России многие жалуются, что иногда арбитры замедляют игру, свистя большинство фолов, включая пограничные, возможно, чтобы уменьшить количество собственных ошибок. Какова манера судейства в США?

— USSF получает рекомендации от ФИФА, а теперь и от IFAB (International Football Association Board), как следует судить. Судейство на высшем уровне — это форма искусства, потому что у нас есть возможность, будучи судьями, выбирать, когда свистеть фолы, в зависимости от типа соревнования и серьёзности фола.

Мы должны влиять на игру настолько мало, насколько это возможно, но при этом всё же сохранять контроль и поощрять фэйр-плэй. Так что это баланс между фиксированием большинства фолов и пропусками несерьёзных, потому что они незначительны.

Всегда сложно — решить, когда свистеть, а когда нет. Мне бы хотелось, чтобы люди больше ценили работу арбитров.

Джок хэмилтон: наша цель – сделать так, чтобы через искусство футбола американцы были здоровы

— Как насчёт многочисленных рекреационных лиг (т. е. любительских лиг, где люди играют для отдыха — А. Л.), например, DARSL. Очевидно, что люди в этих лигах играют в своё удовольствие, поэтому безопасность стоит на первом месте.

С другой стороны, всегда есть место для симуляций. Сложно ли арбитрам балансировать между безопасностью и симуляциями в таких лигах?

— Это правда, что в рекреационных лигах, в особенности в старших взрослых лигах, мы чаще свистим фолы, чем закрываем глаза на нарушения. На высших уровнях клубного футбола, игроки в которых, вполне возможно, будут играть в юниорских лигах колледжей, а может быть и в студенческих Дивизионах 1 и 2, судьи обычно получают инструкции свистеть только самые серьёзные фолы.

При этом мне никогда не нравилось доводить игру до состояния, когда она больше становится похожа на американский футбол, и меньше на форму искусства, которой футбол и должен быть. Так что я склоняюсь к большему контролю игры, но я думаю, что на однократные незначительные нарушения можно закрыть глаза.

Мне нравится разговаривать с игроками, нравится наблюдать, как они реагируют. Задача в том, чтобы свистеть только те фолы, которые влияют на игру, и позволять мелочи, но при этом давать игрокам понять, что ты видел мелкий фол, и что если это продолжится, тогда последует наказание за систематическое нарушение (несколько мелких фолов, совершённых одним и тем же игроком, каждый из которых по отдельности не дотягивает до жёлтой карточки; см. пункт 12 правил игры в футбол — А.Л.).

— Несколько лет назад в США началась кампания по борьбе с симуляциями.

— Да, и такая кампания должна быть.

— Прокомментируете, помогло ли?

— Симуляция, возможно, сработает в первый или второй раз, но если судьи внимательно следят за игрой, то довольно быстро всё поймут. Они узнают, в том числе и по записям, кто симулирует, а кто нет, вычислят этих игроков.

В DARSL не так много симулянтов и мы с ними неплохо справляемся. Если говорить о кампании, мы, как пул арбитров, во всех лигах, в которых я судил, обсуждаем подобные вещи.

И если мы думаем, что какие-то игроки имеют тенденцию к симуляциям, мы находим способ предупредить их – это наиболее адекватная реакция. Судьи обмениваются информацией, обсуждают друг с другом проблемных игроков, будь то симулянт или, наоборот, сверхагрессивный футболист.

Очень важно иметь информацию по этим футболистам, чтобы мы знали, чего от них ждать и могли минимизировать их вредное влияние на игру.

— На ваш взгляд, судья — это «инструмент» для исполнения закона или сам по себе закон?

— Правила 5 и 6 конкретно определяют власть судьи. При этом во взрослом футболе судья нужен только для того, чтобы игра велась безопасно и честно, без лишнего вмешательства. Так что наша задача — позволить игрокам играть в игру и вмешиваться лишь тогда, когда это необходимо.

Но на играх маленьких детей, когда ребята плохо знают правила, мы немного тренируем их, помогая понять игру, а также подсказываем, как правильно делать разные технические приемы. Я думаю, это нормально для возрастных групп U6, U8, U10.

Когда игроки взрослеют, нашей задача упрощается, и мы должны лишь помогать им наслаждаться игрой. Не мешать, не свистеть каждое незначительное нарушение, не замедлять игру, игра должна быть плавной. Игра должна течь, и в этом заключается наш баланс.

Понять, где он — это всегда вызов.

Лучшая награда в нашем деле — возможность наблюдать рост игроков

— Пара вопросов про DARSL, пожалуйста, расскажите, как вы связаны с этой лигой.

— Я отвечаю за назначение судей в DARSL. Играл в ней примерно 5 лет, был капитаном 3-4 года после этого и тренировал команду.

Потом я начал судить, был судьёй и капитаном ещё 2 или 3 года до того, как закончил играть, а потом просто продолжал судить. В общем, я связан с DARSL теперь уже, наверное, 12 лет.

— Вы занимаетесь лигой, потому что Вам это нравится?

— Мне нравится предоставлять людям возможность играть в хорошей взрослой лиге. Я играл в различных районах в Сакраменто и в Дэйвисе, где судей или вообще не было, или они были не особенно компетентны.

Не большое удовольствие играть, когда постоянно случаются драки и люди кричат друг на друга. Так что, в целом, из всех футбольных лиг, с которыми я был так или иначе связан, DARSL – наиболее эффективно организованная лига с приличным уровнем игры, в которой важен фэйр-плэй.

Конечно, бывают исключения, в любой лиге есть игроки, вызывающие проблемы, и до сих пор есть проблемы в DARSL. Разумеется, это не идеальная лига. Но из всех лиг, в которых я играл, это лига, которую я бы порекомендовал практически каждому взрослому.

Например, моя дочь играет в DARSL.

— По правилам DARSL, на поле должны присутствовать 7 мужчин и 4 женщины. Что определяет соотношение мужчин и женщин в лиге?

— Одна из целей была сделать лигу, где женщины бы играли и чувствовали себя комфортно. Сложность и вызов всегда в том, чтобы найти достаточное количество женщин для игры.

Мы решили установить соотношение 4 женщины и 7 мужчин, потому что при этом достаточное количество женщин для того, чтобы они не испытывали дискомфорта, не были запуганы в игре. Если их становится 3 или 2, игра может стать очень агрессивной, тестостерон бьёт через край.

Именно поэтому мы предпочитаем соотношение 4:7, но иногда, при согласии всех женщин и капитанов команд, мы можем снизить его до 3:8. Мне это не нравится, но такое часто происходит.

— Одна из крупнейших проблем спорта — допинг. Представьте себе, что вы случайно узнали, что какой-то игрок или команда в DARSL использует допинг.

Вы предпримите какие-то действия?

— Давайте начнём с более общего вопроса: есть ли такое вещество, которое я бы хотел, чтобы игроки принимали, когда они играют в футбол? И ответ — нет, будь то алкоголь, сигареты или допинг.

Мы беседуем с игроками на тему вредного влияния алкоголя и табачного дыма. Мы заботимся об игроках и не хотим, чтобы они вредили своему здоровью, тем более на поле.

Так что сейчас у нас такое правило, что если нам кажется, что кто-то выпил или находится под действием каких-то веществ, им не следует играть, мы их уберём с поля. Я думаю, это хорошо!

Я не одобряю допинг, потому что это вредно для человеческого организма в долгосрочной перспективе. Гораздо лучше развивать самодисциплину, хорошо и правильно питаться, придерживаться диеты и правильно тренироваться.

Долгосрочность — вот что здесь главное, я хочу, чтобы эти люди могли играть, когда им 40.

— Когда марихуана будет легализована, Вы измените своё мнение?

— Нет, я бы не рекомендовал игрокам курить траву, особенно перед играми. Мой опыт с алкоголем и травой говорит, что если вы под действием, вы никогда не сыграете так же хорошо, как если бы вы были трезвым и отдохнувшим.

Самое сложное решение, которое вы приняли на поле?

— Всегда сложно свистнуть фол или поставить пенальти, когда это может определить результат равной игры. Это немного пугает, потому что ты хочешь принять настолько хорошее решение, насколько это возможно, но можешь сделать ошибку.

Так что самые сложные решения — это те, когда равная игра близится к концу, и спорный момент происходит в штрафной площади, где это или пенальти, или нет, красная карточка или нет. Решения, определяющие игру, всегда самые трудные, их тяжелее всего принимать.

— Представьте, что Вам предложили судить финал Кубка Мира. Согласитесь?

— Я хотел бы думать, что мои решения будут достаточны хороши, чтобы это сделать. Если бы я мог потренироваться несколько месяцев, чтобы быть уверенным, что я физически готов к этому, потому что на Кубке Мира, вероятно, надо будет пробежать 7-8 миль, только если матч закончится в основное время и не будет овертайма, а с овертаймом может быть до 10-11 миль.

Мне будет нужно быть уверенным, что я могу столько пробежать, и при этом сохранить ясность зрения, чтобы быть уверенным, что я смогу принимать правильные решения. Так что сделать это будет огромный вызов.

Я бы хотел верить, что я могу, но я не настолько помпезен, чтобы думать, что без более серьёзных тренировок, чем у меня сейчас, я смогу это сделать легко.

— Но вы же судите по две игры подряд!

— Да, сужу. Но помимо этого, ранее я судил матчи чемпионата U19 на финальных стадиях турнира, когда игроки играют очень быстро и на очень высоком уровне, или клубные матчи UCD (University of California, Davis — Университет шт.

Калифорния, г. Дэйвис) — Стэнфорд (Stanford University), они играют на очень высоком уровне. И хотя я могу судить эти игры весьма компетентно, чемпионат мира сложнее этого, он быстрее, и, возможно, игры будут длиннее, что не значит, что я не смогу, это просто значит, что я бы хотел быть уверенным, что я в абсолютной, лучшей физической форме для этого, и я знаю, что ФИФА очень категоричны в отношении любого судьи на такие матчи.

Они тренируются, их тестируют, они тренируются, их тестируют, и они тренируются. Это чрезвычайно сложно.

— Что вы больше всего любите в футболе?

Больше всего мне нравится то, что игрок находится в центре событий, принимает решения. Прекрасная игра, для людей, которые любят думать. В футболе надо принимать очень много быстрых решений.

С интеллектуальной точки зрения, это восхитительная игра.

— Есть ли какая-нибудь история из вашей карьеры, связанная с особенными эмоциями?

— Наверное, лучшая награда и самое интересное в нашем деле — возможность наблюдать рост игроков со временем. Очень приятно встретить игрока, которого я не видел 20 лет, в матче, который я сужу или организую.

Невероятные эмоции, когда он подходит ко мне и напоминает, как классно было играть в моей команде 15 или 20 лет назад. Помню, однажды женщина слегка за 30, подошла ко мне и сказала, что это было прекрасное время, когда я тренировал её в команде U6.

Такие моменты делают работу особенно приятной и придают дополнительный стимул для того, чтобы выполнять работу ещё лучше.

Джок Хамильтон

Игровая карьера: DARSL, Sacramento Pocket League, High School, Intramural at University of California, Davis

Тренерская карьера: Лицензии E и F Федерации Футбола США (USSF), национальный тренерский сертификат AYSO (American Youth Soccer Organisation), национальный сертификат инструктора судей (National Coach Instructor Certification) AYSO.Тренер AYSO с 1986, USSF — с 2010, тренировал все возраста мальчиков и девочек до U19 в AYSO, сейчас тренирует юношей до 14 лет в AYSO.

Судейская карьера: Судья 8-го уровня USSF, Судья AYSO Национального уровня и Инструктор Судей AYSO повышенного уровня.

Дэйвис, Калифония, США

Biotambovez, Morda

Текст впервые опубликован в газете Спорт День за Днём:

http://www.sportsdaily.ru/articles/dzhok-xemilton-ya-by-ne-xotel-trenirovat-ronaldu-ili-messi

Читать о спорте еще…

Читайте также: