Евгений устюгов: «в 2010-м мне многое прощалось. сейчас не прощается ничего»

Евгений устюгов: «в 2010-м мне многое прощалось. сейчас не прощается ничего»

Чемпион олимпийских игр в Ванкувере после трех стартовых этапов Кубка мира занимает в общем зачете 4-е место — самое высокое из россиян. При этом Устюгов подчеркивает, что еще не набрал стопроцентной формы.

— Как в трех словах лично для себя охарактеризуете завершившиеся этапы?

— Ох, это сложно. (задумывается.) Наверное, так: стабильность в общем зачете, недоработка в стрельбе и средняя скорость прохождения дистанции. Правда, это гораздо больше, чем три слова (улыбается).

— А теперь, расшифруйте все это, пожалуйста. Например, за счет чего была достигнута стабильность в общем зачете?

— В Остерсунде мне сильно помогла стрелковая часть. В физическом плане чувствовал себя неидеально — хорошо проходил только последний круг. А на самой дистанции подкисал или замерзал, как это было в спринте.

В Хохфильцене мне вновь помогла стрельба (улыбается). А в функциональном плане, видимо, сыграли свою роль горы, и выступить так, как хотелось, в итоге не получилось.

В Поклюке я, наоборот, чувствовал себя превосходно, но в этот раз не повезло на рубежах. В общем, пока не сложилось все вместе. Может быть, оно и к лучшему.

Ведь прошел только декабрьский блок этапов.

— Почему же вы тогда отметили недоработки в стрельбе, если она вас чаще выручала?

— Я имел в виду проблему последнего рубежа, с которой в нынешнем сезоне столкнулся уже трижды. И считаю, что эту неприятную традицию надо заканчивать. Что скрывать, если бы не эти ошибки на последней стрельбе, у меня уже были бы подиумы, да и золото можно было выиграть.

Почему это происходило? Где-то не справился с дыханием, а в гонке преследования в Поклюке помешал тремор в мышцах, который не позволяет стрелять стоя.

Почему этот тремор случился?

— Он случается не из-за какой-то психологической травмы, а из-за физического состояния. К последнему рубежу подошел не в своем темпе. Дело в том, что ту работу, которую мы проделали в межсезонье, наши организмы за месяц соревнований еще не до конца переварили.

Это лично мое мнение. Все-таки базу мы закладывали не на первые старты, а на весь сезон. Думаю, в функциональном плане я сейчас готов процентов на 85-90. Так что не могу сказать, что это мой предел — резерв еще есть, и я его чувствую.

От Остерсунда до Поклюки в плане скорости состояние очень сильно улучшилось. Чувствую, что буду прогрессировать и дальше.

Вот вы же часто слышите термин разгоняемся. Так я сейчас как раз в этом состоянии.

— Как вы сами реагируете на эти промахи на четвертой стрельбе?

— Переживания есть, зачем лукавить? Но в целом — подумал, проанализировал и забыл. Правда, видимо, этот анализ еще не до конца подействовал (смеется).

Если же говорить серьезно, то вы прекрасно понимаете: приезжая на стрельбище я не планирую махнуть трижды. Естественно, работаю над каждым выстрелом. Стараюсь сделать все правильно, а не бесшабашно нажимаю на спусковой крючок.

Знаю, что вокруг уже начали говорить о моем комплексе последнего рубежа. И это, конечно, не добавляет мне оптимизма. Наоборот — чувствую напряжение.

Но я стараюсь его отбросить и работаю над ошибками.

— Если говорить о соперниках, согласитесь, что в плане стабильности сейчас выделяется Мартен Фуркад. Даже в не самых ярких гонках француз умудряется финишировать на высоких местах.

Биатлон. Масс-старт. Победа Евгения Устюгова


— Абсолютно согласен. Независимо от погодных условий и своего состояния, Фуркад все равно заканчивает гонку среди лидеров. Например, если у меня стабильность — заезжать в первую десятку, то у него — в пятерку.

Интересно и то, что, даже когда Мартен демонстрирует не самый быстрый лыжный ход, он все равно оказывается в призах или даже побеждает.

— Наша мужская команда омолодилась, но в нее пытаются вернуться и опытные бойцы — Иван Черезов и Максим Чудов. Как вы думаете, насколько тяжело им будет это сделать?

— В прошлом году все беспокоились, как наша команда будет обходиться без опытных ребят, выбывших из-за различных травм. Но молодежь, пришедшая им на смену, показала зубы. Появились достойные парни — сильные и бойкие.

Причем не все из молодых еще сказали свое слово — дайте им еще год-другой. Что касается Ивана и Максима, то, конечно, без их опыта нам порой трудновато.

Бывают моменты, когда такие спортсмены, как они, могут буквально одним словом объяснить, что происходит. Мы же на самом деле еще многого не знаем и порой нуждаемся в их совете.

Конечно, обоим будет непросто вернуться в команду. Тот же Черезов пропустил основную часть подготовки к сезону.

Но Ваня — упорный человек. Уверен, что он продолжит биться за место в составе.

И я буду рад, если Черезов вновь ворвется в сборную. Читал в СЭ, что Эмиль Хегле Свендсен сказал: главное, чтобы Ивану дали время.

Надеюсь, так и будет.

— В межсезонье произошла рокировка в тренерском штабе сборной — старшим стал Николай Лопухов, а Андрей Гербулов, руководивший командой в прошлом сезоне, теперь тренер по стрелковой подготовке. Спортсмены это как-то ощутили?

— Нет. Ведь сам тандем не изменился. Николай Петрович четко знает свою работу, а Андрей Александрович — свою.

К тому же оба уже давно в биатлоне и поэтому работают как раньше — сообща. Все важные решения они принимают вместе.

— Но подготовка, учитывая надвигающиеся Игры в Сочи-2014, наверняка все же отличалась.

— В предолимпийский сезон все пытаются смоделировать подготовку к Играм. И в то же время это последний шанс протестировать какие-то новые формы подготовки. Замечали, что в предолимпийский сезон будущие призеры и чемпионы Игр часто остаются в тени?

Так вот это как раз те, кто накануне Олимпиады тестирует различные новинки. Кто-то экспериментирует с подготовкой, кто-то с лыжами, кто-то с восстановлением, кто-то со всем понемножку…

А правильно все было сделано или нет — об этом пока никто не знает. Сезон покажет. Если новшество принесет успех, его будут использовать и в дальнейшем, если нет — вернутся к старому варианту. Или попытаются еще как-то рискнуть.

Мы в этом году старались работать так, чтобы разложить силы на весь сезон — и при этом хорошо проявить себя на главных стартах. Но как все получится на самом деле, предсказать сложно.

— После успешной для вас Олимпиады в Ванкувере прошло уже почти три года. В чем с тех пор изменился Евгений Устюгов?

— В 2010-м у меня был вообще первый полноценный сезон. Я еще не понимал, как бегать, куда и зачем (улыбается). Тогда я был новичком, и мне многое прощалось. Сейчас не прощается уже ничего.

Но я взял этот крест и согласен нести его до конца. Поэтому извиняюсь перед нашими болельщиками за все плохие гонки.

— Поклонники биатлона порой бывают очень жестки в своих комментариях в интернете. Не обижаетесь?

— Нет. Мы работаем для них, а они — отчаянно за нас болеют.

Так что мы уже привыкли ко всему и ни на кого не обижаемся. Только благодарим за любую поддержку.

Источик: Спорт-Экспресс, текст: Владас Ласицкас, Поклюка-Москва

Читать о спорте еще…

Читайте также: