Гунтарс пасте: рижское «динамо» и лхф должны научиться дружить

Гунтарс пасте: рижское "динамо" и лхф должны научиться дружить

Когда по рижскому Динамо уже не хочется делать бесполезных стратегических разборов, когда разговоры о хобби и личных интересах хоккеистов становятся неинтересными даже самому преданному латвийскому болельщику, а вопросов становится больше и больше – самое время поговорить с самым честным наблюдателем внутренней кухни латвийского хоккея Гунтарсом Пасте.

– Не могу не начать с вопроса о тренере рижского Динамо. Почему вдруг Нормунд Сейейс?

Не хватило финансов на другого или он хотел себя показать?

– Сначала была кандидатура Юрзинова-младшего. Другое дело, что пока искали на него финансы, помощь спонсоров, китайский Куньлунь проявил побольше прыти и вышел на него быстрее нас.

Потом был вариант со шведом Пером Мортсом, но внятного ответа от него мы не дождались. После этих попыток было сделано предложение Нормунду, потом он и возглавил тренерский штаб.

Мне всегда было интересно, почему клубы цепляются за фамилии тренеров, которые уже на слуху.

– Руководство ориентируется на тех, кто знает изнутри латвийский хоккей, потому что костяк команды составляют местные хоккеисты.

– Так швед особо не знаком с латвийским хоккеем. И вообще у Риги со шведами нет притяжения.

– Согласен, не складывалось что с игроками шведскими, что с тренерами. Пусть это останется загадкой, смог бы швед взять команду в свои руки или нет.

Помимо тех двух кандидатур говорили о Сергее Зубове, но уже сложилось так, что за рулем сейчас Нормунд. И я считаю, что ничего страшного еще не случилось.

Хотя кому-то и то что сейчас в таблице КХЛ, это через край.

Очень много разговоров о том, что игроки не воспринимают тренером того, с кем договаривается о финансах. Речь как раз о Нормунде.

Кения нуждается в Библиях (Kenya needs Bibles) — Гунтарс Данкбарс Донец


– Дело абсолютно не в этом. Это наоборот дополнительный стимул, чтобы себя проявить. Это же шанс на следующий сезон закрепиться в составе. Другое дело, что пока все наоборот идет к тому, что на нынешних хоккеистов вообще не хочется рассчитывать.

Я надеюсь, они исправятся, хотя бы из уважения к болельщиками.

Больше всего спрашивают со стареньких, вроде Микелиса, Дарзиньша?

– А ты считаешь их старенькими? (смеется) Нет, вся беда в том, что нет конкуренции. В латвийском хоккее одни и те же игроки ходят по кругу. Мы их меняем местами, а толку от этого нет.

Внутренних резервов нет как таковых. Хотя было бы неправильно говорить, что нет молодых латвийских хоккеистов. Есть, пожалуйста.

Только они уже заграницей. И они до последнего будут сидеть там, пока есть возможность цепляться за тот, американский хоккей.

Самый оптимальный вариант для рижского Динамо – это десять нормальных легионеров, которые создадут конкуренцию для местных.

– 10 легионеров? Такое ощущение, что мы про минское Динамо говорим.

– Подумаешь. Результат-то у них есть. В Минске есть сильный местный чемпионат, а вот наш местный чемпионат сильным назвать язык не поворачивается.

Если попробовать вспомнить, когда я вообще полностью смотрел игру местного чемпионата, то в голову приходят только отдельные игры плей-офф. Остальное – это издевательство чистой воды.

– Но ведь это всегда большая удача – найти легионера и не прогадать. Робинсона случайно нашли?

Или знали, что он талант?

– Я тебе больше скажу. Его из этого норвежского захолустья вели два года в рижское Динамо.

Он был недорогой по контракту, ехал в КХЛ, чтобы доказать, что вообще чего-то стоит. Этот игрок хотел уйти потом на большой контракт, что он и сделал.

– Норвегия – это такой редкий пример. Мне интересно, почему делают упор на североамериканцев.

А как же чехи, словаки?

– Чешского агента так просто не уговоришь ни на что. Там сходу идет разговор о таких деньгах, что продолжать диалог смысла нет.

За такие же деньги тот же самый чех или словак будет играть в Братиславе.

– Всегда найдется группа людей, которые скажут, что таким количеством легионеров мы топим местных ребят.

– Так они сами себя топят, показывая антимастерство и совершенно не то, что от них ожидают. Нет конкуренции вообще.

– На некоторых вообще больно смотреть.

– Например, на Индрашиса. Местные хоккеистам лень лишний раз заставить себя пойти в зал. Они тренируются ровно столько, сколько от них просят. А ты где-то ищешь мастерство?
Вот возьми Карсумса, Даугавиньша, Кулду, которые играют в других клубах КХЛ.

Они почему-то целое лето тренируются. Или Пуяц, он тоже не только поддерживает форму. Там совершенно другое отношение.

Вспомни, когда Озолиньш здесь играл, они же к нему тянулись! Это был личный пример того, как надо относиться к своей работе и как готовиться.

Озо в команде больше нет, а ребята считают, что мастерство от них никуда не уйдет. Никто не спорит, что Индрашис талантлив: в прошлом сезоне он стал самым результативным, только одно но. Он остановился в своем росте.

У него была пара-тройка предложений, он решил, что так будет всегда, что можно не идти дальше. Кроме как синдромом латышская интеллигенция, я назвать это не могу. Им не хватает российской наглости, когда игрок выезжает только на своем самолюбии.

Сколько раз было так, что смотрим с Валерием Каменским хоккей, а он причитает: Если бы я за десять игр не забивал бы голов, то уже зубами бы эту шайбу занес в ворота.

Видишь, как мы много говорим о самих хоккеистах? А Нормунд – молодец, что не обращает на все вбросы о себе, а работает.

Мы с тобой пока болтаем, уже ведем 2:0 с Витязем. Когда народ не поддерживает тренера, весь этот негатив еще сильнее опускает шансы придумать что-то толковое на следующую игру.

Он возобновил свою тренерскую карьеру, я искренне желаю ему удачи, а также не сдаваться перед гласом народа и неприятными проигрышами. Хотя при всем уважении к нему, он слишком интеллигентно общается с игроками, я бы жестче подходил к разговорам с ребятами.

– Ты напомнил об Озолиньше. Почему его нет в тренерском штабе?

– В самом начале сезона ему предлагали, приглашали в тренерский корпус. Но он себя пока не видит в хоккее.

– Пока он себя не видит в хоккее, этот вид спорта вообще свернется в Латвии.

– Это ты у него спрашивай, может быть, он даст более обширный ответ. Он сейчас в бизнесе, хоккейные события пресытили его.

– Заговорили о бизнесе. У меня сразу же перед глазами Латвийская Хоккейная Федерация.

Ты рад, что за 18 лет что-то поменялось?

– Я бы начал с того, что Кирову надо сказать спасибо за все, что он сделал для латвийского хоккея. Хотя, по большому счету, эти перемены уже давно назревали. Некоторые шаги, которые он делал, порой были слегка неадекватными. Начиная со смены тренеров.

То тренер есть, то тренера нет. Затем один сменялся другим.

Дошло до того, что ажиотажа вокруг деятельности стало больше, чем надо.

– Все же знают о том, что между Липманом и тренером был конфликт.

– Он не хотел платить деньги, о чем можно еще говорить? Другая его промашка – он абсолютно не мог и не искал возможности найти общий язык с рижским Динамо. Я считаю, что глава, президент федерации должен лояльнее относиться к самому сильному клубу.

Как ни смешно, но Динамо Рига – это единственное, что у нас есть на данном этапе. Понятно, что они должны работать рука об руку, но Липман предпочитал искать все беды и проблемы в рижском Динамо.

– У меня пару раз спрашивали коллеги из России, есть ли в сборной Латвии проблемы с участием русскоговорящих игроков?

– Нет. Об этом даже речи не идет. Хотя, если хочется что-то раздуть на эту тему, то это можно сделать с легкой руки. Самая большая ошибка, которая совершалась – было появление Липмана в раздевалке.

Президент федерации должен спуститься и поздравить с началом чемпионата или при каком-то личном разговоре отвести интересующего человека в сторону и поговорить. Члены федерации, ходящие по раздевалкам, уважение к себе не увеличивают. Помнишь последний Чемпионат мира?

Мы сыграли в основное время со шведами вничью, чехам проиграли в овертайме, номинально у нас было 13-е место. Когда мы обыграли Казахстан, то вместо благодарственных слов Липман стал снимать Леонида Береснева с должности за какое-то мифическое 13-е место.

И вот Киров спускается в раздевалку, и ведет громкий разговор, который прекрасно слышали игроки. При всех Леонида принижал, упрекал зарплатой.

Во-первых, это убивает авторитет тренера. Во-вторых, это просто некрасиво!

– Лично мне хочется надеяться, что Береснев будет у руля сборной после перемен в ЛХФ.

– Он вполне может вернуться. На данный момент он один из сильнейших тренеров Латвии, который может научить и поставить игру. Он это доказывал и ни один раз.

Ты вдумайся, это ведь только в латвийском хоккее тренер может два раза вывести молодежную сборную в группу А из группы Б и оба раза быть снятым. Первый раз его заменили Тамбиевым, сейчас он ввел U-20 в группу А, и мгновенно Киров назначает другого тренера.

Как еще характеризовать поступки президента федерации?

– Теперь в Латвии новый президент федерации – Калвитис. Плюс Виестурс Козиолс принимает очень активное участие в изменении старой системы.

– Кстати, Виестурс всегда искренне общался с болельщиками. Ему всегда очень интересно чужое мнение, как одна и та же картинка выглядит со стороны. Это вообще всегда подкупает.

Например, Олег Знарок никогда не брезгует советом, это делает ему честь. Так и с Козиолсом – ему очень важно знать не только свое мнение, да и вообще понимать, о чем думает народ.

Так что вполне возможно, что в латвийскую федерацию хоккея наконец-то пришли хорошие перемены. И болельщикам рижского Динамо я бы хотел пожелать больше терпения, ведь все-таки КХЛ – это замечательная лига, а участие рижского Динамо в ней только дает бонусы нашему латвийскому клубу.

А рижский клуб и Латвийская Федерация Хоккея – это практически одни и те же лица, просто нужно уметь дружить и уважать друг друга.

Читать о спорте еще…

Читайте также: