Игорь бобков: эмери до сих пор слушает тимати

Игорь бобков: эмери до сих пор слушает тимати

Золотой медалист последнего МЧМ Игорь Бобков рассказал AllHockey.Ru о том, как он получал права, за что не любит бейсбол, почему полюбил гольф, поделился познаниями Рэя Эмери в русском языке, раскрыл свои перспективы в новом сезоне и вспомнил, как его канадские партнёры чуть не подрались в баре из-за сборной России.

\Поменьше вопросов – побольше дела…\

— Вы недавно вернулись из лагеря \Анахайма\. Какие впечатления?

— У меня был тяжёлый перелёт из России. Из Москвы до Нью-Йорка летел из Москвы, опоздал на рейс до Лос-Анджелеса. Переночевал у агента в Нью-Йорке. Затем ещё шесть часов летел до Лос-Анджелеса.

Устал нереально. На тренировку, получается, опоздал. Мне дали отдохнуть первый день.

Немного восстановился и приступил к тренировкам.

Нас разделили на четыре группы. Сначала каждая из них по очереди занимается, потом все вместе.

Минут 45 мы отдельно занимались с тренером вратарей. Это была теория. Работали, в основном, над выбором позиции, углами обстрела… После этого мы шли в зал и работали там ещё где-то полтора часа. Затем снова переодевались и выходили на общую тренировку.

Это уже больше для полевых игроков было.

Они работали над контролем шайбы, финтами. К ним даже тренер специальный выходил, показывал им всё.

Наша задача была простая – стой в воротах, да лови.

— Учитывая тот факт, что в прошлом сезоне вы успели провести пару игр за фарм-клуб \уток\ и были с основной командой во время плей-офф, в тренировочном лагере, наверное, чувствовали себе чуть более раскрепощённо?

— Да. Во-первых, в прошлом году в лагере я чувствовал себя совсем неуверенно. Язык толком не знаешь, никого вокруг не знаешь. Сейчас всё по-другому.

Там уже много других новых ребят, много шведов… С ними подружились, много общались. Уже намного легче, конечно. Ты тренеров знаешь, они тебя знают, подсказывают постоянно.

Я понял, что тут от нас, спортсменов, требуется. Поменьше вопросов – побольше дела.

— Извлекли для себя что-то новое из теоретических занятий, или там из раза в раз одно и то же?

タイプ


— Каждый день, в общем-то, одно и то же. Но работаем над разными нюансами. Мы ведь там не просто сидим и разговариваем, нет.

Мы выходим на лёд, тренер нам его маркирует, показывает, где какие углы надо прикрывать, с какой позиции лучше вставать. Кучу всего напоказывал.

В итоге всё свелось к тому, что в воротах делать ничего не надо. Шайба сама в тебя попадёт (смеётся).

— Ожидали вызова в \Сиракьюз\ в прошлом сезоне?

— Не ожидал. Вратарей там, в принципе, много было. Рад, что вызвали. Не забыли, что я есть. Приехал, тренер вратарей устроил мне тест, я его прошёл.

Он подошёл к главному тренеру, сказал: \Всё, он готов. Ставьте\. Я сыграл две домашние игры против одной и той же команды.

Оба матча мы выиграли.

\Эмери до сих пор слушает русскую музыку\

— Какие отличия подметили для себя между OHL и AHL?

— Сразу видна разница между юниорской лигой и профессиональной. В OHL ребята могут где-то не доигрывать. Ладно, не побегу. Ладно, не добью.

И так далее. А там люди уже отрабатывают деньги, некоторые уже даже семьи кормят. Видно, что каждый делает свою работу. Мне, как вратарю, было настолько проще там играть!

Каждый отвечает за своё место. Защитники кричат, помогают…

Там я, вроде бы, должен им подсказывать, но они сами с этим справлялись. \Беги туда! Отдай сюда! Давай, давай, давай!\. Здорово, конечно.

Мне понравилось. Там у всех очень большая самоотдача. Видно, куда ребята стремятся. Помню, вышел на первый период, все как побежали!

Я стою и думаю: \Ничего себе!\. Видно, что парни в НХЛ хотят попасть.

— Бросают-то где сильнее?

— В AHL, конечно, посильнее. Но в OHLребята 91-92 годов рождения бросают почти так же.

Да, в AHL есть парни, которые обладают совсем уж сильными бросками, однако особых отличий в этом плане нет.AHL главным образом отличается от юниорских лиг мышлением игроков. Мне кажется, что в AHL мыслят чуть-чуть быстрее.

А уж между AHL и НХЛ разница и вовсе колоссальная. В НХЛ настолько всё быстро и точно, что и говорить не приходится.

— Сильно нервничали? Для вас ведь эти две встречи с «Норфолком» были первыми на профессиональном уровне.

— Вышел на разминку – меня как затрясло! (смеётся) Волновался очень сильно. Пришёл в раздевалку, схватился за голову, думаю: \Что делать-то?\. Ну, ничего.

Вышел на игру и потихоньку успокоился. Ребята, конечно, здорово помогли. Не давали соперникам бросать с убойных позиций.

Понемногу освоился, а потом и со сложными бросками стал справляться.

Перед игрой тренер обратился ко всей команде, мол, у нас на воротах молодой парень играет, у него первая игра, помогите ему, сильно нападением не увлекайтесь, лучше сзади понадёжней сыграйте.

— Что больше всего запомнилось из этих двух матчей?

— Сделал пару-тройку неплохих сейвов, а в первой игре я стал третьей звездой матча. Это был достаточно прикольный момент.

Пусть даже всего лишь третья звезда, но матч-то первый.

— Сувениры остались какие-нибудь?

— Да. Шайба с первой игры. Вот она как раз у меня тут в Канаде лежит, я её домой забыл забрать (улыбается). Не стал её ни подписывать, ни обматывать как-то.

Просто лежит и лежит.

Два матча в АХЛ. Две победы. 84 броска, семь пропущенных шайб. Довольны своим дебютом в лиге фарм-клубов?

Можно было и лучше, конечно. Но две игры – это всё же не показатель.

— Когда \Анахайм\ вас поднял в основу на плей-офф, таили в душе надежду, что выйдете на лёд? В позапрошлом сезоне ваш бывший партнёр по \Магнитке\, Александр Печурский, по счастливой случайности сыграл неполный матч за \Питтсбург\.

— Безусловно, хотелось. Сначала, правда, летел, там уже три вратаря было.

Думал тогда: \Ну, какие тут могут быть варианты?\. И тут – раз! – Хиллер чем-то заболел и выбыл до конца сезона.

И я уже третий вратарь в команде. Тренер ко мне подошёл и говорит: \Ты давай работай.

Не думай, что ты сюда просто потренироваться приехал\.

Потом на одной тренировке Эллис небольшую травму получил – ему шайба куда-то неудачно прилетела. У меня сразу глаза загорелись! Подумал: \А вдруг повезёт?

Хотя бы посижу…\ (смеётся).

— Все говорят, что плей-офф НХЛ – это не хоккей, а совершенно другой вид спорта. Согласны?

— Абсолютно согласен. Это даже ни в какое сравнение с регулярным чемпионатом не идёт. Каждая игра реально, как последняя.

А что фанаты там творят, это просто неописуемо. Особенно в Нэшвилле. Это же столица кантри.

Перед матчами живая музыка играет, болельщики вообще с ума сходят, пытаются эту музыку перекричать, размахивают полотенцами… Непередаваемые ощущения. Да и сама игра совсем другая. Борьба до последней секунды. В последнем матче \Анахайм\ проигрывал в одну шайбу.

Битва шла до крови.
— Отличия в игре и болельщиках вы отметили. Подготовка к игре у хоккеистов тоже как-то отличалась?

Быть может, заметили за кем-то необычные суеверия?

— Хм, нет, не заметил. Вот в \Магнитке\, помню, у некоторых ребят были совсем уж странные суеверия.

— Например?

— Фамилию называть не буду, но был там один человек, который клюшки в туалет ставил перед игрой.
— С кем-то из основы \Анахайма\ больше всего общались?

— В этом плане в Северной Америке легче. Все с тобой абсолютно нормально общаются.

Вот, казалось бы, игроки основы меня видят второй раз в жизни и ничего. Подходят, разговаривают. Мы с Эмери много общались. Он же в России некоторое время играл.

Говорит, что до сих пор слушает русскую музыку. Скачивает треки русских ди-джеев, Тимати, ещё что-то…

— Он по-русски ещё что-нибудь может сказать?

— Да. Как всегда – про девушек.

— Вы так говорите, будто это естественно.

— Не знаю. По-моему, все иностранцы, которые в Москве играли, про девушек по-русски могут сказать. \Ты красивая\, \у тебя красивые глаза\, \отлично выглядишь\ и всё в таком духе.

Бейсбол, гольф и очки

— Насколько мне известно, вы недавно в Анахайме на бейсбол ходили, не так ли?

— Это был предпоследний лагеря. Нам всем дали по билету на игру. Я только половину матча отсидел. Больше не смог.

Скучно нереально. Если в хоккее постоянно что-то происходит, всё в движении, трибуны кричат, то на бейсболе тишина. Идёт игра, а народ ходит, разговаривает между собой, на поле даже и не смотрят. Вдруг кто-то по мячу ударил, все вскрикнули и… снова тишина. Поймали мяч?

Всё, дальше неинтересно. Мы просидели где-то полтора часа, счёт был 2:1. Ну что это такое?

— В первый раз ходили?

— Нет, я ещё в начале того года в Торонто на «Блю Джейз» ходил.

— С правилами знакомы?

— Да я и до этого знал немного. В России по TSN смотрел. Нюансы, конечно, не знаю. Смотрел вот на табло, там написано \homerun\, что-то про ошибки и так далее. Поспрашивал, что всё это значит.

Толком так и не понял всё равно. Но общий смысл игры понимаю.

— То есть, в России вы бейсбол смотрели, в Торонто ходили… Раз не нравится, зачем ещё раз пошли?

— Так я спросил: \Можно не идти?\. Мне сказали, что нельзя. \Прийти надо всем.

Если потом захотите, то можете уехать\.

— Пожалуй, главная достопримечательность Анахайма – это Диснейлэнд. Бывали там?

— Мне билет дали, но я что-то так и не съездил. Первые три дня я спать ложился рано. А потом мы один день потратили на экскурсию по заводу, где очки делают, затем как раз поехали на игру, и в последний день мне уже никуда не хотелось ехать.

Впрочем, билет-то остался, так что в следующий раз, когда в Анахайме буду, съезжу.

— Экскурсия на завод очков – это что-то новенькое.

— Есть такая знаменитая компания \Оукли\. Они специализируются на стекле, из которого визоры делают, маски для сноубордистов и мотоциклистов, и так далее. Очень качественное стекло.

Пара самых дешёвых очков из такого стекла стоит баксов 100-120. Самые дорогие доходят до тысячи долларов.

На заводе нам показывали, как это всё делается. Это их главный завод в мире.

Там же эти очки можно купить по себестоимости.

— Вы ведь ещё теперь и в гольф играете?

— Да. Меня ещё в прошлом году сразу по приезду тренер вратарей пригласил поиграть в гольф. Клюшек у меня само собой не было. Кстати, что любопытно, тут в гольф все играют под правый хват, а не под более распространённый левый.

Так что найти клюшку под меня – это проблема. Еле нашли – одолжили у брата моего \биллет-папы\.

Съездил, поиграл.

Естественно, у меня ничего не получилось. На самом деле, очень тяжёлый спорт, хотя со стороны так и не скажешь.

По мячу-то банально сложно попасть! А даже если и попал, сделать так, чтобы он прямо полетел – это вообще что-то невероятное.

Я вот так до сих ещё не научился.

В общем, играл-играл в том году, а в этом приехал и что-то тоже захотелось. У меня была только одна клюшка, самая большая, \драйвер\ называется. Подумал, да и решил купить все остальные клюшки. Они, в основном, очень дорогие.

Обычная сумка с клюшками стоит примерно тысячу долларов. Но мне-то без разницы. Съездил, купил самые дешёвые.

Вот теперь езжу в свободное время. Сидишь дома, делать нечего – съездил по мячам побил.

Сейчас натренируюсь и буду корты ездить.

— Пока не решаетесь?

— Во-первых, когда ты приезжаешь в тренировочный центр, тебе дают 110 мячиков за 10 долларов. Бьёшь себе их и бьёшь. А когда едешь на корт, то надо при себе надо иметь свои собственные мячики и специальные подставки для них, чтобы бить.

То есть, если ты коряво бьёшь, то ты все мячики потеряешь и играть будет нечем. Там ведь надо сделать как можно меньше ударов.

А если ты бить не умеешь, то что там делать?

— Но ведь на гольф многие едут, как на рыбалку – отдохнуть, подышать свежим воздухом, пообщаться…

— Да, однако, я при этом ещё и \порыбачить\ хочу. Непосредственно в гольф поиграть, то есть.

— Не так давно в России проходил чемпионат страны по гольфу. Его выиграл бывший теннисист Евгений Кафельников.

Как думаете, сколько придётся ждать того момента, когда этот турнир выиграет хоккеист?

— Даже не знаю. Тут многие хоккеисты играют, но в России ведь гольф не очень популярен.

Надо сначала для этого.

\Поколение NEXT\

— Вы по жизни очень спокойный человек. Не с этим ли связано то, что вы полюбили гольф, а в хоккее играете на воротах?

— Так на ворота я ещё в детстве встал, толком ещё не соображал ничего. Гольф, да, действительно спокойный вид спорта.

Бегать никуда не надо. Он даже в какой-то степени умиротворённый.

Единственное, конечно, когда по мячику бьёшь, руки очень сильно устают.

— Больше, чем в хоккее?

— Трудно объяснить. Вроде бы, и там, и там в руках клюшку держишь, а руки двигаются как-то по-другому.

Мышцы себя потом плохо чувствуют. Хотя в хоккее, если тебе в руку 110 шайб бросят, то тоже устанешь.

— Вы этим летом, наконец, права получили. Легко сдали?

— Да, легко. Странно даже как-то. Вроде бы, когда ездил с инструктором, ничего не получалось. А потом буквально за два занятия до сдачи экзамена всё более-менее стало получаться.

Мне ещё повезло, что сдавал в хорошее время. Машин было мало на улице, так что успел быстренько проехать.

Я больше по поводу теории волновался. Она мне как-то тяжело давалась.

— Сильно ли изменилась ваша жизнь после получения прав?

— Очень! Сразу всё так легко стало. Все дела теперь можно самому решить.

После победы на МЧМ в Баффало вы были самым спокойным человеком в команде. Как вам удавалось держать все эмоции в себе?

— (удивлённо)Да я не был таким уж спокойным, на самом деле. Я радовался.

— Но не так, как Евгений Кузнецов, например.

— Это уже от человека зависит. Все по-разному выражают свои эмоции. Поверьте, я был очень счастлив! Может быть, по мне и не видно было, но я помню, что был очень рад.

Счастье через уши валило.

— Радость победы долго не давала вам покоя?

— Я, наверное, месяц где-то постоянно смотрел видео с чемпионата мира. А потом эйфория прошла. Матчи целиком не смотрел, только различные нарезки, которых было много в интернете.

Больше всего нравились те, что с русскими комментаторами. Они повеселее.

— Любимый ролик есть?

— \Поколение NEXT\. Очень классное видео. Смотришь – и сразу воспоминания как нахлынут!

— После финала вы достаточно продолжительное время беседовали с голкипером сборной Швеции, Робином Лэнером. О чём шла речь, если не секрет?

— Помню только, что мы разговаривали о том, почему он босиком пришёл на этаж.

— И почему же?

— Не знаю. Эти скандинавы вообще странные. Что шведы, что финны по отелю босиком ходят. С Лэнером тогда ещё двое было. Поздравляли.

Лэнер потом ещё с Валерием Николаевичем [Брагиным] о чём-то разговаривал.

— Если не считать истории с возвращением нашей сборной, то, наверное, самой обсуждаемой околохоккейной темой того турнира были оригинальные поздравления шведов. Видели когда-нибудь что-то подобное?

— Первый раз с таким столкнулся. Может быть, у шведов просто какая-то неприязнь к канадцам? Видимо, дело было просто в самом характере матча.

Самое интересное, что обычные люди, как правило, злятся на тех, кто их обыграл. А я вот за теми же клюшками для гольфа в магазин зашёл, ко мне подошли два продавца и говорят: \Мы – канадцы.

Болеем за сборную Канады. Но мы просто в восторге от вашей игры. Ребята, вы это заслужили своей игрой.

Это было что-то невероятное\.

Двое шведов, с которыми я встретился в тренировочном лагере \Анахайма\, тоже играли на этом чемпионате мира. Сказали, дескать, то, что вы показали тогда на льду – это фантастика.

— После поражения в полуфинале Лэнер, помнится, смачно материл судей. На вас он случайно не ругался?

— А я-то что? Я не судил (смеётся). Что было, то прошло. Он ведь тогда на эмоциях был. Проиграли, не прошли дальше, да и момент там спорный был.

Я, может быть, тоже был бы зол, если бы это со мной произошло.

— Он затем выиграл плей-офф АХЛ и был признан MVP. Поддерживаете с ним связь?

— Раньше часто общались, сейчас как-то реже. Но я его поздравлял. Не ответил. Наверное, в эйфории был. Хочу отметить, что начать плей-офф вторым вратарём, а потом стать MVP – это уровень.

Он конкретно добавил, конечно. Разговаривали с ним на эту тему. Говорит, что нам, большим вратарям, в Северной Америке проще.

Надо просто использовать свои размеры и работать на тренировках. Вот и всё.

— Владислав Наместников рассказывал, что в финальном матче весь \Лондон\ болел за сборную России, поскольку вы были в её составе. Неужели так и было?

— Так и было! Я когда приехал, меня вся команда поздравляла – и канадцы, и американцы, все.

У нас несколько ребят, которые были постарше, смотрели финал в баре. Говорят, чуть не подрались там.

— С кем?

— Со своими же. Потому что они не за русских болели.

\Следующий сезон, скорее всего, проведу в «Кингстоне\

— Рамис Садиков рассказывал в прошлом сезоне, что часто играл против вас в NHL 11 на XBOX. Продолжаете соревноваться с ним или кем-то другим в компьютерном хоккее?

— В последнее время что-то перестал играть в компьютерный хоккей. Всё больше в \стрелялки\ как-то (смеётся). И то редко.

Это вот в начале прошлого сезона, когда только приехал в семью, толком ни с кем общался – стесняешься ведь всё равно. Вот и купил приставку, чтобы играть. А потом уже и с семьёй стал больше общаться, и в гости нас постоянно звали… Так что на приставку времени особо и не было.

Сейчас если и играю, то, в основном, с партнёрами по команде.

— Бейсбол, гольф, компьютерные игры… Что ещё входит в сферу вашего досуга?

— Интернет, конечно. Он быстро развивается. Трудно представить уже жизнь без него. Постоянно в онлайне сидишь, сообщениями обмениваешься, звонками, фильмы смотришь. Я вот скачиваю и смотрю.

Платно. Теперь вот ещё машина появилась, на шоппинг езжу. В гости хожу к соседям.

В кино в последнее время стал часто ходить. Язык-то уже более-менее выучил, так что полегче смотреть стало. В том сезоне с Намесом, (Владиславом Наместниковым — прим. ред.) в кино когда ходили, он мне половину фильмов переводил. А сейчас нормально.

В Анахайме вот с ребятами ходили на фильм \Плохая училка\ — всё понял.

— В вашем возрасте многие по клубам любят ходить…

— Вообще не моё. Не люблю клубы.

— Несмотря на то, что летом вас обменяли из «Лондона» в «Кингстон», в данный момент вы тренируетесь на катке \Найтс\. Легко договорились с бывшим клубом?

— Мне и не пришлось. Я договорился с тренером вратарей, с которым работал в прошлом году. Мы ещё в конце прошлого сезона условились, что как только прилечу обратно, сразу начнём с ним заниматься. Уже за деньги, но это неважно.

Я хочу работать летом именно с ним. Ну, а тренажёрный зал, по-моему, все всегда ищут себе сами.

Я вот нашёл и хожу туда теперь.

Просто в Кингстон сразу ехать неохота. Процесс привыкания – это всегда тяжело. Ни с кем не знаком, не знаешь, кому позвонить, что сказать… Тут-то проще – позвонил, узнал, что, где, куда, сколько стоит, как проехать и так далее.

Удобнее.

— Болельщики «Кингстона» крайне обеспокоены тем, что следующий сезон вы будете играть уже не в юниорской лиге, а, как минимум, в АХЛ. Как прокомментируете их опасения?

— Играть я, скорее всего, буду в \Кингстоне\. Я разговаривал с главным скаутом «Анахайма». Он говорит, что руководство клуба хочет видеть меня в \Кингстоне\, чтобы я получил побольше игровой практики.

К тому же, \Дакс\ сейчас подписали бывшего вратаря \Ойлерс\ на двусторонний контракт. Получается, что в первой команде есть два вратаря, в фарм-клубе тоже есть два вратаря.

— Примечательно, что российским вратарям, как правило, удаётся избежать «снндрома второгодника». Напротив, наши голкиперы смотрятся куда лучше во втором сезоне за океаном, чем в первом.

Думаете, что для вас следующий сезон сложится удачнее минувшего?

— Первый год уходит на адаптацию. Важно понять, что вообще происходит на льду.

Думаю, что второй год будет для меня полегче. Мне сейчас-то, в общем-то, уже полегче.

Неплохо представляю себе, кто что будет делать на льду.

— Какие цели ставите перед собой на следующий сезон?

— Пока я ничего не буду загадывать. Тренировочный лагерь пройдёт – там видно будет (улыбается). Тут больше всего ценят трудолюбие, так что посмотрим.

Но, повторюсь, скорее всего, буду играть за \Кингстон\.

Читать о спорте еще…

Читайте также: