Илья антоновский: надо держать перед собой цель – так работать легче

Илья антоновский: надо держать перед собой цель – так работать легче

Игрок обороны Илья Антоновский – воспитанник московской школы хоккея, однако, уже четвертый сезон проводит за казахстанскую команду.
В составе Сарыарки защитник стал обладателем Кубка Братины и чемпионом Высшей хоккейной лиги в 2014 году.

Неоднократно признавался лучшим защитником ВХЛ. Илья Антоновский за десятилетнюю профессиональную карьеру хоккеиста сыграл во всех Чемпионатах России на разных уровнях.

Капитан карагандинской команды в специальной рубрике Лица ВХЛ поделился своей историей.

— Илья, при каких обстоятельствах вы оказались в хоккее?


— Отец привел в хоккей в Сокольники, в спортивную школу в Спартак. Там и начал свои первые шаги.

— Начались первые трудности? Приходилось таскать тяжелые баулы с экипировкой, выездные игры вдалеке от родителей?

МИХАИЛ ЛАБКОВСКИЙ — В ЧЕМ ЦЕЛЬ И СМЫСЛ ЖИЗНИ


— Первое время меня возили родители и на машине, и на метро. Помню, в машине переодевался или в форме уже ехал на тренировку, чтобы успеть.

Были тренировки и в шесть утра.

— Такие трудности, наверно, закаляли в детстве? Или хотелось поспать?

— Я отцу благодарен. Ему больше хотелось спать, а мне на лед – потренироваться.

Когда ты маленький, у тебя сил море, и ты не замечаешь, как устают родители. Им было тяжело.

И большое спасибо моим родителям.

— А в семье кто-нибудь занимался спортом?

— У меня отец конькобежец, мастер спорта. Сестра отца тоже этим видом спорта занималась. И муж сестры отца, мой дядя – Денис Юсков тоже известный конькобежец.

Будем за него на Олимпиаде болеть.

— У вас в семье все связаны с холодным видом спорта. Можно ли сказать, что они как-то повлияли на то, что вы сейчас в хоккее?

— Определенно. Отец не просто так выбрал для меня такой вид спорта.

Он прошел через конькобежный спорт, он знал, что это такое и понимал, что хоккей все-таки игровой вид спорта и где-то он будет для меня поинтереснее.

— Вы родились в Москве – там ведь у мальчишек большой выбор, в какую секцию пойти записываться? Футбол тот же…

— Меня как-то сразу определили в хоккей. Отец начал играть в хоккей раньше меня, только в любительский. Мы жили недалеко от Сокольников. Рядом была арена.

Так что это был один из решающих факторов.

— В вашей карьере были такие тренеры, которые старались раскрыть ваши сильные стороны как хоккеиста?

— У меня было очень много тренеров. Всем им благодарен. Каждый что-то понемножку вложил в меня.

— В Москве выбор хоккейных школа большой – ЦСКА, Динамо, Спартак. Почему решили в Спартак?

— Первое – территориальная близость, а второе – я пришел относительно поздно, в 7 лет. Я начинал в Спартаке, потом много времени провел в спортшколе №3 Новокосино. У меня там тренером был Яковенко Вячеслав Васильевич.

Он тоже много вложил в меня.

— Вы серебряный призер финала Первой зимней Спартакиады молодежи России в составе сборной команды Центр в 2008-м году. Помните тот турнир?

— Конечно, помню. Мне тогда было 18 лет, и я играл за ХК МВД. Взяли меня на турнир из этой команды. Мы удачно тогда выступили, хотя в нас мало кто верил.

Я поехал за регион Центр, то есть это не Москва. Правда, бытовые условия у нас там были не очень (размещение, питание), но мы сплотились на такой короткий турнир и хорошо выступили. В финале проиграли хозяевам турнира.

Это была моя первая такая серьезная победа на высоком уровне.

— В сезоне 2009-2010 вы оказываетесь в молодежке …

— После спортивной школы я подписал контракт с ХК МВД. Отыграл три года, и они объединились с Динамо, и я перешел в эту команду.

В 2009 провел хороший сезон за Шериф.

Через год вы-таки попадаете в Высшую лигу в возрасте 21 года. За Динамо из Твери вы проводите шикарный сезон.

Тяжело было перестроиться после молодежки?

— У нас тогда была молодая команда. Много ребят перешло из Шерифа, из молодежки. Наверно, поэтому я чувствовал себя поувереннее. В тренерский штаб тогда входили Антипов Анатолий Александрович и Савченков Александр Александрович.

Они нам помогали, воспитывали нас молодых. В том сезоне мы выступили неплохо.

Плюс мне доверяли, и у меня было много игрового времени.

— В своем первом сезоне в ВХЛ вы набрали 90 минут штрафа в 52-х играх. Это же целая игра! Эмоции били ключом?

— Это зависит от тренерских установок. Савченков Сан Саныч на следующий год стал в Динамо главным тренером, и он требовал жесткой игры от защитников. Думаю, если посмотреть на статистику всей команды, то там почти у всех ребят много штрафных минут.

Мы были молодой командой и не могли брать мастерством, поэтому брали своей жесткой игрой. Как еще по-другому бороться с мастеровитыми ребятами, которые давно в ВХЛ играют.

У меня больше всех в команде штрафных минут? Значит, я хорошо старался (смеется).

— В переходе от детского хоккея ко взрослому обошлось без трудностей или были какие-то моменты?

— Какие-то моменты были, без них никак. Спасибо тренерам. Они нам помогли быстро втянуться, поэтому такого сильного перехода я не заметил.

Конечно, когда приходишь в лигу постарше, где играют взрослые ребята, нужно перестраиваться. Но на это понадобиться половина сезона, потом ты привыкаешь.

— В возрасте 22 лет вы проводите первые игры в Континентальной лиге за Спартак. Как вообще произошел переход в первую команду?

— Сначала меня подняли в Динамо. Тогда тренером там был Знарок. Я тренировался с ними, съездил на пару выездов, но официальных игр за эту команду я не провел.

Потом меня обменяли в Спартак, и там я дебютировал.

— Какие чувства в тот момент испытали?

— Там, конечно, в первых играх было волнительно. Помню, стартовые матчи выходил играть с серьезными соперниками – с Авангардом, Магниткой.

Пришлось нелегко, но привыкал.

— Дебютный сезон в КХЛ оказался сложным? Был ли человек, который подсказывал тогда?

— Я пришел в середине сезона. С кем играл в пятерке, те ребята и подсказывали, помогали.

Первые игры было тяжело, потому что я в команде был не с начала сезона.

— Почему не удалось закрепиться в КХЛ?

— Наверно, что-то не получилось. Может, не выполнял того, что от меня требовалось. Значит, были ребята лучше.

Возможно, я тогда был молод, не готов.

— Вернуться в Континентальную лигу планы есть?

— Конечно! Любой хоккеист хочет играть на высшем уровне. Я стараюсь, работаю каждый день.

Надо держать перед собой цель – так работать легче.

— В составе Автомобилиста вы побывали на Кубке Шпенглера. Расскажите об этом турнире.

— Мы тогда серебро взяли. Я был первый раз на таком турнире.

Там обстановка такая европейская, приятный турнир. Каждую игру полные трибуны. Были сильные соперники – Швейцарская лига, Канада.

Конечно, интересно было посмотреть на других, поиграть на маленькой площадке.

— Это ваш седьмой сезон за Высшую лигу. Долго чувствовали себя новичком?

Когда наступил тот момент, когда вы поняли, что вы в лиге уже профессионал и на своем месте?

— В сезоне 2012-2013 я играл в Континентальной лиге за Металлург (Магнитогорск). У меня был двусторонний контракт, и поэтому меня спускали в фарм-клуб Южный Урал. Вот, наверно, там я уже стал ощущать себя уверенно – именно в Высшей лиге.

Как раз в этом сезоне в НХЛ был локаут, и приехали заокеанские игроки в КХЛ.

— Так вы еще со звездами НХЛ поиграли?

— Помню ребят, которые приехали в Магнитогорск – Малкин, Кулемин, Гончар. Интересные игроки. Первое время смотришь на них с открытым ртом. Наблюдаешь, как они готовятся к игре, как настраиваются, даже как питаются.

Что-то из этого для себя подчеркиваешь.

— Как вы попали в команду Сарыарка?

— У меня был контракт с Автомобилистом в Континентальной лиге, и в конце сезона эта команда не попала в плей-офф. Мне позвонили из Сарыарки и пригласили поиграть в плей-офф.

Я согласился, и в тот год мы выиграли Кубок Братины в ВХЛ.

— Сейчас уже понятно, что Сарыарка однозначно будет в плей-офф, а что дальше?

Нам нужно забраться как можно выше в турнирной таблице, чтобы обеспечить себе больше домашних игр. А дальше загадывать нельзя. Будем проходить соперников.

Конечно, наша цель – забрать наверх и выиграть Кубок.

— То есть вполне возможно, что Сарыарка может пошуметь в плей-офф?

— Так и будет. Мы ради этого и работаем, чтобы снова испытать эти эмоции.

— У вас 4-й сезон за команду из Караганды. Можно ли сказать, что вы наконец-то нашли свою команду?

— Думаю, что да, раз я здесь так много времени играю. В Караганде, отличные болельщики, замечательное руководство в лице нашего президента Нигматулина Аргына Зайруллаевича.

Он все делает для нас и сильно помогает команде. Можно сказать, что он живет нами.

Сейчас у нас хороший тренерский штаб, который доверяет игрокам и верит в нас. В Караганде собрался хороший и сильный коллектив.

У клуба всегда стоят высокие задачи, и хочется их решать.

— Капитанство не случайно получается?

— Думаю, что не случайно. В том году во второй половине чемпионата я впервые примерил капитанскую нашивку, а в этом году команда полноправно выбрала меня.

Стараюсь соответствовать этому и на льду, и в раздевалке, и в быту.

— Как вам вообще в роли капитана? Насколько тяжела ноша буквы К на груди?

— Ну именно К на груди не так и тяжела (смеется). На самом деле забот прибавилось, но мне это интересно, и я с удовольствием выполняю все капитанские задачи.

Стараюсь по максимуму отдавать себя этому делу.

— Не смущает, что у вас в ассистентах ребята постарше?

— Не смущает. Команда выбирала капитана. Ребята ведь все разные, у каждого свой характер. Возраст здесь не причем.

Не всякий готов примерить капитанскую нашивку, да и кому-то это может просто мешать в жизни.

— Вы либерал или покричать любите?

— Это уже по ситуации. Бывает, что ребята и так все заведены и тут кричи, не кричи – не поможет.

Иногда команда расслабленная и нужно покричать, чтобы завести игроков.

— Насколько для вас важно быть лидером на льду и в раздевалке?

— Я понимаю, что на льду должен показывать пример. Понятно, и в раздевалке кому-то надо подсказать, показать, помочь.

Что самое памятное за те четыре года, что вы провели в Казахстане?

— Мы выиграли Кубок Братины, на следующий сезон хорошо провели регулярку. У нас тогда тренером был Тамбиев Леонид Григорьевич.

И еще вместе с Сарыаркой получил Кубок Открытия.

— А если не хоккейные?

— Ребенок у меня родился. Он больше времени провел в Казахстане, нежели в России. Сыну три года сейчас.

— Можно уже в хоккей отдавать…

— Пускай насладиться детством. Он ходит на каждые матчи, смотрит. После игр мы с ним вместе благодарим болельщиков.

Он везде со мной, даже в раздевалке после игры. Вот сын смотрит на все это, повторяет. В общем тоже живет хоккеем. Мы его даже чуть сдерживаем – не спешим отдавать в хоккейную секцию. Недавно он первый раз попробовал на коньки встать.

Заказал вот у Деда Мороза пластиковые клюшки, чтобы дома играть.

— Сына во вратаря отдавайте, чтобы хоть какое-то разнообразие амплуа было в вашей семье…

— В детстве все хотят быть вратарем, потому что он больше времени проводит на льду, у него красивая форма. Сейчас сын тоже много повторяет за нашими ребятами-голкиперами.

Следит за всеми нюансами: как они клюшку держат, как ловушку поправляют, как по штанге стучат.

— Если не секрет, расскажите, как с супругой познакомились?

— Мы вместе учились в институте. И так начали встречаться.

— А где вы учились?

— Я учился в медицинском институте.

— Вы учились в медицинском?

— Школу я закончил экстерном, поэтому первые два курса в институте успевал нормально учиться. Потом уже было тяжело.

Пришлось брать академ, супруга мне помогала. Она тоже по образованию врач.

— Вы случайно не хирург?

— Нет, я стоматолог.

— Стоматолог?! Так значит, в Сарыарке проблем с выбитыми зубами у хоккеистов нет?

— Конечно, нет. Я им сразу жвачку вставляю на место выбитого зуба. Это на первое время (смеется).

А так у нас в команде есть хороший доктор.

— Вы еще гражданин России? Не было желания получить второе гражданство?

— (Смеется). Еще гражданин России. Такие разговоры были, но пока я россиянин. Однако все может быть.

В принципе я бы с удовольствием сыграл за сборную Казахстана.

— В Россию, в Москву приезжаете? Чувствуете себя комфортно?

— Конечно, каждый отпуск провожу дома с родителями, родственниками. Самое главное место – где живут родители.

Летом стараемся по максимуму всех родственников увидеть.

— За те четыре года, что вы поиграли в Караганде, у вас сложился образ общительного и открытого человека. Это врожденное или приобретенное?

— Думаю, что врожденное, но и приобретенное от родителей. Сейчас я занимаюсь воспитанием сына и могу сказать, что все идет от родителей.

Каким воспитали, такой и есть. Спасибо им большое.

— Есть такое, что на протяжении всей карьеры вы общаетесь больше с теми игроками, с кем выходите на лед?

Мы всей командой общаемся. Пятерку только болельщики видят на льду.

А мы же еще и в быту: живем вместе, в самолете, автобусе. Команда – это такой коллектив, где должна быть химия.

Каждый год стараемся и делаем все для того, чтобы команда была как семья.

— А кто вообще ваши самые близкие друзья в хоккее?

— Крестный папа моего сына – Александр Комаристый. Он самый близкий мой друг, и мы с детства вместе идем по жизни. А так близких друзей много у меня и в Сарыарке. Не хочу называть по именам, чтобы никого не обидеть.

Я общительный человек, со всеми нахожу общий язык.

— У вас столько наград и достижений с вашим амплуа защитника. В обороне играете с детства?

— В защите я играю с детства. Я поздно пришел – в 7 лет, а некоторые ребята с трех лет катались. Я был плотненький в детстве, габариты позволяли играть в защите, да и считалось, что защитники должны быть побольше. Вот меня туда и определили.

Сменить амплуа и мысли не было. Сейчас в современном хоккее защитники помогают нападению, нападающие помогают защите.

Всей пятеркой атакуем, всей пятеркой обороняемся.

— Вы уже становились обладателем кубка Братины в сезоне 2013-2014 с Сарыаркой. Победный чемпионат ВХЛ остался в памяти или уже начинают стираться воспоминания и хочется снова брать кубок?

Этот чемпионат в памяти, конечно, остался. Такие эмоции желаю пережить каждому.

Однако уже начинают подзабываться какие-то нюансы и хочется повторить этот эпизод. Сколько мы работаем, тренируемся, кубок – высшая цель.

Неважно какая лига, эмоции везде одинаковые. Любой мечтает в конце поднять над головой кубок.

— Шампанское пили?

— Конечно, пил. Кубок тяжелый, туда влезает много шампанского. В этом году лига выравнивается, много серьезных соперников.

Каждая команда хочется добиться успеха, так что в плей-офф начнется война.

— Вы много раз забирали звания лучшего защитника недели, месяца, лиги, турнира и т.д. Наверно, уже спокойно реагируете, когда вам говорят об очередном звании в Высшей лиге?

— Всегда приятно, когда тебя отмечают, но хоккей – командный вид спорта. Это работа всей пятерки, команды в целом.

Просто в определенный момент так получилось, и на мне сошлись звезды. Тренерский штаб доверяет выйти в трудные минуты, партнеры отдают хорошие передачи, остается только в пустые ворота забить (смеется).

Спасибо команде за все эти награды.

— Чем сейчас заполняете свободное время?

Все свободное время посвящаю сыну, супруге. Больше внимания сыну уделяю: на всякие секции его водим, играем, развиваемся.

Вкладываем душу и все, что у нас есть в ребенка.

— Какой самый безумный поступок вы совершали в своей жизни?

— Безумный? Скорее необычный. Предложение супруге сделал в самолете. Я заказал полет, чтобы посмотреть город. Пригласил ее полетать и с собой взял кольцо.

Вот и прилетели (смеется).

— У вас много трофеев, званий, но наверняка есть к чему стремиться?

— Конечно, всегда есть к чему стремиться. Есть желание пробиться в КХЛ, а на этот сезон задача – выиграть Кубок Петрова.

В Сарыарке собралась хорошая команда в этом году, будем работать и постараемся добиться нашей цели.

Читать о спорте еще…

Читайте также: