Экс-игрок черноморца: в мальдивах платят чуть больше 1000$, зато живу как в раю

Экс-игрок черноморца: в мальдивах платят чуть больше 1000$, зато живу как в раю

Украинский футболист Петр Ковальчук, родившийся на Ивано-Франковщине и поигравший в Премьер-лиге за Кривбасс и Черноморец, теперь выступает в местном чемпионате на Мальдивах. 32-летний защитник рассказал Сегодня о матчах в перерывах между молитвами, чемпионате на одном стадионе, морских маршрутках, летучих мышах в квартире, рыбалке на тунца и о языке, которого нет в телефоне.

— Петр, как вас занесло в столь экзотический чемпионат?
— На Мальдивы я попал в начале нынешнего года.

А до этого два сезона провел в Таджикистане. Играл в сильнейшем клубе страны — Истиклоле, который в последнее время регулярно выступает в азиатских кубках. В 2015 году мы дошли до финала Азия Кап, это аналог Лиги Европы.

Вот тогда меня мальдивцы и взяли на карандаш.

— И что собой представляет мальдивский чемпионат?
— В высшей лиге играют восемь команд в четыре круга.

В клубе может быть четыре легионера, один из них обязательно из Азии. В моей команде Грин Стрит играют трое украинцев — я, Илья Соболь и Дмитрий Жданов, и вратарь из Японии. Чемпионат хоть и относительно невысокого уровня, но интересный. Каждая команда может обыграть каждую.

Все матчи чемпионата проходят на одном стадионе, главной арене страны, которая вмещает 11-12 тысяч зрителей. Стадион чисто футбольный и очень пристойный: хороший натуральный газон, современное табло.

Есть даже специальные турбовентиляторы, подающие прохладный воздух. Каждый тур проводится по такой схеме: два матча в субботу, два — в воскресенье.

Начинаются игры всегда в то же время: в четыре часа дня и девять вечера. Дневные матчи, конечно, тяжеловато играть, но в другое время нельзя — у местных молитвы. А вообще футбол на Мальдивах — спорт №1.

Народ на стадион ходит с удовольствием. Сейчас все матчи стали показывать по ТВ, и посещаемость чуть упала. Раньше, говорят, на каждом втором матче были аншлаги, а сейчас на наших играх обычно по 2-3 тысячи.

Но мы команда новая, создана всего несколько лет назад, а вот на те клубы, что с историей, приходят по 8-9 тысяч.

— Футбол — полупрофессиональный?
— Скорее, полулюбительский.

Большинство местных игроков где-то еще подрабатывают на полставки, до обеда.

— А сколько можно заработать собственно футболом?
— Зарплаты у футболистов не очень большие.

Но я ехал сюда не столько для того, чтобы заработать, а чтобы просто пожить в этих райских местах. Океан, пляжи, пальмы, фрукты…

Люди платят немалые деньги, чтоб приехать сюда в отпуск на пару недель, а мне предложили остаться здесь на целый год.

— И все же, хотя бы порядок цифр?
— Чуть больше тысячи долларов в месяц.

— В прежние времена, когда наших специалистов посылали работать в страны Азии и Африки, им в обязательном порядке делали кучу прививок — от малярии и других тропических болезней. Сейчас подобное практикуется?

Лодка в небето над Черноморец — България


— Не знаю, я ничего не делал. И пока все нормально.

Хотя в апреле тут была эпидемия свиного гриппа, даже чемпионат на две недели пришлось прервать, но вроде все обошлось. Тут в целом благоприятные климатические условия: острова, муссоны, все проветривается, нет такого застоя воздуха, как в тропиках.

— А экзотические насекомые не докучают?
— Да их тут не особо много, хотя жуки всякие интересные ползают.

Бывает, иногда ящерка в дом забежит или летучая мышь залетит. А вот комаров или мух назойливых почти нет — это же не джунгли.

— Мальдивские клубы — муниципальные или частные?
Два самых сильных и самых богатых — Мазия и Нью-Рэдиент, они частные. Мазией владеет крупная строительная фирма, а собственник Нью-Рэдиента — хозяин сети отелей.

Для остальных шести команд высшей лиги местная федерация при поддержке правительства находит спонсоров среди крупных госструктур. Над кем-то шефствуют нефтяники, над кем-то — газовики.

А нашим спонсором сейчас является государственная авиакомпания Maldivian.

— Наверное, вам гарантированы скидки на авиабилеты?
— Честно говоря, еще не было повода воспользоваться их услугами, но, думаю, если бы обратился, то они бы сделали.

— Кстати, как долго добираться до Мальдив с Украины?
— Я летел сюда с пересадкой в Стамбуле: в воздухе провел в общей сложности больше 9 часов.

— В каких условиях живете?
— Клуб предоставил квартиру, которую я до недавнего времени делил с нашим японским вратарем.

Но буквально неделю назад ко мне прилетела жена с детьми, поэтому переберусь в новую квартиру. Живу я не на главном столичном острове Мале, а на небольшом соседнем островке Виллингили. Это даже и хорошо, если честно.

Мале — это маленький Китай: толпы людей, маленькие улицы, полно машин. А у нас — такой себе спальный район, причем экологически чистый.

На Виллингили вообще запрещено регистрировать автомобили, только мопеды с электродвигателями. От нашего острова до Мале каждые 10 минут курсируют катера, типа морских маршруток. Билет стоит около 20 центов, но клуб делает нам проездные.

Плыть минут 15, и сразу недалеко от причала находятся наши тренировочные поля. Так что я на тренировку добираюсь быстрее, чем те, кто живет на другом конце Мале.

— Тренировочные поля у вашего клуба свои?
— Нет, они здесь общие. Два поля с синтетическим покрытием принадлежат федерации футбола, на них все и тренируются.

У каждой команды есть свое оговоренное время. Бывает даже так, что одновременно тренируются сразу две команды.

— То есть такого понятия, как клубная база, попросту не существует?
— Нет. Каждый отдельно приезжает на матчи, собираемся на стадионе за 3-4 часа до игры.

Правда, иногда перед матчем можем где-то вместе пообедать.

— Вы упомянули, что расписание подстраивают под молитвы. Мальдивцы столь религиозны?
— Не то слово. Страна мусульманская, и традиции ислама тут очень строгие. Любое спиртное — под запретом.

За употребление можно получить реальный тюремный срок. Даже не знаю, за что тут строже наказывают — за хранение наркотиков или за хранение спиртного (смеется).

Можно сказать, что Мальдивы — страна всеобщей трезвости.

— Ну а если приезжему очень захотелось холодного пива?
— На иностранцев, к счастью, запреты не распространяются.

Можно поехать в аэропорт Мале и там отовариться в дьюти-фри, а можно просто зайти в бар любого крупного резорта.

— К мальдивской кухне уже привыкли?
— К ней сложно привыкнуть: тут, как и в Индии, добавляют много специй. Если вовремя не скажешь ноу спайси, принесут такое, что в рот не возьмешь. А вообще из местной кухни мне больше всего нравятся морепродукты, особенно тунец.

Его здесь очень много — всегда свежий и недорогой, примерно $2 за кг, и из него готовят кучу блюд: от котлеток до гриля. Тунец на Мальдивах — главный продукт, другого мяса и не найдешь.

Есть привозная говядина, но она дорогая.

— А сами тунца ловили?
— Нет, только видел, как это делают. Все просто: выходят в море, бросают в воду прикормку.

Всплывает стая тунцов, начинают хватать корм, и в этот момент их крюками цепляют и забрасывают в лодку. Но на его отлов нужна специальная лицензия.

— Фамилию Ковальчук местные выговаривают с трудом?
— Да многие вообще не знают моей фамилии (улыбается). Для всех я просто Питер.

Так меня называют и телекомментаторы, которые ведут репортажи.

— А на футболке что написано?
— Тут фамилии не пишут. Только номер и название спонсора.

— Язык общения — английский?
— Да, его знают почти все, даже школьные учебники на английском.

Но государственный язык здесь — дивехи — уникальный в своем роде. Алфавит похож на арабскую вязь, пишут и читают тоже, как арабы — справа налево. Но все равно отличается. Его даже нет в клавиатурах на компьютерах и телефонах.

Очень сложный язык.

— Вы там уже почти полгода, но жена с детьми приехала только сейчас. Почему не раньше?

— Когда заключил контракт, у меня только-только родился второй ребенок, и жена не рискнула с новорожденным ехать на край света. Сейчас сыну уже семь месяцев, и мы решили, что ему уже можно путешествовать. А дочка уже большая, ей три года.

Надеюсь, что семья останется со мной здесь до конца контракта, до ноября.

Читать о спорте еще…

Читайте также: