Юрий петров: я очень доволен, что вновь оказался в «тракторе»

Юрий петров: я очень доволен, что вновь оказался в "тракторе"

Форвард Трактора Юрий Петров вспомнил выход с черно-белыми в Суперлигу, рассказал о состоянии тольяттинского хоккея, поделился мыслями о размерах льда и отметил забавных китайских болельщиков.

НОВЫЙ ТРАКТОР, ВЫСШАЯ ЛИГА, ФИЛЬМ

– Переход летом из Авангарда в Трактор дался легко?

– В момент обмена я был вне досягаемости и не знал об этом. Мне позвонили позже, сказали, что я перехожу в Трактор.

Сначала я немножко опешил, но потом понял, что так даже лучше – что я вновь буду играть в Тракторе. Я уже играл в Челябинске, мне здесь все знакомо.

Очень доволен, что вновь оказался в Тракторе и морально я себя здесь намного лучше чувствую.

– В Челябинске ты играл десять лет назад. Хоккей середины нулевых и сейчас – одно и то же?

– Особо ничего не изменилось. Может быть, тогда все были в предвкушении, что команда выйдет в Суперлигу. Чувствовалось напряжение. Это было во всем Челябинске и все отдавались делу очень серьезно.

Сейчас немного проще в этом плане, а Трактор – в лучшей лиге страны, на хорошем счету. Болельщики же нисколько не изменились: что тогда было классно, что сейчас.

– Именно на то время пришелся серьезный рывок в истории клуба, который в итоге привел Трактор к наилучшему достижению в истории – серебряным медалям КХЛ.

– Приятно осознавать, что мы когда-то вышли в Суперлигу, и это дало такой рывок клубу. Десять лет пролетело с того момента, а кажется, всего два или три года.

Я был рад, когда узнал, что Трактор стал серебряным призером КХЛ. На самом деле все пришло к логичному завершению.

– Видел фильм Трактор. Возвращение?


– Конечно, видел. Очень прикольные кадры там увидел – где я еще молодой, с длинными волосами (смеется). Даже не узнал себя сначала. Повторюсь, кажется, это было вчера, а прошло уже 10 лет.

На самом деле хотелось бы даже еще больше увидеть. По воспоминаниям должно быть еще больше материала, а получилось немного сжато. Сколько к этой цели шли, а всего двадцать минут видео.

В любом случае такие фильмы нужны и они вызывают только приятные эмоции.

Юрий петров: я очень доволен, что вновь оказался в "тракторе"

ТОЛЬЯТТИ, АВТОВАЗ, ФИНАНСИРОВАНИЕ КЛУБОВ

– Ты родом из еще одного хоккейного города России – Тольятти. Что сейчас с тольяттинским хоккеем?

– Да, был небольшой застой, когда Лада вылетела не по своей прихоти из элиты, но сейчас все налаживается. Появился новый дворец, команда играет в КХЛ, поэтому все будет хорошо.

– Про старый дворец Яромир Ягр говорил, что это настоящий кинотеатр.

– Да, старый дворец был на самом деле самым большим кинотеатром Европы (смеется).

– Болельщики в Тольятти все так же любят хоккей?

– Ажиотаж никуда не делся. Особенно в первый год после возвращения в КХЛ приехал к нам СКА, объявили Илью Ковальчука и, сложилось впечатление, что он хоккеист Лады, так ему были рады.

Хоккей в Тольятти всегда любили. Болельщики очень переживали, когда была непростая ситуация с клубом.

– Город все так же сильно зависит от АвтоВАЗа?

– Раньше на заводе работало сто тысяч человек, а сейчас после сокращения работает около тридцати. АвтоВАЗ раньше на себе нес очень много социальной нагрузки, отвечая за дворец, к примеру, многие больницы, детские сады, школы.

Сейчас завод отошел от этого, несколько отделился от города, и, на мой взгляд, стало хуже.

– Если проезжать через Тольятти на машине, то можно понять, насколько это красивое место: Волга, зелень, прекрасные пейзажи. После окончания карьеры вернешься жить в родной город?

– Я даже ни разу не рассматривал другой город для жизни кроме Тольятти. Мне там очень нравится. Кому-то Москва нравится, но по мне Москва большой муравейник.

Кто-то любит, когда очень много людей, а мне, наоборот. Я даже отдых такой люблю, чтобы как можно меньше людей было.

– Ты родился и вырос около Волги. Рыбалку так и не полюбил?

– Рыбалка немножко не мое, терпения не хватает. Могу, конечно, посидеть за компанию, но я не рыбак. Для кого-то рыбалка – состояние души, романтика в каком-то роде. Я в том году ездил на охоту и меня впечатлило.

Это было всего один раз, но мне понравилось.

– Как сейчас поживает ваш с Александром Черниковым школьный и клубный товарищ – Максим Кривоножкин?

– Насколько я помню, что он сейчас выступает в саратовском Кристалле. Саша с ним иногда переписывается, созванивается.

Сейчас мы с ним практически не держим связь.

– У Кристалла сейчас финансовые проблемы, схожие с теми, что были у Лады в сезоне 2009/2010. Воспоминания не из приятных?

– Такие ситуации в наши дни, к сожалению, не редкость. Что делать в такой ситуации? Продолжать играть для болельщиков, на свое имя. Нельзя не выйти на матч.

Хотя у нас в Тольятти пару раз практически доходило до такого. Но в итоге все все равно играли на будущее, чтобы найти себе новый клуб.

А кому нужен хоккеист, который опустил руки и не хочет играть? Даже в таком положении нам удавались хорошие матчи, хотя полсостава разобрали другие команды.

Думаю, в каждом человеке заложено желание жить спокойно и стабильно, каждому необходим комфорт. Очень легко разрушить то, что уже есть, восстанавливать – очень тяжело. Так было в Тольятти: легко все бросили, разрушили, а потом очень долго и с большим трудом восстанавливали.

И в Челябинске в свое время были проблемы подобного плана. Поэтому нельзя отказываться от своей истории.

Юрий петров: я очень доволен, что вновь оказался в "тракторе"

МАТЧ ВСЕХ ЗВЕЗД КХЛ, ТРИ НА ТРИ, МАЛЕНЬКИЕ ПЛОЩАДКИ

– Что подумал, когда тебя вызвали на Матч всех звезд КХЛ?

– Был очень удивлен, не ожидал. Так получилось, что на тот момент в Ладе у меня было больше всех очков.

Как раз перерыв должен был быть в чемпионате и у меня даже планы наметились, но, бац, и я на Матче звезд (улыбается).

– Это мероприятие котируется у хоккеистов?

– Конечно, это престижно попасть в число лучших игроков лиги. Но с другой стороны, вот я – никакая не звезда и мне было приятно, что меня выбрали для участия.

– Многие жалуются на скучный формат звездного уик-энда. Говорят, что не хватает зрелищности, игроки катаются в пол ноги.

Что нужно сделать, чтобы вернуть интерес?

– Мне кажется, об этом нужно разговаривать не перед диктофоном, а с игроками. Надо прийти к ним и сказать: Давайте побегаем сегодня.

Я, вот, приехал и мне никто ничего не говорил, не подходил ко мне. Не решу же я самостоятельно, что как буду кататься и что делать на льду.

Мне скажут: Парень, ты чего? (смеется).

– В НХЛ, к примеру, в прошлом сезоне на Матче звезд играли три на три и в полную силу.

– Можно вообще сделать три на три и в трех зонах. Как на турнире Золотой мяч, когда приходишь на него и видишь много полей, на которых одновременно играют множество команд.

Нужно над этим серьезно думать и работать.

– Кстати, что ты думаешь об игре три на три в дополнительное время?

– В сезоне такой формат, конечно, очень зрелищный. Но в плей-офф – это немного не честно. Очень большая вероятность случая, на который повлиять иногда не представляется возможным. Четыре на четыре для наших площадок самое то.

Хотя в Тольятти маленькая площадка сейчас. И еще много где.

– Сложно постоянно играть на разных площадках?

– В Ладе в начале сезона мы практически всех фаворитов дома обыгрывали. Они еще не привыкли к маленькому размеру площадки, а мы уже адаптировались.

Защитник едет спиной и думает, что сзади борта далеко и широко, а в итоге два шага и ты на пятачке. Расстояние для броска меньше, чем обычно. Но дело привычки, конечно. Единственное, что нужно сделать – определить единый стандарт площадки.

Не самый маленький размер, а что-то среднее. В Новокузнецке лед вообще гигантский.

Мне кажется, что там две маленькие можно сделать (смеется).

Юрий петров: я очень доволен, что вновь оказался в "тракторе"

ФУТБОЛЬНЫЕ УЛЬТРАС, КИТАЙ, ПЕРВЫЙ ПЕРЕЛЕТ В ХАБАРОВСК

– Когда ты последний раз смотрел матч с трибуны?

– Однажды мы с Ладой прилетели в Хорватию на игру с Медвешчаком, а за сутки до хоккея в Загребе состоялся матч Лиги чемпионов по футболу. Уже не помню, кто с кем играл, но мы пошли на него.

Футбол получился очень вялым, ей богу, но сама атмосфера на трибунах очень впечатлила. Болельщики поддерживали местное Динамо очень яростно.

Для нас это даже дико было, так как на хоккее так не болеют.

Футбольные ультрас вообще отдельный народ. Смотришь иногда телевизор, а они на морозе раздеты по пояс, все в наколках, лысые… Мы с Сибирю на предсезонке летали готовиться в Латвию, и у местной команды была своя подобная группа поддержки. Настоящие головорезы из горы мышц.

К таким, наверное, не стоит подходить после поражений (смеется).

– Перед сезоном ты говорил, что современный Китай для тебя темный лес. Что-нибудь узнал про эту страну после игры с Куньлунем в Шанхае?

Как был Китай темным лесом, так и остался. По Шанхаю нам погулять не удалось. Мы, конечно, выходили на улицу, но такое место было – что-то вроде спального района, особо идти некуда. Все одинаковое какое-то.

Мне понравилось, что в городе было очень много зелени. За этим они очень следят. Небоскребы издалека видели. Мы на окраине жили, а специально к ним не поехали.

Сейчас в Китае сезон дождей и такая высокая влажность, настоящая баня. И во дворце было очень душно.

Еще мне понравилось, как у них активно занимаются спортом пожилые люди. Для них сделана вся инфраструктура, поэтому они много бегают, проводят гимнастику в парках.

Я сначала не понял, думал, что за народ идет? А они с самого раннего утра собираются в группы и занимаются спортом.

Молодцы.

– Китайские болельщики пока не понимают, что происходит на льду?

– Они забавные. В одном моменте Вова Денисов игрока Куньлуня впечатал в борт, а они как заорали, захлопали.

Вроде наш хоккеист атаковал их игрока, но китайцы были довольны. Было видно, что им все равно кто с кем играет.

Да и было их 500 человек всего. Мы в итоге выиграли, а китайцы хлопали нам, кричали что-то, поздравляли.

Видимо это не фанаты были, а туристы какие-то (смеется).

– Вообще, с каждым годом команды летают все больше и дальше.

– Кто-то уже шутил на эту тему: Что, куда полетим в следующий раз? А давайте в Австралию!.

Но если честно, наша последняя поездка получилась крайне выматывающей. Когда мы вернулись, у меня организм не понимал, что происходит.

Все сбилось абсолютно.

Вспоминаю свой первый такой перелет. Это было, когда мы когда в Челябинске играли в Высшей лиге. До того времени я никогда не летал в Хабаровск. Мы когда туда прилетели, я вышел на лед и думал: Что происходит вообще?.

Мне было очень нехорошо. Такое ощущение, что я спать пошел, но не в ту дверь зашел.

Понимаешь, что тебе нужно проснуться, но организм ничего не может сделать. А тогда еще играли по два спаренных матча подряд, и на второй день было еще хуже. Мы пытались как-то выкручиваться, спали по нашему времени. У них шесть утра, а мы ужинать шли.

Те матчи, к слову, мы выиграли.

Читать о спорте еще…

Читайте также: