Кирилл рассказов: со всеми можно и нужно играть

Кирилл рассказов: со всеми можно и нужно играть

В преддверии финала Кубка Харламова, нападающий Омских Ястребов поведал корреспонденту AllHockey.Ru за счёт чего его команде удалось так удачно выступить в плей-офф, в чём заключаются козыри омичей, с чем связан спад его собственной результативности, а также вспомнил ноябрьскую Суперсерию с канадцами.

— В этом году и Авангард, и Омские Ястребы пробились в финалы КХЛ и МХЛ, соответственно. Рискну предположить, что в городе только о хоккее и разговаривают.

— Да. Так и есть. На матчи Авангарда выстраиваются просто сумасшедшие очереди. Люди приходили за сутки до открытия касс и стояли.

Я проезжал возле арены за полчаса до открытия касс, там очередь была уже, наверное, метров на 500. В магазинах тоже слышно, как разговаривают о хоккее.

Конечно, про молодёжный хоккей в меньшей мере разговаривают. На улицах даже толком и не слышно.

А вот про взрослую команду везде говорят.

— Омские ястребы живут больше своим собственным финалам, или для вас тоже успехи первой команды стоят на первом месте?

— Конечно же, своим финалом, но за первую команду тоже очень болеем. Ходим на матчи, смотрим… У них есть чему поучиться.

— Вам, наверное, в городе больше всех повезло. Вы ведь не стоите в очередях за билетами?

— (смеётся) На самом деле, у нас ситуация не очень приятная. Нам на команду выделили всего 10 пропусков. И то их потом забрали. Так что у нас очень мало человек на хоккей попадают. Некоторые даже покупают билеты.

К счастью, мне пропуск достался, и я на матчи хожу.

— Болельщики узнают вас на трибуне?

— Да, подходят иногда. Правда, не все. В основном, это молодёжь, которая ходит на наши матчи.

С нами рядом ещё один дяденька сидит, он постоянно с нами здоровается и желает удачи. Те, кто ходит на наши матчи, порой даже говорят, что у нас игры интереснее.

Кирилл Рассказов — лучшие моменты плей-офф 2013/ Kirill Rasskazov — highlights play-offs 2013


— С ними, наверное, можно только согласиться.

— (улыбается) Со стороны виднее.

— Понятное дело, что в плей-офф не бывает простых матчей. Однако давайте опираться на факты – в трёх сериях ястребы потерпели всего два поражения.

Насколько лёгким был ваш путь до финала? Удалось ли сберечь к нему силы?

— На самом деле, я бы не сказал, что нам было прям так легко. Скажем, в первом раунде мы играли с Реактором.

Первая игра серии была очень тяжёлой. На нас пришёл народ посмотреть, а у нас первый матч в плей-офф, да ещё после довольно-таки большого перерыва… По большому счёту, можно сказать, что нам повезло в той игре.

Это нам очень помогло в дальнейшем, потому что нам не пришлось отыгрываться. Дальше всё пошло, как по накатанной. В серии с Новокузнецком нам тоже противостояла очень хорошая команда. У них в составе были ребята, которые уже поиграли везде.

Звено Кицын-Фисенко-Лазарев заставило нас сильно понервничать. Они постоянно давили.

Хорошо то, что хорошо кончается. Мы просто играли в свою игру. У нас хорошо всё получается, когда мы ничего не выдумываем.

А серию со Стальными Лисами я смотрел со стороны – в последней игре с Новокузнецком я получил травму. До сих пор после неё восстанавливаюсь. Со стороны ещё тяжелее смотреть, чем играть. Мне кажется, я ещё больше устал.

Ребята говорят, что было очень тяжело. Ключевым матчем был третий, когда нам удалось отыграться.

При счёте 1:3 вышли на третий период, забили сразу два гола и выиграли по буллитам. Лисы после этого психологически надломились.

В последнем матче, можно сказать, они уже и не играли.

— И Кузнецкие Медведи, и Стальные Лисы в недавнем прошлом доходили до финала МХЛ. Видно ли в их игре что-то особенное?

Видно ли, почему они добивались успеха в плей-офф?

— Там играют очень мастеровитые ребята. Это очень хорошие школы. В каждой из этих команд много ребят, которые играли и в сборных, и в первых командах. Очень хорошие исполнители.

Но сейчас пошёл такой хоккей, что, в принципе, любая команда может выиграть. Все могут собраться, побежать, забить гол, а потом обороняться всю игру. Сейчас любой может выиграть у любого. Все соперники уже хорошо друг друга знают и пользуются слабыми сторонами.

Играть можно с любой командой.

— Вы уже вписали себя в историю МХЛ, как автор первого покера лиги. Однако нельзя не заметить, что у вас в этом сезоне значительный спад результативности. В регулярке вы забросили всего 6 шайб, хотя год назад – 16.

Почему?

— Это болезненная для меня тема. Только недавно перестал о ней думать. Я просто на сборах был с первой командой и в сборную ездил. Вот и получалось туда-сюда, туда-сюда. Я в первый раз по такому графику жил.

Раньше как-то играл в своей команде, да играл. Потом меня из первой команды спустили во вторую.

Я не то чтобы расстроился, но результативность как-то сникла. До этого на предсезонке я выходил и забивал почти в каждой игре по две шайбы.

После этого просто перестало везти. Доходило до того, что в игре по четыре штанги было. Так всё как-то и пошло, и я не забивал четыре месяца.

Только передачи получались.

— В психологическую яму провалились? У многих такое бывает – люди из-за этого ещё только хуже играть начинают.

— Какое-то время такое было, да. Мне потом подсказали, да я и сам понял, что это со всеми такое бывает.

Нужно просто играть в хоккей так же, как и играл. Потом полегче стало.

— Кстати о сборной. Вы ведь в этом сезоне ездили на Subway Super Series в ноябре.

Можно ли сказать, что это был самый яркий турнир в вашей карьере? Всё-таки сыграть за сборную в Канаде – это большое событие.

— Да. Ещё раз повторюсь – у меня никогда такого не было. Я в сборную-то вообще до этого не попадал. Только вот когда в молодёжном хоккее стал играть, тогда меня и стали замечать.

Для меня это был колоссальный опыт – посмотрел, как люди играют, как надо с ними играть… К сожалению, мы не выиграли серию, да и, конечно же, на чемпионат мира хотелось бы съездить, но, значит, на тот момент были ребята лучше меня.

— Пожалуй, говорить, что вы не выиграли серию – это не совсем правильно.

— Ну, формально-то мы её проиграли.

— Только из-за абсолютной неразберихи в регламенте.

— Да. Нам тогда перед последней игрой сказали: Если выиграете, то будут буллиты. Мы выиграли.

Сидим на скамейке ждём буллитов, а они выбежали на лёд и начали радоваться. Ну, мы и поехали на приветствие.

— История, в общем-то, скандальная. Турнир, как ни крути, международный.

Вам до этого приходилось сталкиваться с чем-то подобным?

— Да нет. В первый раз такое было. Нам очень хотелось выиграть эту серию. Это было бы очень престижно для России.

Но так уж канадцы придумали.

— Вокруг канадцев всё время создаётся образ непобедимой команды. Дескать, всё у них настолько гладко в хоккейном хозяйстве, что не подкопаешься, а на лёд и вовсе сверхлюди выходят.

Было ли у вас такое мнение о канадцах до этой серии, и если было, то поменялось ли оно?

— Я утром вышел посмотреть на их раскатку. Это ещё перед первой игрой со сборной Квебека было. Смотрю – там все люди здоровые, все бегут… Постоял так минут пять, потом думаю: А чего на них смотреть-то?. И ушёл. Вышел на игру – ничего особенного в них нет.

Просто без прокатов люди играют. Всегда на ворота бегут. Типичный канадский хоккей. Но, как я и говорил, играть можно против каждого соперника. Нас в первой игре же жутко перебросали.

Сколько там было? 50:14, кажется? А счёт 2:0 в нашу пользу. Мы выиграли.

Что вам дала эта поездка в целом и Валерий Николаевич Брагин в частности?

— Мне кажется, я стал лучше действовать в силовой манере. Теперь, бывает, и сам её навязываю, но главное, что я сам более устойчивым стал. Я теперь лишний раз не прокачусь, а врежу.

Даже скорее не врежу, а воткнусь. От этого и сам заводишься, и потом вообще легче становится, потому что соперник нервознее начинает играть.

До этого меня даже тренеры постоянно упрекали в том, что я прокатываюсь постоянно.

— Вернёмся к финалу Кубка Харламова. Что вам известно о его действующем обладателе – Красной Армии?

Знаете, что тон её игре задаёт КХЛовский десант, а сама команда провела несколько упорных серий на пути к финалу?

— Насколько я помню, они и в том году так играли – каждая серия 3:2 была, а в финале легко выиграли у Лис 4:0, кажется. Там очень хорошая команда, очень хорошие исполнители. У ЦСКА, на мой взгляд, вообще одна из лучших школ в России.

В каждом году у них есть сборники, которые решают судьбу матчей. Взять того же Филатова или любого другого игрока. Нам тоже нужно играть в свою игру. Тренеры нам подскажут, как это сделать.

Мы играли в сезоне с Красной Армией и выиграли 5:2. Нам надо прикрыть их лидеров и реализовать свои моменты.

И тогда, думаю, всё будет хорошо.

— Все прекрасно понимают, что главный козырь Красной Армии — это игроки, которые по своему уровню уже давно переросли МХЛ. Вот вы игрок 92-го года рождения.

Вам не обидно, что в финале вам придётся тягаться, скажем, с Вячеславом Кулёминым, Дмитрием Кугрышевым и Никитой Филатовым, которые старше вас на два года?

— Я на возраст соперников смотрел только когда пришёл в молодёжный хоккей. Смотришь — человек 88-го года едет, он уже там-то и там-то поиграл. А сейчас уже выходишь и знаешь, что все игроки ошибаются. Со всеми можно и нужно играть.

Да, они уже именитые игроки и много где поиграли. Но это же ведь хорошо. Тем только интересней.

Победа важнее и желанней будет.

— В чём вам видятся главные козыри Омских Ястребов в этой серии?

— Прежде всего, нам надо выполнять установку тренера. Должна быть игровая дисциплина. Мы за счёт этого и играем. У нас очень хорошо поставлена командная игра.

У нас прекрасная команда. Мы друг за друга стеной стоим.

Читать о спорте еще…

Читайте также: