Коньков: …или «авангард» нам продал все игры, начиная со счета 1-3?

Коньков: ...или "авангард" нам продал все игры, начиная со счета 1-3?

В карьере 30-летнего нападающего Сергея Конькова Кубок Гагарина с московским Динамо – первая победа. О пути к ней, баллонах Крикунова, отличиях КХЛ от прежней Суперлиги, и том, у кого можно купить Кубок Гагарина – в интервью чемпиона России Allhockey.ru.

– Вы, Сергей, в большом хоккее с 1999-го. И вот только в 2012-м – первая большая победа

– Ну, с 99-го – это вы громко сказали. Я тогда играл за ЦСКА, и мы три года в Высшей лиге были.

На четвертый только вышли в Суперлигу, но в тот сезон я сыграл за ЦСКА всего две игры. Сами понимаете: в Суперлиге решались уже другие задачи, надо было удержаться на плаву, к тому же были молодые игроки, которых тренер считал поталантливей.

Не знаю. В общем, так сложилось, что я не играл. Поэтому я уехал в Пермь. После этого в Ярославль…

– И там остановились в шаге от победы.

– Да, в шаге… (пауза). И вот тут, в Динамо – всё, наконец-то!
Я хотел играть только в Суперлиге

– Когда в Молот уходили, не страшно было?

– А чего бояться?

– Всё-таки всю карьеру в Москве до этого провели – Крылья Советов, ЦСКА…

Золотая коллекция сказок — Конек-горбунок


– У меня была задача играть в Суперлиге. Я поехал под декабрьскую дозаявку, там у меня был шанс попасть в команду Суперлиги и себя проявить.

Мне было неважно, где это – мне было важно играть. Я ни о чем не пожалел.

Мы с Пермью тогда даже выполнили задачу на сезон – ушли с последнего места.

– Но ведь все равно вылетели в Высшую лигу.

– Да, но все ребята бились. И все остались этим довольны. И ушел я только потому, что Пермь вылетела, а я хотел играть только в Суперлиге. Поступило предложение из Нижнекамска.

И я, конечно же, согласился.

– Нефтехимик многие рассматривают, как перевалочный пункт перед Ак Барсом…

– Я в первую очередь рассматривал Нефтехимик как команду Суперлиги. Команду, где бы я мог себя проявить.

А там – Ак Барс, не Ак Барс… У меня не было таких мыслей. Я отыграл там четыре года и достиг того, чего достиг.

В итоге перешел в Локомотив – в очень хорошую команду. Я к этому стремился. Вы поймите, не у всех, кто играет за Нефтехимик, есть желание играть за Ак Барс. В Ак Барс тоже ведь всех не берут. А то, что я вернулся в Нефтехимик – это уже стечение обстоятельств.

Так решили. Меня обменяли. Я участия в этом не принимал.

– Вы и первые матчи в плей-офф в вашей карьере сыграли именно за Нефтехимик.

– То, что мы играли в плей-офф, это, конечно, большая заслуга команды. Я вот сколько себя помню в Нижнекамске, мы всегда попадали в плей-офф. А насколько мы там удачно играли – это уже другой вопрос.

Не все, кто сейчас играет в КХЛ, попадает в плей-офф. Это немножко другой уровень.

Ответственность и личные качества переходят уже несколько в другую плоскость. В плей-офф ты уже меньше думаешь о себе, а в каждой игре переживаешь за игру именно команды.

– Вы говорите о том, что в плей-офф меняется роль игрока. Вы за два последних плей-офф не набрали ни одного очка. И?

– Да, результативность в плей-офф у меня, конечно, плачевная. Не знаю. Может быть, в нападении какая-то скованность появляется. Действительно, мне тяжело это объяснить. Но я все равно думаю, что все вернется на круги своя.

В моих силах все это изменить. Наверное, здесь еще очень важно в первых матчах набирать очки, чтобы не было этого закрепощения. Чтобы ты играл в ту игру, в которую ты можешь. Потому что в плей-офф все выходят биться, стараться и выкладываться.

Всё это надо как-то рациональней и спокойней пройти. Там ведь все настолько зыбко, понимаете? В плане как забить, так и не забить.

Любой момент в плей-офф имеет очень большое значение – что в обороне, что в атаке. Нюансы играют большую роль. Может быть, имеет смысл сравнить, как ты играешь в регулярном сезоне, и как ты играешь в плей-офф. Тогда эта картинка будет ясна.

Хотя, я думаю, она и так будет ясна.

Крикунов — это Крикунов

– Зато, вне зависимости о того, за кого вы играете – Локомотив, Нефтехимик или Динамо – у вас высокий показатель полезности.

– Просто у меня так получилось, что в каждой команде у нас подбиралось такое звено, где ребята не считали зазорным отработать в обороне. Так и получалось, что мы отрабатывали в обороне, и умели забивать. Не только я, понимаете? Всё звено.

Никто не боялся черновой работы.

– Динамо тогда просто идеальная для вас команда!

– А я бы не сказал, что мы играем от обороны. Просто без обороны не будет ничего. Есть командная тактика, которой все придерживаются, и она приносит успех. А раз так, то нет и смысла отходить от такой игры.

Конечно, надо немного моделировать тактику, поскольку все игры и соперники разные, но суть не должна меняться.

– Владимир Крикунов, и особенно сейчас, после такого сезона в Ак Барсе – весьма неоднозначная фигура. Вы с ним поработали.

Какую бы характеристику ему дали этому специалисту?

– Мы с Владимиром Крикуновым проработали два с половиной сезона. Когда я пришел к нему первый раз на предсезонку, это было все равно, что пройти огонь, воду и медные трубы. Вот многие жалуются на его тренировки, да?

Я же настраивал себя на то, что все это пойдет на пользу. У меня с Крикуновым, по большому счету, все было нормально. Вот вы спрашиваете, как его охарактеризовать как специалиста. Он доверяет молодым.

Для меня это всегда был большой плюс, что и у Крикунова, что и у Тихонова, что и у Воробьёва всегда играли молодые. Потом, это человек, который никогда не будет ничего за спиной у тебя говорить. Вот есть у тебя какой-то момент, да?

Он не будет юлить или что-то еще. Он тебе скажет в лицо, как есть. Пусть это будет неприятно и больно.

Но в то же время он может все это как-то в шутку перевести, и как-то с юморком подать.
– Для Крикунова не существует звезд.

– Понимаете, у него есть четкое разграничение между игроком и командой. И все всегда направлено на команду.

– Мы, журналисты, любим Крикунова за его комментарии. Вам, игрокам, он говорил что-то такое из ряда вон выходящее?

– (смеется) Наверное, если бы вы мне этот вопрос задали, когда я находился непосредственно в команде, мне было легче ответить. Может быть, если мы с ребятами вместе соберемся, то что-нибудь и вспомним.

А вот так вот слету я ничего вспомнить не могу. Крикунов – это Крикунов.

– Зато, наверное, его баллоны никогда не забудете?

– Я думаю, что их все боятся больше из-за того, что кто-то пустил про них такой слух. Столько народу уже через них прошло, даже тот же Ак Барс, и ничего. Мне кажется, про них больше разного понарассказывали.

Теперь ими больше пугают. А на самом деле ничего страшного в них нет.

Я не вижу разницы между Кубком Гагарина и золотыми медалями

– С тех пор, как Суперлига превратилась в КХЛ, вы заметили какие-то действительно серьезные изменения в нашем чемпионате?

– Каких-то реально серьезных – нет. Какие-то стандарты подтянулись. Какие-то хозяйственные дела.

Строительство тех же стадионов в какие-то рамки загнали. А так, что, по большому счету, у нас могло измениться с приходом КХЛ? Только турнирная система.

Всё.

– В Суперлиге все боролись только за звание чемпиона страны и золотые медали. С приходом КХЛ появился Кубок Гагарина, и вы стали бороться вроде как за него.

Это что-то меняет?

– Я даже не вижу разницы в том, что тебе в итоге дадут, если честно. Мне кажется, ты борешься за звание лучшего.

Вот и всё.

– Что вы подумали, когда Динамо выиграло – что вы теперь чемпион России или обладатель Кубка Гагарина?

– Знаете, у нас просто, наверное, никак не могут как-то отойти от вручения медалей. Нам вот на награждении подарили золотые медали.

Но в то же время, как я слышал, и на североамериканский манер заказали перстни тоже. Есть серебряные и бронзовые медали, но ведь каждый понимает, что есть только одна реальная награда – золотая.

– Вы будете перстень этот чемпионский носить?

– Нет, носить я его, конечно, не собираюсь.

– Для чего он вообще тогда нужен?

– Он будет как сувенир на полочке лежать. Это дорогая память. У каждого хоккеиста ведь есть какой-то свой угол в доме, где лежат все его награды – свой личный музей Хоккейной Славы такой.

Вот туда, думаю, я его и положу. Гости будут приходить смотреть.

– Вы играли в двух финалах Кубка Гагарина, и каждый из них закончился скандалом среди болельщиков. Тогда кричали, что Ак Барс все купил. А теперь, что Динамо выиграло ресурсом.

Почему это происходит?

– Недовольные будут всегда, это естественно. Особенно если ты выигрываешь в гостях. Мне не нравятся все эти разговоры. Если есть какие-то доказательства, то предъявите их, и всё. Откровенно говоря, я даже не допускаю мысли о какой-то продаже матчей.

Как это может быть вообще? Вот ты играешь в финале, и кто-то будет специально проигрывать?! Ты прошел весь сезон от начала и до конца, до седьмой игры, и – продаешь последний матч? Или Авангард нам продал все игры, начиная со счета 1-3?

Или у кого мы еще могли Кубок Гагарина купить? У судей? Глупости все это!

– Вы так серьезно нападки эти воспринимаете? Прямо как личное оскорбление?

– Да нет, я же не могу на всех обижаться, правильно? Каждый может высказать свое мнение. Это его мнение – пожалуйста. Но если у кого-то есть какие-то доказательства, то мы можем об этом говорить.

А если это просто голословно, то какой смысл об этом разговаривать? Так ведь можно тогда про любую победу говорить: он купил, и этот купил, и тот купил.

Конечно – все всё у всех купили. И что?

Читать о спорте еще…

Читайте также: