Коранный форвард

Коранный форвард

Даже если бы он ошибся, один из его пушечных ударов обязательно поразил бы ворота Челси, потому что таковы великие таланты. Они делают то, что для обычных людей остается за гранью возможного Ретвит

Когда-то писатели не стремились создать ничего нового. Они, их жизнь и произведения, существовали в рамках канона, традиций и правил, малейшее отклонение от которых подразумевало провал. «Челси» Моуриньо, при всей моей любви к личности тренера и к самой команде, представляет собой старую систему ценностей.

Жозе садится перед планшетом с игровым полем, как писатель перед листом, и заранее знает, о чем будет его игра, его тактика, его творение.

В свою очередь, «Ливерпуль» Роджерса – это что-то настолько легкое и гармоничное, появляющееся само собой казалось бы из ниоткуда, живущее не ради победы, а ради самой игры, что оно по своей сути является полной противоположностью традиционализма. Роджерс — эстет.

Он садится за стол с пониманием, того, что произведение должно быть написано, но он не знает, как его написать и о чем оно будет. На первый план у «Ливерпуля» выходит не тактическая подготовка и не жесткость тренера, а вдохновение.

Что особенно важно, в новой системе ценностей английского клуба существует объект, вписывающийся в творческий хаос команды Роджерса, но не являющийся частью этого хаоса. Он одновременно существует в нем и над ним, он — демиург, который появился на футбольном поле раньше всех своих одноклубников, выиграл титулы и теперь уравновешивает творческие всплески более молодых партнеров.

Его функция именно в этом. Он маленькая, но все таки частица великих традиций «Ливерпуля», без памяти, о которых невозможны развитие и рост.

Он помогает команде сохранять баланс и именно он подводит ее в решающий момент.

Насколько символично, что в противостоянии двух разных систем, эпох и мировоззрений побеждает тот, кто доказал свою состоятельность еще задолго до появления противника с помощью объекта из своей системы – Стивена Джеррарда. Иначе быть и не могло.

Джеррарду в силу возраста, таланта и позиции чужда такая летучая и легкая команда. Всю свою жизнь он добивался успехов невероятным трудом и ему непривычно смотреть с какой легкостью его команда взбирается вверх по турнирной таблице.

Он подвел Ливепуль не потому что этого хотел, а потому что это заложено в его природе. Именно поэтому стоит согласится с Фергюсоном. Джеррард не раскрыл весь свой потенциал.

Будь его карьера чуть проще и успешнее, он бы сейчас сиял вместе с Суаресом и Старриджем, а не излучал слабый блеск былой силы и таланта. И даже если бы при всем этом он ошибся, один из его пушечных ударов обязательно поразил бы ворота Челси, потому что таковы великие таланты.

Они делают то, чего от них ждут, то во что верят, но что для обычных людей остается за гранью возможного. Вместо этого он застрял между двух эпох и своим нутром выбрал не ту, в которой существует его тело, а ту, к которой тяготеет его душа.

К системе непосильного труда, стопроцентной отдачи и отсуствия хаоса.

Жозе садится перед планшетом с игровым полем, как писатель перед листом и заранее знает, о чем будет его игра, его тактика, его творение. Ретвит

Библия была предметом восхищения и изучения задолго до появления литературы нового типа и литературы в целом. И она до сих пор признается одной из лучших книг, когда-либо написанных.

Канонические жанровые формы существовали много веков, и гениальным считалось приближение к канону, а не его трансформация или полное отрицание.

Тем не менее, такие книги и произведения сейчас не выдерживают конкуренции с литературой современности, где читатель желает не углубиться в вопрос, который ему уже известен, а найти нечто новое. «Ливерпуль» дает болельщиком именно это новое. Наблюдая за игрой Суареса и команды, ты будто оживаешь, ты вплетаешься в процесс творения, ты наблюдаешь за всем происходящим с восторгом.

Ты даже намекаешь на возможную гениальность системы. Так было, допустим, с «Барселоной» — феноменальным произведением новой эпохи, которое жило вдохновением и само стало каноном, примером для подражания последующих эпох.

Жозе Моуриньо остается верным традициям. Он может себя это позволить, ведь прожив пол-века, он вряд ли считается молодым тренером и реформатором.

Его величие в том, что он пошел против течения и в современных реалиях пропагандирует идеалы прошлого века. Его игроки подобно словам в голове у писателя, выстраиваются в нужную комбинацию, стоит Моуриньо лишь взмахнуть рукой.

Он держит все происходящее у себя в голове и точно знает, что пишет на футбольном поле. А пишет он, по меньшей мере, историю свою, а вероятнее всего, историю всего футбола.

What does the Quran really say about a Muslim woman’s hijab? | Samina Ali | TEDxUniversityofNevada


Читать о спорте еще…

Читайте также: