Кудашов: что делать? биться с ними. даже сталь гнется…

Кудашов: что делать? биться с ними. даже сталь гнется...

С многоопытнейшим ветераном Динамо нападающим Алексеем Кудашовым у корреспондента AllHockey.ru получилась этакая игра – как поговорить об этом финале, не говоря о нем. Тяжело, конечно – но что делать, если финалисты Кубка Гагарина – 2012 совсем не горят желанием делиться соображениями о происходящем.

40-летний Кудашов тренируется вместе с командой, но в актуальном составе его нет. Он в этом плей-офф провел четыре матча из пятнадцати, три с минским Динамо в первом раунде и одну с Торпедо во втором.

Выглядит, на взгляд корреспондента AllHockey.ru, в полном порядке, кстати. Но смотрит хоккей из-за бортика, как и два года назад, в финале ХК МВД – Ак Барс, только тогда у него, капитана команды Олега Знарка, была травма.

И вот он, прямо у выхода со льда, в полной боевой, взгромоздившись над специальный поддон для фотографов во время игры, сразу предупреждает: Я про текущие матчи говорить, извините, не буду. Дождемся конца серии.

– ?!

– Шансы пятьдесят на пятьдесят перед каждой игрой. Вне зависимости от того, кто играет, когда играет, с кем играет.

Выходят на лед люди, и шансы на победу у них пятьдесят на пятьдесят.

Что делать, если…?

– Хорошо. Что вообще делать в плей-офф, если соперник в целом выглядит посильнее тебя?

– Биться с ними. Не бывает непобедимых. Даже сталь гнется в руках.

Нет, выигрывает всегда тот, кто реально сильнее. Но – в данный конкретный момент, в этот час, в эту минуту.

И не тот, кому повезет – в сериях до четырех побед случайностей не бывает. Неожиданностей, практически, тоже. Поэтому выиграет тот, кто больше хочет, кто больше работает, кто более самоотвержен. Он может ошибаться, у него может где-то что-то не получаться.

Но любую команду, которая играет с самоотдачей, очень трудно в плей-офф победить.

– Что вообще делать, если соперник сильнее, и еще у него вратарь — стена, и реально все тащит?

MIRAZHI


– В хоккее есть очень много вещей, которыми ты помогаешь вратарю пропустить шайбу (ухмыляется).

– Например?

– Это классика, которую знают все хоккеисты. Это – лезть на ворота, закрывать вратаря, мешать ему, выводить его из себя.

Это может быть много чего. Вспомните, что делал Эмери в Рейнджерс? Вот это игрок, который мешает вратарю ловить шайбу: закрыть видимость, подправить ее, в конце концов, вывести его из себя, не дать выкатиться из ворот.

Это и есть плей-офф. Если мы берем НХЛ за эталон плей-офф, потому что если брать плей-офф, то лучше НХЛ ничего нет – вот так надо забивать.

– У Динамо такой игрок Леонид Комаров…

– Да, есть такой игрок (говорит с таким видом, будто сейчас погрозит пальцем: про этот финал, договорились же, ни слова).

– … Про которого все кричат, что он провокатор, но только если он не играет в твоей команде.

– Наверное, вы правы.

– Что делать вообще, если соперник сильнее, если вратарь у него стена, и если у него еще в нападении все получается?

– Мы берем нашу лигу сейчас?

– А в чем разница?

– В нашей лиге, в этот год, нет команды фаворита. И команда соперника по определению не может быть намного сильнее тебя.

Значит, нужно стараться превосходить его локально – в каждой конкретной смене, на каждой конкретной минуте.

– А если не в нашей?

– Возьмем наш хоккей пятилетней давности, когда были фавориты. Когда реально одна команда просто проезжалась по сопернику, и, как правило, в плей-офф неожиданностей никогда не было.

Сейчас команды выровнялись. И, как я уже говорил, команды, которые играют с полной самоотдачей, очень тяжело обыграть. Это прекрасно, что нет явного фаворита. Я так считаю.

Это мое личное мнение.

Плей-офф может прогореть, как спичка
– И Динамо и Авангард справедливо называют самыми организованным командами этого плей-офф. Собственно, поэтому они и играют в финале, не так ли?

– На Западе было Торпедо, которое играло тоже очень организованно.

– Вы считаете, что из соперников, которых Динамо обыграло на пути к финалу, Торпедо было самым сильным?

– Исходя из самого счета в серии, из напряжения, которое было в тех матчах – скорее всего, да.

– А СКА? Нет, 4-0 – какие вопросы?

Но вот это была действительно сенсация – не то, что Динамо выиграло у СКА, но то, с каким счетом по серии.

– Я уже говорил про организацию игры Торпедо. У СКА организация игры немножко страдала. Организация подразумевает под собой сбалансированность игры во всех линиях, дисциплину, действия всей команды в атаке и отработку назад, в оборону, самоотверженность.

Какие-то компоненты у СКА были явно не на высоте.

– Зато состав какой! Мастера какие.

– Мастера? Не спорю. Но чтобы в плей-офф выиграть, должно совпасть очень много составляющих.

Именно на момент каждого матча, не накануне, не после. Это физическое состояние, моральное, игра вратарей, удача. Всё, вплоть до погоды, грубо говоря, должно совпасть, чтобы удачно все сложилось.

Если что-то выпало, хотя бы одна деталь, то уже не добиться победы.

– А если у обоих соперников все совпадает?

– Тогда рубка. Тогда в шайбу. Тогда в овертайме. Тогда удача, наконец. Все равно выиграет кто-то один.

Здесь игра равных команд, из которых в конце концов кто-то проиграет, кто-то совершит ошибку. Одну ошибку. На одну больше, вернее, чем соперник.

Она всё равно у кого-то будет, потому что хоккей игра, и без ошибок не бывает. Идеально играющая команда просто ошибается меньше, чем соперник.

– В чемпионатах России вам такие равные финалы припоминаются?

– За исключением последнего финала все можем взять. Последний год не берем, Атлант с Салаватом. Например: два финала Локомотива, с Уфой и Казанью, и финал ХК МВД с Ак Барсом.

Все семь игр.

– А что, Атлант был совсем не ровня Салавату?

– Совсем.

– А ХК МВД с Ак Барсом до этого?

– Седьмая игра, 2:0 счет – извините меня, это уже показатель. А Атлант выиграл всего один раз у Уфы, и выиграл из-за реальных ошибок вратаря – вот и все, что там произошло. Я не видел никакой борьбы на тот момент со стороны Атланта.

Именно в финале – я не спорю, что они идеально прошли Западную конференцию. Это лично мое мнение. Нельзя сказать, что это была безоговорочная капитуляция, нет.

Но если мы возьмем игры Локомотива в финалах с Уфой и с Казанью – вот это были два реальных соперника каждый раз. Каждый раз неясно было, кто выиграет до седьмой игры.

А что касается ХК МВД, то, конечно, у всех сложилось мнение, что: куда им с Ак Барсом тягаться?. Но если проанализировать эти семь матчей, то никак нельзя сказать, что Казань нас раздавила.

Если брать ту же седьмую игру, то мы реально дали бой. И я могу сказать, что Казань нас обыграла тогда 60 на 40 процентов, но никак не 70 на 30, или, тем более, еще больше.

После седьмой игры — любые вопросы

– Динамо в этом сезоне – 105 очков, и третье место в конференции только потому, что дивизионы так попилены в КХЛ. Но, тем не менее, перед плей-офф на то, что Динамо будет в финале Кубка Гагарина, особо так не ставили…

– Ну, это кто еще не ставил (посмеивается). Мы ставим на то, что выиграем Кубок Гагарина.

– Тем не менее, по ходу плей-офф все это собиралось одно к одному. Серия с Минском очень уверенная была, а Минск, несмотря на 0-4, совсем не такой плохой был ведь?

– Динамо Минск сильная команда была. И то, что они 0-4 проиграли, это не их показатель. И то, что СКА 0-4 проиграл – далеко не показатель СКА. На самом деле, мы вообще не задумываемся над тем, куда мы вылезем и кем мы станем.

Мы играем, мы знаем, что надо выиграть здесь и сейчас, и это у нас главное. Мы так же настраивались на первый матч с Минском, как на первый матч с Авангардом. И так и идем – игра за игрой.

Прямо сейчас у нас есть завтрашний матч, и больше ни о чем мы не думаем. У нас завтра есть одна единственная игра, к которой мы готовимся.

Плей-офф – это каждая минута. И всё. Плей-офф может прогореть как спичка.

Чуть если ты дал слабинку, она прогорит, а ты и опомниться не успеешь.

– Это третий финал Динамо за последние 12 лет. До этого был 2005-й…

– …Если мы вспомним игру, то матчи были очень упорные. Это финал. Это была полная самоотдача Лады.

И это была тренерская рука, не забудем, Петра Ильича Воробьёва. И это были другие правила, в которых можно было цеплять, блокировать, вязать, набрасывать пиджаки.

Классическая схема Петра Ильича, с которой он добивался результата.

– А сейчас правила сильно отличаются от тех?

– Сильно. Сейчас коснуться никого нельзя. Нет, судьи работают нормально.

Игра стала другой, изменилась, стала более скоростной, в ней маленькие игроки стали преобладать, так скажем, над большими, потому что они лучше двигаются, и не зацепишь их уже. Такие игроки, как раньше – здоровые, который брал шайбу и просто приезжал на пятак, сейчас редко могут найти себе применение.

Те игроки, которые из-за своей массы могли продавить, а их ничем не могли остановить.

– Сейчас есть Артюхин, например.

– Артюхин прекрасно катается, это разные вещи. Но я говорю о смене правил и изменениях в игре.

Сейчас больше катаются, отборов больше за счет катания, подкатов и всего прочего, а не зацепов. Зацепами было, с одной стороны, легче играть в обороне.

А с другой стороны, в нападении – гораздо тяжелее, чем сейчас.

– Но то, что вы говорите про игру и про правила, действует на руку как раз более мастеровитым, более сильным командам.

– Правильно.

– То есть, новые правила направлены против тех, кто борется.

– Нет. Против тех, кто хуже катается. Вы посмотрите на игрока, который хуже катается: у него, как правило, больше удалений, и это нормально.

Хоккей изменился.

– Динамо 2000?

– О, у нас была очень хорошая команда. И был четкий тренерский рисунок: нас расставили, мы знали четко, что делать, и мы были прекрасно готовы.

Обыграть нас было очень тяжело.

– А сейчас?

– Сейчас я скажу, что… (пауза). Нет, мы с вами сейчас не рассуждаем о сегодняшней команде, не берем эту серию, этот плей-офф.

После седьмой игры я на любые вопросы отвечу. Но только после седьмой.

Читать о спорте еще…

Читайте также: