Ларионов: нашим игрокам важно быть в правильных условиях и в правильных руках

Ларионов: нашим игрокам важно быть в правильных условиях и в правильных руках

Практически железно первым номером энхаэловского драфта-2012 станет наш нападающий Наиль Якупов. Но для его агента важно совсем не это. Почему?

На этот вопрос в интервью Allhockey.ru отвечает сам агент Якупова – Игорь Ларионов.

Талантливый человек действительно талантлив во всём. Легендарный игрок ЦСКА и сборной СССР. Фетисов — Касатонов, Макаров — Ларионов — Крутов. Потом легенды об энхаэловской Russian Five и Кубки Стэнли с Детройтом.

Знаменитый хоккейный Профессор. И вот с недавнего времени – хоккейный агент.

Allhockey.ru пообщался с Игорем Ларионовым именно как с человеком этой профессии. Сколь нужной в современном хоккее, столь, часто, и неблагодарной.

– Что вас на это сподвигло? – первый вопрос.

– Я работаю на себя. И – я помогаю молодежи стать профессионалами. Мне интересно. Меня притягивает смотреть игры и выбирать себе правильных людей.

Тех, с кем можно будет работать, и из кого можно будет что-то сделать.

– Агентский бизнес называют грязным. Игроков воруют. Вопросы надо решать с их клубами, а порой и не только с ними…

– Я с этим знаком. Жизнь такая сейчас, что у тебя за спиной пытаются делать грязные дела. А я такой человек, который идет напрямую.

Я сразу иду к игроку и его родителям, и предлагаю заключать договор. Причем не на бумаге, а именно на словах.

Если люди порядочные, то мне приятно с ними работать. Семья – это очень важно.

Потому что надо знать не только, насколько хоккеисты хороши, но насколько они хорошие люди. Я работаю по такому принципу. Я не работаю так, чтобы схватить себе кучу людей и ждать, у кого из них что-то получится. Мне важно, чтобы было меньше, да лучше.

То есть, на первое место я ставлю качество, а не количество.

– У вас уже есть авторитет в агентском бизнесе?

– А в чем он должен выражаться?

– Допустим, вас и другого агента заинтересовал один и тот же игрок. Отойдет ли этот другой агент в сторону из-за того, что вы – Ларионов?


– Я не пытаюсь влезать в чьи-то интересы. Я выбираю себе ребят, из которых еще можно что-то сделать.

Потому что в 16-17 лет людей уже трудно исправить. В этом возрасте уже проявляются такие ошибки в катании, в игре, в маленьких деталях, которые я вижу со стороны.

Лучше взять игрока помоложе, и сразу обратить внимание на эти вещи, чтобы потом уже не было никаких разговоров, и человек был готов. А еще я не буду лезть туда, где мне неинтересно. Это не мой принцип – кого-то чем-то заманивать.

Я никогда никому ничего не давал – ни денег, ни чего-либо еще. Я предлагаю договор о том, что мы будем работать вместе, и я помогу игроку стать тем, кем он хочет быть.

Сейчас разговор идет не о Ларионове

– По большому счету, на авансцену агентского бизнеса вы вышли лишь в этом сезоне

– Я этим, в принципе, уже два года занимаюсь. У меня есть и кахаэловская лицензия, и энхаэловская. У меня несколько человек играют в России – как молодежь, так и пара канадцев. Я особо стараюсь не афишировать себя, потому что суть-то в игроках, а не во мне.

Моя карьера осталась там, где она была. Сейчас разговор идет о Якупове, о Гальченюке, о Локтионове, о Сергееве, и так далее.

А не о Ларионове.

– В том-то и дело, что о вас всерьез заговорили, как об агенте, только с появлением Якупова. А ведь вы и раньше занимались с игроками, о которых мало кто знает.

Например, с Евгением Молотиловым и Вадимом Гуськовым.

Нельзя сказать, что я был агентом Молотилова. Им занимался мой брат [Евгений Ларионов], а я просто помогал. Я так многим людям в свое время помог.

Например, я Малкину помог оказаться здесь, но это отдельная история. Паше Дацюку помог, Мише Грабовскому.

– Известна история о том, как у Молотилова в 16 лет была едва ли не одна-единственная клюшка, с которой он в Динамо занимался. А вы приехали и купили ему с десяток.

Нечасто слышишь, чтобы люди вашего статуса вот так вот помогали простым ребятам.

– Дело в том, что когда ты работаешь с мальчишками и разговариваешь с их родителями, и видишь, что пацан хочет, то надо помогать. Если у парня есть желание, если у него есть стремление, и он хочет кем-то стать, и я вижу, что ему можно как-то помочь, то я помогаю.

Любому игроку требуется, прежде всего, время. Вот Молотилов. Он работал с моим братом. У меня было время позаниматься с ним и как-то ему помочь в начале пути.

Я считаю, что это важно. Дальше у игроков начинается путь наверх, и если они начинают отклоняться от моих рекомендаций, то мне это не нравится.

Я не хочу тратить ни свое время, ни их. Есть другие агенты, у которых другой подход – ради бога.

– Как вы начали работать с Наилем Якуповым?

– Я разговаривал с его папой – Раилем. Приехал смотреть его в Нижнекамск три года назад. Мне было интересно с ним поближе познакомиться. Не просто по телефону, а с глазу на глаз. Поговорил с его семьей, с ним.

Завязался разговор о том, кем он хочет быть, и где он хочет быть. И тогда как раз мы и пришли к тому, что он хочет играть в Северной Америке. Он там был на небольших турнирах и товарищеских матчах, и ему понравилось.

Мое дело было найти ему команду, где бы ему было лучше всего. Выбрали Сарнию. Во-первых, это в часе езды от Детройта.

Во-вторых, владельцы команды – это семья Дино Сиссарелли, с которым я вместе играл. Плюс, там был уже Гальченюк.

– Насколько всё это важно?

– Нашим игрокам всегда очень важно быть в правильных условиях и в правильных руках. Нельзя просто запихнуть парня в какую-нибудь команду в QMJHL, OHL или WHL. Здесь нужно точно выбирать место, чтобы игрок не потерялся.

Для меня очень важно, чтобы мои игроки были под моим присмотром. Чтобы если вдруг возникали какие-то проблемы или трудности, то я всегда был бы рядом.

– И вас теперь, наверное, многие молодые игроки просят: Игорь Николаевич, пристройте нас куда-нибудь в Северной Америке?

– Сейчас после всего этого мне стало приходить очень много писем на электронную почту. Я просто не могу всеми заниматься. Это неправильно. Безусловно, родители считают, что их дети самые лучшие.

Но прежде чем кому-то помогать, я должен на человека сам посмотреть матчах в пяти — десяти. Я должен видеть его в разных ситуациях, чтобы понять, какой у него потенциал.

После этого надо с игроком поговорить по душам, чтобы понять, насколько для него важна эта профессия, является ли она целью его жизни.

– А что, бывает иначе?

– Многие игроки ведь хотят получить всё сегодня и без всякого труда – все эти машины, зарплаты, контракты в НХЛ или КХЛ. А мне с такими неинтересно.

Хоккей – это труд, который будет вознагражден только по мере работы и достижения цели, которую ты преследуешь. Для меня это важно, и я сразу об этом говорю.

Поэтому некоторые письма я либо просто игнорирую, либо корректно отвечаю, что, дескать, я не могу рекомендовать вашего сына в такую-то или такую-то команду CHL или USHL, потому что я никогда не видел его в деле. Это моя репутация.

Я не могу давать какие-то гарантии или характеристики игрокам, которых я никогда не видел.

Очень хорошая черта Наиля Якупова

– Получается, Якупов полностью соответствует вашему виденью игрока?

– Наиль – безусловно, очень талантлив. Во всем. Он всегда был на виду – с детства. Он хочет быть лидером.

За эти два года, что я его видел и провел с ним очень много времени в Сарнии, я не раз убеждался, что у него есть эта черта. И это очень хорошая черта.

Он всегда хочет быть лучшим, и это говорит о том, что он постепенно идет к своей цели. Среди других вещей, которые у него начинают проявляться – это то, что он начинает правильно общаться с журналистами. Еще он сейчас немножечко успокоился по поводу драфта.

Сейчас уже никто не может контролировать, под каким номером его выберут – первым, вторым или пятым. Важно оказаться там, где тебя хотят. Большого значения не имеет, под каким номером тебя выберут. Но это я понимаю, а мальчишки ведь нет.

Он на первой же пресс-конференции в Сарнии тогда сказал: Я хочу быть номер один, я хочу быть лучшим игроком CHL, и я хочу помочь своей команде стать чемпионом. Он все эти годы так и делал.

Он показывал это не только своим талантом, но и своей работой. Он живет в каждом игровом отрезке.

Он выходит на лед, и ему игра в радость. Он выполняет объем работы на 120 процентов.
– И это как раз то, что вам в нем больше всего нравится?

– Да, как раз это. Потому что хоккей для меня очень простая игра, и в то же время очень сложная.

Попадая в определенные рамки, игроки начинают терять свои ценные качества. Моя задача, при всем моем знании хоккея и авторитете – это спускаться к тренеру и генеральному менеджеру команды и объяснять, как нужно правильно использовать игрока. Для меня это первостепенно.

Прежде чем размещать игрока в ту или иную команду, я должен понимать, кто в этой команде работает, какая у них концепция развития игроков, как все это будет происходить и так далее. Тут задача такая – надо, чтобы игрок развил свой талант и дополнительно к этому понял еще и североамериканский стиль игры.

Не бывает суперготового игрока в 17 лет. Они думают, что они все умеют, но, к сожалению, это не так. Не умеют. И не всё.

Если про 28-летнего Овечкина говорят, что у него проблемы в Вашингтоне с обороной, то что можно сказать о 18-летнем мальчишке?

– Поэтому…?

– Поэтому важно вовремя пресечь все возможные недопонимания с тренером. И я каждый раз в разговоре с тренером акцентирую внимание на том, чтобы мальчишки развивались правильно.

Надо, чтобы они получали максимум пользы, но при этом в них не убивали бы те качества, которые у них уже есть, и творчество.

Когда ты ценишь игрока, к нему начинаешь относиться, как к акции

– В МХЛ Якупов и Михаил Григоренко играли в третьих звеньях. Здесь от них без ума вся Канада, и их точно выберут в первой пятерке на драфте. Почему?

Можно ли сказать, что в России их талант просто вовремя не рассмотрели?

– Мне трудно сказать. Я ведь там не живу. Безусловно, я туда приезжаю, и я человек российский. Я могу только сказать, что здесь талант видно. Здесь человеку дают время на то, чтобы себя проявить.

В России, может быть, на это внимания не обращают потому, что хотят, чтобы играли ребята постарше. Может быть, тогда думали, что им еще рановато играть на таком уровне? Не знаю. Но получается, что там их не видели, а здесь увидели, что они в полном порядке.

Важно ведь понимать, что если человек, например, не готов физически, но готов внутренне, морально и психологически, то почему бы ему и не играть? Значит, здесь больше доверяют, и потому дают играть.

В Америке очень трудное сито – через него трудно пройти. Я считаю, что в CHL уровень повыше, чем в МХЛ.

Это мое мнение. Я вижу и тот, и другой хоккей.

– Вы говорите, что важно, чтобы игрок оказался нужен команде, выбравшей его на драфте. Как вы считаете, нужен ли Эдмонтону Якупов?

– Я разговаривал со всеми менеджерами. Буквально вчера разговаривал как раз со Стивом Тамбеллини и с Кевином Лоу. Им очень нравится Наиль. Но пока что они не могут дать конкретных обещаний.

То же самое касается и Коламбуса. Скотт Хаусон, Крейг Патрик и Тайлер Райт провели два дня в Сарнии с семьей Якупова. Это серьезный сигнал о том, что они очень хотят его.

Обычно ведь, когда ты высоко ценишь игрока, к нему начинаешь относиться, как к акции. Когда покупают акцию твоей компании, ее полностью исследуют, чтобы не провалиться.

Это вложение в игрока, который станет лицом команды на многие годы.

Так что Эдмонтон?

– Мне Тамби так сказал: Он нам нравится. Мы его хотим. Но решение мы примем буквально за один день до драфта. Еще я знаю, что Монреаль мечтает, чтобы один из моих игроков, Наиль или Алекс [Гальченюк], играли бы там.

Этого же хочет и Торонто. Вообще может так получиться, что Торонто поменяет свой драфтпик, и возьмет их обоих. Существует и такой расклад. Чем интересен этот драфт, так это тем, что он непредсказуем. Наиль и Алекс улетели на второй матч финала Кубка Стэнли в Нью-Джерси.

На следующий день они встречаются с генеральным менеджером Торонто Брайаном Бурком. Затем Наиль встречается с Монреалем. Но, понимаете, я смотрю на драфт несколько с другой стороны – чуть более глобальной. Мне не важно, под какими номерами их выберут.

Мне важно, чтобы их выбрала команда, чей стиль игры им подходит. Потому что будущее у них очень яркое. Мне хочется, чтобы они были в правильных руках и правильной атмосфере. Коламбус это будет, Торонто или Айлендерс – мне не принципиально.

НХЛ – сейчас очень успешная лига, у нее все идет хорошо. Зная стремления этих двух ребят и видя, как они работают, я не вижу у них никаких проблем.

У них все будет хорошо.

Читать о спорте еще…

Читайте также: