Максим вотинов: «финны слегка заторможенные. спросишь что-то – они минуту думают и потом отвечают»

Максим вотинов: «финны слегка заторможенные. спросишь что-то – они минуту думают и потом отвечают»

Виталий Суворов весело пообщался с 24-летним воспитанником «Зенита», который успел поработать в Швейцарии, Финляндии и Казахстане, а теперь забивает голы за калининградскую «Балтику».

Карьера 24-летнего нападающего Максима Вотинова началась в питерской школе «Смена», а продолжилась в Швейцарии, Финляндии и прочих европейских странах. В некоторых из них он не продержался и месяца.

В других – наколотил два десятка голов, дебютировал в еврокубках и едва не сыграл против «Манчестер Сити». 

Сегодня Вотинов – основной форвард калиниградской «Балтики» и один из самых заметных игроков первой лиги. В интервью Sports.ru он рассказывает о том, как такое могло получиться. 

Шумахер, олигарх

– Вы начинали играть в Петербурге. Где именно?

– В «Смене», а в последние два года уже в школе «Зенита». Из тех, с кем я играл, знаменитостью никто не стал.

На плаву только Максим Андреев из «Петротреста», остальные пацаны поигрывают где-то в любительских лигах. Я сам занимался в «Смене» около восьми лет – с 7 до 15-16. В этом возрасте у некоторых начинаются алкоголь-девочки, но у нас тогда даже в мыслях не было.

Только футбол.

– Какие у вас были варианты после окончания школы «Зенита»?

– Предлагали пойти либо в СДЮШОР «Зенит», либо в дубль. Но я подумал, и что-то захотелось уехать в Финляндию. Хотелось уже поиграть с мужчинами, а не с молодыми ребятами.

Не знал, чему бы мог научиться в дубле. И никогда об этом решении не жалел.

– Вы же сначала в Швейцарию уехали, а не в Финляндию.

– Ну, я там мало проиграл – 3-4 месяца. Получилось так, что у папы был знакомый, который владел футбольным клубом в Швейцарии. Ему сказали: «Есть такой парень, нападающий, Максим Вотинов, хотите его посмотреть?» Они согласились.

Ну и я, конечно, тоже, Швейцария – хорошая страна, Европа. Я приехал в город Ивердон, потренировался три месяца, набрался опыта, и все.

Ни одного официального матча не сыграл. Только тренировки и товарняки.

– Ваш отец тоже связан с футболом?

– Нет, но он спортсмен, бывший гимнаст.

– Что в Швейцарии нравилось больше всего?

Песня Хумолайнен humalainen с Финского Пьяный


– Там красота: горы, воздух, шоколад. К тренировкам чуть другой подход, чем у нас.

Ну и менталитет у иностранцев другой – любят они работать, тренироваться.

– Клуб был из премьер-лиги?

– Нет, Челлендж Лига, первый дивизион. Но условия отличные были. Квартиру снимал клуб, с едой тоже никаких проблем – один раз в день можно было прийти в ресторан, бесплатно покушать. Стадион неплохой, вмещал 15 тысяч. Полностью не забивался, но народ хорошо ходил.

Тысяч 7 точно было на матчах. Много старичков, много детей.

– Самая занятная история, приключившаяся с вами в Швейцарии?

– Шумахера видел! Я ехал куда-то, остановился на перекрестке, смотрю – машина какая-то дорогая. Присмотрелся – о-па! – он сидит.

Но сказать ничего не успел, он же быстро ездит.

– ВКонтакте ваш ник звучит так: «Максим Олигарх Вотинов». Не могу не спросить про зарплату в Швейцарии.

– Ха, нет, это не моя официальная страница. Но платили там не очень много.

Моя зарплата была чуть меньше двух тысяч евро в месяц. 

– Какой-то контракт у вас был?

– Да нет, это же по знакомству. Ничего не подписывал, просто поиграл и все.

Потом уже они контракт предложили, но я почему-то не захотел. 

– Хм. Почему же?

Хотелось играть, а я, наверное, понимал, что в основе в Швейцарии не буду. Молодой, амбициозный, перспективный.

Поэтому решил уехать в Финляндию.

– Подождите, вы же еще в Астане перед Финляндией поиграли.

– Ну да, потренировался там, был с ними на сборе в Турции. 

– Каким образом вы там оказались?

– Из Швейцарии приехал в Питер и какое-то время был без команды. Надо было поддерживать форму.

Я тренировался, и однажды приехал какой-то мужик на стадион, и говорит: «Ты неплохой игрок, смотрю, не хочешь в Астану съездить? У меня там знакомые». Я думаю, конечно, давайте!

И полетел на сборы.

– Это на каком же стадионе вы играли?

– Да с ребятами просто собрались. 

– Во дворе?

– Нет, это стадион «Зенита», где молодые занимаются. Там еще ФК «Русь» на КФК играет, «Петротрест» тренируется.

– И как работалось в Казахстане? 

– Хорошо! Тренировки тяжелые, много физики, уставал. Жил, кстати, в одном номере с Олегом Веретенниковым.

Недавно встречались с его «Ротором», хорошо пообщались. С ним весело было жить, всегда подсказывал мне, помогал.

– Сколько вы пробыли в Астане?

– Два сбора, месяц.

– И почему не остались?

– Не подошел, наверное.

– То есть остаться даже не предлагали?

– Не, ну тренер видел во мне перспективу, интересовался, спрашивал, хочу ли остаться.

– Что-то я запутался. Так почему же вы не остались?

Может быть, другие люди какие-то не договорились, такое же тоже бывает.

– Какие люди?

– Ну, может, кто-то захотел за меня денег, а клуб отказался эти деньги платить.

– А кому за вас нужно было платить?

– Ну, кто-то же меня предложил. И может быть, захотел за меня какую-то сумму.

Я этого уже не узнаю, просто догадываюсь. Но бывает же такое: «Все, спасибо, Максим, ты летишь домой».

– Агент у вас тогда был?

– Нет, еще не было.

– Того парня, который предложил вам уехать в Казахстан, знали? 

– Вообще нет. Первый раз его видел.

«МанСити», толчок

– Из Астаны вы вернулись в Питер?

– Да. А потом появился знакомый из второй финской лиги.

Там уже закрывалось трансферное окно, а мне надо было хоть куда-то попасть, чтобы не остаться на полгода без комады. Предложили съездить во вторую лигу, клуб «Куусанкоски». Я поехал, поиграл там полгода, назабивал голов, и меня заметили люди из «МюПа-47», это уже высшая лига.

Тоже пригласили. Недельку потренировался, тренеру понравился, и подписал на три года контракт.

От этой команды у меня хорошие впечатления остались. Я там не единственный легионер был – еще парень из Канады, парень из Англии, который начинал в «Ньюкасле».

– В высшую лигу уходили бесплатно?

– Да. Какая была зарплата? Чуть меньше, чем в ФНЛ. В командах, которые идут на первых местах, платят до 10 тысяч евро, не очень много.

Мне платили меньше десяти, молодой же еще.

– Матч, который вы до сих пор вспоминаете?

– Мы как-то играли в отборочной стадии Лиги Европы, хорошо шли, и последний матч был с какой-то румынской командой. В ответке выигрываем 3:0 после первого тайма. Все заведены до предела – если проходим дальше (а при таком результате – проходим), попадаем на «Манчестер Сити».

Ничего себе! Выходим на второй тайм, и 3:3, вылетаем. Так обидно было! Даже слеза промелькнула.

Сколько алкоголя было выпито после игры? Да нет, не пили. Просто очень расстроились.

– Роман Еременко рассказывал: в Финляндии люди не умеют пить. Вы это заметили?

– Это да, они любят сразу накатить и быстро пьянеют. Мы как-то в ресторане сидели, а напротив – пара мужичков с водкой.

Опьянели за полчаса, буянить начали, орать какие-то ругательства на финском, и их выгнали оттуда. А вообще про финнов могу сказать, что они слегка заторможенные.

В стране все тихо, спокойно. После шести никто погулять на улицу не выходит.

Спросишь что-нибудь – так они сначала подумают минуту и только потом ответят. 

– Два года назад в Финляндии разразился дикий скандал с договорными матчами. Вы же его застали?

– Да, помню. Там то ли со ставками что-то было, то ли матчи сдавали.

Но вообще в Европе я с договорняками никогда не сталкивался.

– А в России сталкивались?

– Ну, лично я не слышал – значит, может быть, их и не было. Мне никто не звонил, ничего не предлагал. Я вообще этого не понимаю.

Играйте в футбол, концентрируйтесь на нем. 

– Из высшей лиги Финляндии вы ненадолго уходили – в аренду. Что произошло?

– Да тренер на меня почему-то разозлился и отправил на три матча в наш фарм-клуб.

– Ваша версия, из-за чего он разозлился?

– Не знаю, может, мало забивал или плохо сыграл в матче. Нарушал ли я когда-нибудь режим? Ну, когда говорят, что отбой в 11, а ты ложишься в 12 – это нарушение?

Такое бывало, но ничего более серьезного.

– Из аренды вы вернулись назад?

– Да-да, за три матча забил там четыре гола и вернулся в основу. Тренеру потом сказал: «Спасибо, мне это дало новый толчок».

«Сампдория», «Бенфика»

– Как на вас вышла «Балтика»?

– Тогда у меня уже был агент. И то ли я от него это услышал, то ли еще от кого, что «Балтике» нужен нападающий. Я такой: «Так я свободен!

Давайте съездим». Агент связался с командой, предложил на меня посмотреть.

Я приехал сразу на сборы, провел их с командой, и понравился. 

– Когда у вас появился агент?

– Мы с ним давно общались. Когда я еще молодой был, он меня возил в «Сампдорию», в «Бенфику» и в словенский клуб, названия которого я уже не помню..

– Ого. Это еще перед Швейцарией?

– Да, я только школу закончил. 17 лет. Но там остаться не получилось. Причем не только по игровым причинам. В Италии, скажем, есть какой-то закон, по которому остаться там я мог, только если бы мне было 18.

Я приезжал на просмотры, тренировался неделю и уезжал. В «Сампдории» успел сыграть товарищеский матч за дубль. В «Бенфике» был еще меньшетри дня. Пожил на базе, посмотрел, как основа играет, и понял, что надо работать.

Остаться мне не предлагали. 

– Как вы познакомились с агентом? Он вас нашел или вы?

– Опять же так вышло, что у папы были знакомые, и через них мы на него вышли. С кем еще работает этот агент?

Много хороших футболистов, некоторые из премьер-лиги. Например, Роман Еременко. 

– Получается, когда вы уезжали в Астану, у вас все же был агент?

– Ну… мы общались, да, общались. 

– И он не возражал, чтобы какой-то неизвестный парень увез вас в Казахстан?

– Ну, мне же предложили просто приехать на просмотр. Почему нет? У нас с агентом дружеские отношения, никаких контрактов нет. Все на честном слове.

Хороший знакомый ведь.

– Вариантов с российской премьер-лигой у вас никогда не было?

– Нет, никогда. Надеюсь, в «Балтике» заметят, будут предложения. Сейчас самое главное – играть и забивать. 

– Предложений ждете только из премьер-лиги или из ФНЛ тоже?

– Если из ФНЛ, то в команды, которые на первых местах – «Урал», «Томь». Мне хочется, чтобы были интересные задачи. Потому что у «Балтики» сейчас задача – остаться в десятке.

Ну… Хочется, конечно, чего-то поамбициознее. 

– У вас бывали конфликты с судьями?

– Да, когда во второй финской лиге играл. Был один судья, который очень меня не любил. Давал желтые ни за что, удалял ни за что.

Ему прям на поле хотелось врезать, но сдерживался. Подходил, говорил: «Что ж ты делаешь?» А он: «Я уже все решил.

Уходи».

– В России такое случалось?

– Да мне кажется, «Балтику» вообще судьи не любят, постоянно засуживают. Когда с «Салютом» играли, дали красную карточку, поставили пенальти.

Не нравится мне, когда такое делают – мы играем, боремся, а судья все убивает. С «Нефтехимиком» тоже случай: играем 0:0, я забиваю на 91-й минуте. Никакого фола, все чисто, но судья отменяет. А после матча смотрит повтор, подходит и говорит: «Извините парни, я ошибся». А нам чего?

Мы и два очка, и премиальные потеряли.

«Юнайтед», Анри

– У вас куча татуировок. На какую тему?

– В основном, что-то семейное, связанное с родителями. Ну и вера в бога.

– Еще у вас ирокез. Вы – панк?

– Не-не, я меломан, слушаю все. Играю ли на чем-то? Не, не умею. Я люблю в баскетбол поиграть, в теннис.

Мне все интересны.

– За какой российский клуб вы болеете?

– За «Зенит», конечно. Мне нравится сейчас за ними смотреть: хорошие игроки, хороший тренер.

Правда, любимый футболист у меня не из России – Тьерри Анри. 

– Клуб вашей мечты?

– «Манчестер Юнайтед». Очень хотелось бы когда-нибудь там оказаться.

Я ведь даже когда в «Фифу» играю – только за «Манчестер»!

Борис Чикулаев: «С Криштиану познакомился еще в детстве. Было видно, пацан способный»

Лев Данг: «Просто открывал Google, вбивал название клуба и приходил на просмотр»

Алексей Гапоненко: «В России у нас как-то не хватило денег, и на выезд мы поехали без тренеров и врачей»

Читать о спорте еще…

Читайте также: