Матч памяти жана беливо

Мне очень сложно писать что-либо о смерти Жана Беливо по многим причинам. Я не застал время его игры, я никогда не сталкивался с ним на улице, я живу на другой стороне земного шара.

Что я могу сказать такого, что уже не было сказано, что было бы уместно сказать сейчас? Любые слова кажутся лишними и надуманными.

И все же, я не могу молчать, я чувствую себя обязанным говорить. Жан Беливо озарил светом тысячи людей, даже сквозь экран монитора чувствовалось, насколько это особенный человек.

Если у меня есть хотя бы крохотный шанс вернуть частицу этого света, подарить ее кому-либо, я должен попробовать. Потому что это именно то, что хотел бы Большой Билл.

Последние полторы недели не проходит и дня, чтобы у меня не были глаза на мокром месте. Бесконечное количество историй, воспоминаний, интервью и видеороликов каждый раз доводят до слез.

Самые сильные истории тех, кто играл с Беливо, кто был его другом, кто был его учеником. Воспоминания живых легенд хоккея трогательны, но нейтральны. Образ Ги Лафлера, стоящего на коленях перед гробом своего друга и наставника, сжимает сердце сопереживанием боли.

Речь Ивана Курнайе на похоронах вызывает дрожь. Беливо был другом, капитаном и идолом.

Образцом для подражания в любой сфере жизни. Действующие и прошлые лидеры Канады называют его великим канадцем, но Беливо был больше одной нации.

Он был человеком хоккея и воплощал эту игру, побуждая всех вокруг, даже соперников на льду, быть чуточку лучше.

Трагедия застала Канадиенс на выезде, и к чести принимающих команд, каждый стадион открывал матч с Монреалем с минуты молчания, но возвращение домой должно было стать кульминацией прощаний с Жаном Беливо. Два дня перед игрой двери Белл-центра были открыты для желающих проститься с великим №4 лично, на следующий после игры день был назначены похороны, и матч был обречен стать чем-то особенным.

Под таким давлением очень просто сделать ошибку, но Монреаль выдержал это испытание.

1

Церемония началась с проекции на лед арены фотобиографии Жана Беливо, от самых ранних лет до последних лет. В этом монтаже пролетели все самые яркие моменты жизни и карьеры Большого Билла.

Детские игры, выступление за любительскую команду, покупка Монреалем целой лиги лишь для того, чтобы заполучить права на Беливо, долгожданный дебют в команде, первый кубок Стенли, “правило Беливо”, еще девять Кубков и 500-ая шайба, завершение карьеры, семь кубков в качестве посла клуба, отказ от должности генерал-губернатора Канады ради того, чтобы проводить больше времени с внучками, тяжелая болезнь, сроднившая его с Саку Койву, вечное присутствие на трибунах домашней арены Монреаля.

В наступившей тишине команды вышли на лед, и внимание арены переключилось на Элиз Беливо, ставшую за неделю образцом стойкости. Я впервые видел, чтобы хоккеисты сняли перчатки и стали аплодировать, а не традиционно стучать клюшками о лед, но Мэнни Малотра и Алекс Берроуз поступили именно так.

Трибуны приветствовали мадам Беливо непрекращающимися овациями две минуты 13 секунд, и готовы были бы аплодировать дольше, если бы Элиз, переполненная восторга и горя, не попросила их остановиться. И стоило ей это сделать, как трибуны мгновенно стихли.

21 286 человек погрузились в тишину на протяжении всех 53 секунд, что длилась минута молчания — редкое явление в наше время.

2

И после всего этого команды должны были начать играть. Сложно представить, каково им было выходить на лед, каково было возвращаться на скамейку и видеть освещенное прожектором место Жана Беливо, единственное пустующее сегодня, а также взгляд его вдовы.

Макс Пачиоретти поделился, что когда завершилась памятная церемония, он поймал взгляд Элиз Беливо, и она беззвучно сказала ему “спасибо”. Эта атмосфера может окрылить, но может и раздавить.

Этим вечером Хабс должны были доказать, что достойны носить цвета Жана Беливо. Это был матч, который они не имели права проиграть.

За день до игры стало известно, что разделение Пачиоретти и Давида Деарнэ не было локальной встряской команды. Не знаю, что сподвигло Мишеля Террьена на эти изменения, волшебная шляпа или запоздалое принятие того, о чем болельщики команды твердили с начала сезона, но представленные на тренировке звенья можно было назвать идеальными.

Пачиоретти — Алекс Гальченюк — Брендан Галлагер

Свен Андригетто — Томаш Плеканец — Иржи Секач

Микаэь Бурниваль — Давид Деарнэ — П.А. Паренто

Брендан Праст — Мэнни Малотра — Дейл Уиз

Ночевка в полицейском участке. Жан Беливо


Перед началом сезона, я предсказывал, что Гальченюк будет играть в центре еще до конца регулярки, и я рад, что сбываются не только пессимистичные прогнозы. Совершенно неправильно радоваться травме Ларса Эллера, но если в результате нее Алекс станет играть в центре, я готов это принять.

Тем более, травма Эллера не серьезная, он уже тренируется и пропустит максимум две недели.

На синей линии также произошли изменения, тоже продиктованные травмами и на этот раз однозначно вынужденные. Брайан Аллен, пропустивший последнюю игру с простудой, был помещен в карантин с подозрением на свинку, а Майк Вивер заработал сотрясение.

В результате Монреаль вызвал из Гамильтона Натана Болье, который занял заслуженное место в составе. Можно сказать, что пары Андрей Марков — Пи Кей Суббан, Алексей Емелин — Сергей Гончар, Болье — Том Гилберт выглядят идеально, за исключением того, что вторую и третью пару стоит поменять местами.

Первые получают преступно много игрового времени, а вторые — преступно мало.

Все эти изменения принесли заметный и мгновенный результат. Несмотря на то, что Кэри Прайсу пришлось сделать фантастический по своей акробатичности сейв уже на первых минутах игры, Канадиенс не просто переигрывали Ванкувер, они доминировали на протяжении всего матча.

Матч памяти жана беливо

Первое звено, преобразившись, возило соперника по льду, владея шайбой более 90% времени. Кэнакс пришлось полагаться исключительно на мастерство вратаря, и Райан Миллер доказал, что не зря получает свои деньги.

Тем не менее, даже он не смог полностью погасить пламя ведущей тройки Монреаля, и на седьмой минуте второго периода Галлагер, подхватив шайбу у борта, пробил Миллера.

3

Затем Хабс получили большинство и продемонстрировали, что можно играть еще хуже, чем они делали обычно — на этот раз Канадиенс пропустили в меньшинстве, впервые за весь сезон.

Миллер продолжал выручать команду весь вечер, и, несмотря на полное господство Монреаля на льду, до конца третьего периода счет на табло оставался равным. На 16-ой минуте Гончар перехватил шайбу у ворота Прайса, отдал короткий пас Секачу, который вместо того, чтобы выбросить шайбу из зоны, как Хабс делали на протяжении последних игр, отдал пас на клюшку Плеканеца.

Тот быстро перепасовал Андригетто и внезапно четверо игроков Ванкувера оказались позади шайбы и набирающих скорость Свена и Томаша. Последний смог перехитрить Берроуза и вывести его из позиции, после чего Биекса вынужден был разорваться между двумя форвардами Монреаля.

Погнавшись за двумя зайцами, он не закрыл ни одного, и Плеканец получил идеальный пас от Андригетто прямо на выход в ворота.

4

Я заострил внимание на этом голе по двум причинам. Во-первых, потому что эта шайба стала победной, и именно ее Томаш после игры передал Элиз Беливо, что было абсолютно правильным решением — это была ее игра.

Во-вторых, чтобы подчеркнуть рассуждения о защитной безответственности форвардов из прошлого обзора. Обычно в аналогичной ситуации нападающие команды бегут вперед, едва защитник коснулся шайбы.

В результате пас должен пройти через всю зону и двух-трех форвардов соперника, что закономерно приводит к тому, что противник перехватывает шайбу. Если же нападающие поддерживают своих защитников и играют на коротких пасах, то могут не просто выйти из своей зоны, но даже войти в зону соперника и забить гол.

Большая редкость для Хабс в этом сезоне.

Благодаря таким моментам, Канадиенс провели лучшую после матча с Блюз игру в сезоне. Я не хочу пытаться угадать, насколько это было следствие эмоций и стоит ли ждать продолжение этой вдохновленной игры, я не хочу обращать внимание на то, что Гальченюк стал играть в центре в день, когда Монреаль простился с Жаном Беливо, хотя, конечно, символизм не ускользнул от меня.

Все, что я хочу, это поблагодарить Хабс за то, что они выиграли самую главную игру сезона. Жан Беливо присоединился к числу великих призраков Монреаля.

Легенды Канадиенс уходят из жизни, но навсегда остаются в стенах и под сводами площадки. В этом сезоне у нас будет постоянное напоминание об этом — пустующее место Жана Беливо в зале и №4 за воротами.

Но это всего лишь дань уважения, потому что память тех, кто застал Большого Билла, не нуждается в дополнительной стимуляции. Он будет в наших сердцах всегда.

Читать о спорте еще…

Читайте также: