Менеджер среднего звена

Плохой менеджер создаёт проблемы, хороший — решает их по мере поступления, а гениальный старается быть на шаг впереди. Кевин О’Коннор ещё раз доказал, что он является хорошим генеральным менеджером.

Я бы даже сказал — идеальным генеральным менеджером для средних команд с определённым потолком.

Потолок Юты предельно прост: из-за особенностей географического положения боссы клуба могут предложить потенциальным новичкам провинциальный город с населением меньше чем в 200 тысяч человек вместо солнечных пляжей или каких-нибудь индустриальных достижений. Именно из-за этого Дерон Уильямс в своё время так и не смог затащить в штат мормонов вторую суперзвезду, начав капать на мозги руководству клуба и разрушая всё вокруг себя.

Тот момент Кевин использовал максимально, сиюминутно заполучив материал для перестройки и выгадав для команды один-два года: вместо слива сезона (возможно, даже не одного) мормоны получили готовый материал для построения посдероновской Династии. Минувший сезон Джаз провели на очень хорошем уровне, превзойдя даже самые оптимистические ожидания, но и проблем было достаточно.

К началу межсезонья в шорт-листе КОКа значились три очевидных пункта, требующих решения.

  1. Отсутствие качественных снайперов. Юта на протяжении всего сезона выглядела импотентом против команд с хорошей защитой внутри. Атаковать с периметра на стабильно высоком уровне не мог никто, а по итоговому проценту дальних бросков мормоны заняли 27-е место в лиге (32,3%)
  2. Проблемы с позицией стартового разыгрывающего. Девин Харрис уже в первых матчах регулярки сумел ярко продемонстрировать, что позиционное наступление — это не для него. Умница-Уотсон пытался тянуть этот груз на себе, несчастный Джамал Тинсли на протяжении первой половины сезона с убитым лицом взирал на происходящее со скамейки, а роль мозгового центра при наличии Харриса на прощадке брали на себя Гордон Хейворд и Джош Ховард.
  3. Неопределённость с атакующими защитниками. Раджа Белл быстро вышел из доверия Тая Корбина, Алек Беркс не может похвастать хорошим дальним броском, а возвращать Харриса на родную позицию второго номера тренерский штаб клуба упорно не хотел.

Генеральный менеджер Джаз, как поздний Эркюль Пуаро, откинулся в кресле, подремал пару часиков, а потом проснулся с горящими глазами и начал творить добро.

Драфт? У меня барбекю

Ленинград — Менеджер


Номинальные позиции перед драфтом были откровенно хреновыми — Юта получила право выбирать 47-ой, и за пару дней до церемонии в прессе начали мелькать слухи, что мормоны якобы намерены заполучить пик в топ-10 первого раунда. Никаких сделок в итоге не случилось, а душу грели разве что воспоминания о былом: именно под 47-ым номером в 2006-ом году был задрафтован Пол Миллсэп, а ещё за три года до того — Мо Уильямс.

Свингмэн Кевин Мерфи в большинстве преддрафтовых раскладов должен был уйти в начале второго раунда, но что-то случилось и к моменту выбора Джаз Мерфи всё ещё был свободен. Кевин О’Коннор ни секунды не сомневался, а вскоре после окончания церемонии рассказывал журналистам, почему выбрал именно Кевина: Мы просто драфтовали сильнейшего из оставшихся игроков.

И тут, вместо тысячи слов, нужно просто посмотреть на циферки: 20, 6 очков + 5,2 подбора + 2,3 передачи. Немного настораживало разве что количество потерь (3,3), но куда ж без этого.

Новичок Юты уже через день дал своё первое интервью в ранге игрока НБА, для начала рассказав свою краткую биографию.

— Я родился в Атланте. В течение всего моего детства баскетбольная площадка была для меня тем местом, где я проводил свои дни.

Не могу сказать, что моя персона вызвала интерес у ведущих колледжей и университетов, когда я заканчивал школу. Но некоторые учебные заведения ко мне всё же присматривались.

Для меня было важно не просто играть в баскетбол, но ещё и получать образование, поэтому Теннесси Тек оказался идеальным вариантом.

Когда я начал показывать то, на что способен, интерес ко мне возрос. Но в Теннесси для меня сделали слишком много, чтобы я мог взять и просто так уйти. Эти четыре года были невероятными.

Я не жалею о том, что не выставил свою кандидатуру на драфт раньше, я поступил правильно.

Что я буду делать дальше? Полечу в Орландо 4 июля (интервью состоялось через день после драфта. — прим. автора) и со среды начну усиленно тренироваться. Думаю, мне хватит десяти дней, чтобы вернуть себя в форму.

А потом посмотрим, что будет дальше.

Полное образование в колледже Мерфи выстрадал потом и кровью. Весной, когда до драфта остаются считанные месяцы и все вокруг напоминают тебе, что ты — баскетболист и поэтому тебе нужно быть готовым к церемонии, сорваться и забросить учёбу легче, чем кажется.

Главный тренер Теннеси Тек Стив Пэйн придал юноше ускорение к нужному рубежу без пинков под зад и ссор. Пригласив Кевина к себе, он сказал ему: Я хочу, чтобы ты получил высшее образование.

Колледж хочет, чтобы ты получил высшее образование. Твоя мать хочет, чтобы ты получил высшее образование. Черт возьми, да ты сам этого хочешь.

И Мерфи ответил: Да, я хочу.

Он оставался работать с учителями целую неделю. В четверг, в пятницу, в субботу, в воскресенье. Он работал днём и ночью, чтобы получить учёную степень за четыре года.

Простой и преданный делу студент. Чёрт возьми, как же это подкупает…

Всё тот же Стив Пэйн, оценивая новичка Джаз как игрока, слов не подбирает и от ответа не увиливает: За последний год он научился гораздо лучше двигаться без мяча, что делает его максимально эффективным скорером. Он уже не бросает из заведомо невыгодных позиций.

Как для чистого шутера, он весьма неплох в проходах за счёт сильного первого шага. У Кевина менталитет бомбардира, и есть совсем немного вещей, над которыми ещё нужно поработать.

Например, игра на своей половине паркета.

Стоит также отметить и исключительную негламурность Мерфи. Во время драфта он находился дома, где устроил барбекю вместе со своей женой и семьей.

В этом — весь Кевин. — Уверен Стив Пэйн. — Он не тусовщик, не светский человек и у него никогда не возникало проблем с режимом.

Оценивая перпективы своего бывшего подопечного, тренер Пэйн добавляет, что Мерфи вполне может показать себя в качестве плеймейкера. Конечно, в первую очередь Кевин — атакующий защитник.

Но с его навыком владения мячом и умением пасовать перестроиться на разыгрывающего при должной работе не составило бы труда. Для третьего номера он не так габаритен, но я видел и более антропометрически скромных игроков, которые играли лёгкого форварда в НБА.

Самое интересное из интервью новичка Юты.

  • Я всегда знал, что хочу играть в НБА. Эти мысли постоянно находились у меня в голове. У меня была мечта, и теперь она осуществилась.
  • Все называют меня Мёрф, это моя кличка. Лишь мама и жена называют меня по имени.
  • Что я знаю о штате Юта? Эммм… Тут есть горы… Я никогда не был здесь, поэтому не могу похвастать обширными знаниями.
  • В октябре у меня родится мальчик, которого мы с женой хотим назвать Кевином.
  • Я люблю игру Кобе Брайанта. Я наблюдаю за ним со стороны и учусь, я — его болельщик. Когда играл у себя во дворе, представлял себя именно Брайантом.
  • В баскетболе у меня лучше всего получается бросок со средней дистанции. Большинство людей думает, что я обычный шутер. Но я умею создавать момент для броска самостоятельно.
  • Я хочу усиленно поработать над собой в тренажёрном зале, чтобы набрать необходимую мышечную массу. Хочу совершенствовать свою игру в защите. Я знаю, что могу точно бросать по кольцу, но я хочу быть неудержимым, быть дьяволом броска.

Кажется, что О’Коннор просто задрафтовал игрока, которого не слишком-то знает. Ну, то есть лучшего из оставшихся, но при этом менеджер полагался прежде всего на цифры и отзывы скаутов.

На преддрафтовых воркаутах в Юте Мерфи замечен не был, он занимался лишь с Нетс, Миннесотой и Чикаго. Но мудрый КОК предвидел всё: гениальный генеральный менеджер Джаз присутствовал на всех трёх воркаутах будущего новичка Юты, а на двух из них даже умудрился провести с Мёрфом предварительные беседы.

Набрать идеальную форму за считанное количество дней у Кевина не получилось. В Летней Лиге он потратил первые матчи на попадание в игровой ритм и появление хоть какого-то взаимопонимания с партнёрами.

Отзывы в прессе у него хорошие: первые матчи в майке Джаз показали, что этот парень умеет бросать и любой дистанции. Да и с защитой у него очень даже неплохо.

Несомненно, бросок с дистанции – самое сильное качество Мёрфи. Это очевидно.

Все до единого аналитики утверждают, что мы сделали правильный выбор. К тому же двухметровый рост даёт ему некоторое преимущество. (Кевин О’Коннор)

Он должен продолжать работать над своим броском, ведь его соперники не будут стоять сложа руки. Самосовершенствование сделает его лучше. В этом кроется интрига: насколько яростно он будет трудиться, чтобы делать себя лучше. (Тайрон Корбин)

Иду на второй срок

Менеджер среднего звена

Кевин О’Коннор трудился очень яростно, чтобы сделать команду лучше. За день до драфта Юта провернула сделку, вернув в родные пенаты защитника Мо Уильямса, а взамен отдав трейд-исключение, оставшееся ещё после обмена Мемо Окура в Нетс.

Вновь прописав Мориса в Солт-Лейк-Сити, О’Коннор не просто усилил заднюю линию команды, но ещё и исправил свою ошибку. Сам менеджер называл этот просчёт самой главной ошибкой в своей корьере.

История эта в своём роде банальна — о том, как хотели сделать лучше, а получилось как всегда. Сезон 2003-04 Мо Уильямс провёл на не самом сильном уровне: 5 очков в среднем за игру при слабом проценте попаданий (38%).

Во время Олимпиады в Афинах разыгрывающий Пуэрто-Рико Карлос Арройо накидал в кольцо американцев 24 очка. Его сборной это не слишком помогло (поражение 73:92), а вот самому Карлосу — вполне. На том матче О’Коннор присутствовал лично — и вскоре подписал пуэрториканца для Джаз.

Кевин признался, что та игра Арройо повлияло на его взгляды об игре и роли Мо в команде. Отмормоненный из Солт-Лейк-Сити Уильямс поиграл в Милуоки, был одним из ближайших камергеров ЛеБрона в Кливленде, на год раньше Дерона Уильямса попал на Матч Всех Звезд и делал ещё кучу вещей, которые позволяли уверенно говорить, что время он проводил весело.

Сравнений с предыдущим Уильямсом Морису не избежать. Выбрав себе 16-й номер, он сразу же оговорился, что к восьмёрке Дерона это не имеет никакого отношения: Ни ищите аналогий.

25-ый номер, под которым я провёл большую часть своей карьеры, уже занят Элом Джефферсоном. А 7-ой, по количеству членов моей семьи, принадлежит великому Питу Маравичу.

Помимо смежного номера, у Мориса и Эла есть ещё много интересного. В ночь, когда Эла Джефферсона обменяли в Юту, телефон бигмэна напоминал о себе чаще обычного.

Одним из звонивших Биг Элу был именно Мо: Ещё тогда он сказал, что я попадаю к правильному тренеру. — Рассказывал журналистам Джефферсон. — Он заверил меня, что Джерри Слоун любит таких игроков и обращается с ними доверительно, как с настоящими мужчинами.

У Мориса всегда оставались тёплые воспоминания о Джаз. Перед каждым — абсолютно каждым! — матчем в Energy Sоlutions Arena он подходил к скамейке хозяев, чтобы перекинуться парой слов с Кевином О’Коннором и пожать руки тренерскому штабу.

Я просто желаю им всем удачи. Юта заняла особое место в моём сердце ещё когда я был неопытным первогодкой. — Вспоминал несколько лет назад Уильямс. — Джерри и Фил Джонсон помогли мне стать настоящим профессионалом, поделились бесценным опытом, без которого я бы не состоялся как баскетболист.

Спустя 8 лет странствующий пилигрим возвращается в Солт-Лейк-Сити и выражает готовность быть лидером и душой клуба — его ждёт второй срок, знакомая атмосфера, преданные болельщики и молодой амбициозный коллектив. Вместе с владельцем Юты Грегом Миллером он добирается до своего отеля, а потом отстукивает в Твиттер Меня ждал большой приём…

Здесь так круто!. Всё это похоже на хорошую сказку, но оправдывать доверие предстоит уже совсем скоро.

И Мо к этому готов.

Пока что игрок для этой команды. Я не вижу смысла говорить о нём достаточно много. (Тайрон Корбин)

Я здесь чтобы вам помочь

Морис способен решить проблему дальних бросков, он может играть как первого, так и второго номеров. Уильямс — пропатченная версия Девина Харриса, он лучше бросает и чуть более приспособлен к позиционному баскетболу.

Долго ждать удаления устаревшей версии не пришлось: менеджмент клуба двумя кликами отправил Харриса в корзину — в Атланту -, взамен получив ещё одного Уильямса, на этот раз Марвина. Если отбросить в сторону фэйл Хоукс с его выбором на драфте (а волновать Юту это не должно), то приобретение в любом случае получается удачным.

В активе Джаз появился ещё один цепкий при обороне игрок, который должен помочь Корбину углубить ротацию. В Атланте именно Марвин зачастую отвечал за опеку первых атакующих опций противника, даже если его оппонент играл атакующего защитника — Джо Джонсон в таких ситуациях отставлялся в сторону, а за дело брался второй номер драфта 2005 года.

Ещё один новичок Юты не стал отцепляться от журналистов дежурной фразой Я рад быть здесь и являться частью этой команды. Если Джош Ховард действительно уйдёт из клуба, то Марвин видится вполне адекватной заменой ветерану — на обеих сторонах площадки пользы от него будет достаточно, благо неплохой бросок при нём.

Что я знаю о Юте? Джаз побеждают. Я знаю, что они победители, у них есть история успеха.

А вот о Солт-Лейк-Сити я практически ничего не знаю. Когда я приезжал сюда, то почти не выходил из своего гостиничного номера. Если честно, я очень взволнован тем, что теперь я познакомлюсь с этим городом и людьми. (Марвин Уильямс)

***

Кевин О’Коннор — седой дядечка, который не любят активных движений — сумел качественно выполнить свою работу. Все мы знаем, что КОК не сторонник огромного количества обменов и расстаётся с игроками только в случае приемлимого предложения.

Тем радостнее видеть, как пожилой ветеран цеха в случае необходимости стряхивает пыль с плеч и за две сделки выравнивает перекочившийся было в сторону передней линии баланс сил. Тормозящий атаку Харрис отправляется в Джорджию, его место занимает универсал Морис, обладающий дальним бросоком, ко всему прочему на драфте удаётся выцепить Кевина Мерфи, который уже набирал 50 очков за один матч и готов без устали поливать с дальней дистанции (в прошлом году 42% его трёхочковых достигло цели).

После этих сделок ростер Джаз насыщается до предела. Нужда в Радже Белле окончательно отпадает — и начавший выпадать в осадок ветеран моментально становится свободным агентом после того, как Юта выкупила его контракт.

До начала сезона клубу предстоит решить ещё много интересных вопросов — в том числе о продлении контракта с ДеМарре Кэрролом и Блэйком Эхерном. Но основную часть работы генеральный менеджер уже выполнил — балласт был сброшен, задняя линия укреплена, а в полку дальнобойщиков заметно прибыло.

Теперь О’Коннор может спокойно усесться в кресло, налить в тазик горячей воды и закрыть глаза. Он может быть доволен собой — свою работу он провернул на твёрдую пятёрку.

P.S. Пост опять получился огромным — мы специально урезали половину авторского текста, оставив только факты и прямую речь главных героев.

Вопрос читателям блога: вам удобно читать такие объемные материалы, или лучше делить их пополам?

P.P.S. На месте этого текста должны были быть итоги сезона для Гордона Хэйворда, но мы решили, что пора бы написать о новичках клуба — а то уже две недели прошло, а никакой информации так и не появилось.

Пост про Гордона появится в ближайшие дни, а промо уже давно готово.

Читать о спорте еще…

Читайте также: