Мирасти: на льду нас ненавидят. после – к нам очередь выстраивается!

Мирасти: на льду нас ненавидят. после – к нам очередь выстраивается!

Самое подробное и откровенное интервью с самым, пожалуй, ненавидимым игроком прошлого сезона – нападающим Витязя Джоном Мирасти. Из Северной Америки.

От Андрея Осадченко специально для Allhockey.ru.

Этот сезон, Джон, стал для вас первым не только в России, в КХЛ, но и вообще в Европе, в европейском хоккее. Какие впечатления?

– О-о-о, просто потрясающие! Я встретил много просто замечательных людей. И в моем клубе ко мне относились очень хорошо. КХЛ тоже оставила неплохие впечатления.

Неслабая лига, много классных игроков. Короче, все здорово! Понятное дело, в России совсем другая культура.

Но это меня только обогатило.

– Культурный шок?

– (Усмехается). Я понимал, что в России все по-другому. Совсем другая жизнь. Но повторюсь – люди просто замечательные!

Очень добрые, отзывчивые. Про Россию я не могу сказать ни одного дурного слова.

Что больше всего удивило?

– Знаете, так сразу и не скажешь. Тут всё, в общем, было. Не скажу, что хуже, нет. Просто по-другому. Вот, скажем, еда.

Я в Москве столько всего перепробовал.

– И какая она, русская кухня?

– Простая такая. Без излишеств. Мне борщ очень понравился. Вещь!

Гелашвили — Яблонски / Gelashvili VS Yablonski


– По гамбургерам скучали?

– Это точно!

Там какие-то пьяные люди стали к нам приставать…

– Предположу, что самым большим впечатлением в России стал именно хоккей. Вы ведь быстро сообразили, что в вашем стиле играть, мягко говоря, не принято?

– (Смеется). Это да. Я сразу понял, что упор делается на технику. В Северной Америке куда более силовой хоккей. Но и в КХЛ есть игроки, которые не боятся постоять за себя и за того парня: Саймон, Грэттон, Свитов или Артюхин.

Мне кажется, в новом сезоне таких игроков в КХЛ станет больше – многие команды сейчас подписывают крепких ребят. Нет, просто уверен – со временем их будет много. А про нашу команду, думаю, можно смело сказать – мы никого не оставили равнодушными!

Да, кто-то терпеть не мог наш стиль игры, зато многим он был по душе. Факт: на наши выездные матчи приходило больше народу, чем на другие команды.

– Первый бой в России у вас был против Свитова на предсезонке.

– Точно так. Здоровый малый! Он очень достойно бился. Мужик!

– Вы тогда-то сразу и прогремели громким интервью, в котором весьма определенно высказались о российском хоккее (F#ckin’ Russian hockey, — сказал Мирасти), а соперников назвали ссыкунами. Эмоции?

– Вот, кстати, давайте поговорим об этом. За этот год в России я понял, что нужно внимательно следить за тем, что говоришь. Что пресса с легкостью может переврать твои слова.

Про меня столько неправды написали.

– Так вы тогда этого не говорили?

– Ну, знаете, я мог, конечно, сказать что-то такое в запале. Представьте: я только после драки, а журналист уже тут как тут и вопросы задает.

Но такого я точно никогда не говорил. Я очень уважаю и КХЛ, и ее игроков.

Я уже сказал, что в КХЛ очень интересно.

– А потом в сети появилось видео, где вы в Магнитогорске деретесь на какой-то свадьбе…

– (Смеется) Не отрицаю, было дело. Но мы тут ни причем. Там какие-то пьяные люди стали к нам приставать. Понятия не имею почему. Нет, я понимаю – нализались и хотели показать, какие они крутые.

Я вообще сначала за всем наблюдал со стороны. Но потом, когда они прыгнули на моих партнеров по команде, и я уже пошел махать кулаками.

Я вовсе не горжусь всей этой историей, но если бьют моих друзей или обижают мою семью, я буду драться за них. Да и ничего страшного там такого не было – вы же смотрели видео, да?

Народ к нам в очереди выстраивался!

– Вас, тафгаев Витязя, все ненавидят, но по ту сторону стекла. Зато после игры вы нарасхват – автографы, фотографии…

– А я о чем? Нас и любят, и ненавидят. Когда мы на льду – ненавидят. А после у нас отбоя от болельщиков нет.

Особенно у нас с Джереми Яблонски. Народ к нам действительно в очереди выстраивался!

– Что скажете о дисквалификациях, которые вам КХЛ выписывала? Как вам, например, наказание Яблонски?

– Я думаю, что некоторые дисквалификации были оправданны, а кое-какие были уж слишком. Конечно, это все лига, а с ней не поспоришь.

Но если бы мне поручили это дело, я бы был не так строг (улыбается).

– КХЛ потом амнистировала Яблонски, и вскоре он стал капитаном Витязя. На тот момент он сыграл меньше десяти матчей.

Вам не кажется, что это как-то немного рановато?

– Это не я решал. Даже не знаю. По-моему, он капитаном-то был всего в одном матче.

Наверное, он такой человек, что своего не упустит (смеется).

– Мы с вами будто в хронологическом порядке перечисляем моменты прошлого сезона для Витязя. А сколько всего еще было: удивительного, странного, быть может.

Можно сказать, что это был самый странный сезон в вашей карьере?

– Да, можно. Всего и не упомнишь. Но мне понравилось.

– Вы знаете, что вы больше Ковалёва голов забили?

– Да ну?!

– У вас две шайбы, а у него одна. А еще у вас плюс-минус лучше значительно.

– Охо-хо! Теперь будет чем похвастаться (хохочет). Нет, наверное, у Ковалёва просто не пошла игра.

Он же большой мастер.

– Ваш второй гол был довольно интересным. Вы забросили вслепую. Говорят, вы потом на скамейке так радовались…

Само собой! Забивать всем нравится. Я, конечно, редко забиваю, но сейчас даже не вспомню, как именно я тот гол праздновал.

Я просто бросаю по воротам и надеюсь, что шайба окажется в сетке.

Главного тренера Витязя как-то спросили, почему он выпустил вас на лед в ситуации, когда у Витязя еще был шанс зацепиться за игру. Назаров ответил, что ожидал, что вы забьете.

Люди смеялись.

– А я и не говорю, что я прямо такой уж классный игрок. Но я из той категории хоккеистов, которые не выдумывают ничего лишнего.

Что я делаю? Я бросаю по воротам и бегу на добивание. Да, может быть, я и не забью, но я создам голевой момент.

Я знаю, что, когда я на льду, я все делаю для своей команды, это точно.

Епрев – единственный, кто меня на бой вызвал. Уважаю

– Давайте вспомним ваш бой с Епревым. Он ведь вам трижды попал в челюсть! А вы на это лишь улыбнулись и уложили его с одного удара.

К чему это все было?

– Нет-нет, это не то чтобы я над кем-то поиздеваться хотел. А этот Епрев меня вообще-то удивил. Он ведь ни одной смены не сыграл в том матче.

Ни одной! А я тот матч очень хорошо помню – я тогда гол забил.

И вот как ни посмотрю на их скамейку – он все время там сидит и на меня смотрит. Мне рассказывали, что он дерется. И он был единственным человеком в КХЛ, который сам меня на бой вызвал. Сам!

Меня! Единственным! Так что я его уважаю. Он вышел и предложил мне сбросить. Я был в шоке, если честно.

Смотрю на него: мне это снится, что ли?! А потом он врезал мне пару раз, ну а я ему. Вот и все.

– А был кто-то, кого вы весь сезон на бой вызывали, а он ни в какую?

– Говорю же – в КХЛ совсем другой стиль. Иногда соперники слишком жестко играли против наших молодых, и вот тогда я предлагал им разобраться со мной. А просто так я никого на бой не вызываю.

Это все равно лишь часть игры ведь. Поэтому я не припомню такого, чтобы я одного и того же человека на бой постоянно вызывал.

Зачем?

– Молодежь в Витязе обращалась к вам за наукой?

– Конечно. И не раз. Тимкин, например. Или Анисов.

– Анисин?

– Да, точно – Анисин. Он меня много о чем на эту тему расспрашивал, а я смеялся. Здорово, конечно, что ему это так интересно. Но драться – это явно не его дело. Его дело забивать.

Но мало ли что, да? Поэтому я старался его научить даже не драке, а, скорее, самообороне. Просто чтобы он знал, как вести себя.

А то столкнется с драчуном и не знает, что делать.

– Вы интересовались чемпионатом после того, как Витязь не попал в плей-офф?

– Разумеется. Всегда ведь интересно узнать у кого что, как какие команды и так далее.

Не скажу, что я пристально следил – я больше времени с семьей проводил. Но тем не менее.

– За Анисина болели? Он чемпионом стал. И лучшим снайпером плей-офф.

– А то! Он классный игрок. И парень отличный. Мы с ним здорово общались, когда он за Чехов играл. Я рад за него.

– А он у вас в раздевалке песни не пел?

– (Смеется) Да он где только чего не пел! Мне, правда, не особо нравилось. Я ведь не понимаю, что он поет. Но талант у него есть.

Нравится петь – пусть поет.

– Так попросили бы его что-нибудь на английском спеть.

– Думаю, у него бы возникли с этим проблемы (улыбается).

Я бы снова побился с Яблонски

– В Витязе вас не будет. Где продолжите карьеру?

– Прежде всего, я хотел бы сказать большое спасибо Витязю за сезон. А что касается продолжения – пока что я отдыхаю дома.

У нас с агентом есть несколько предложений, в том числе и из Северной Америки. Я поддерживаю себя в форме и провожу время с семьей. Сезон начнется через месяц-полтора, так что времени еще много.

Я не переживаю по этому поводу.

– А предложения из КХЛ?

– Я бы с удовольствием! И как бы это сейчас смешно не прозвучало, но я бы с удовольствием сыграл бы против Витязя. И Яблонски, и Тимкин – крепкие ребята. Я бы снова побился бы с Джереми. У нас с ним богатая история, вы, наверное, знаете.

А в целом я был бы только рад стать частью команды, которая дала бы мне шанс защищать своих партнеров и делать для ее победы все, что я могу.

Читать о спорте еще…

Читайте также: