Морис: мистер рашников и мистер величкин решили, что годовой контракт – способ узнать, насколько хорошо я работаю

Морис: мистер рашников и мистер величкин решили, что годовой контракт – способ узнать, насколько хорошо я работаю

Главный тренер магнитогорского Металлурга Пол Морис в эксклюзивном интервью Allhockey.ru рассказал о Магнитке с Малкиным и без, поделился впечатлениями от России и поведал о серьезном вызове в своей жизни.

– Вы уже несколько месяцев работаете в Магнитке, в России. Поделитесь своими впечатлениями.

– Изменения у нас происходят постоянно. Я думаю, игра команды становится все лучше и лучше в течение недели с каждой игрой. Таким образом мы меняемся в лучшую сторону. А в общем, все здесь великолепно.

Для меня это интересный опыт. Здесь хороший тренерский штаб, хорошая команда, мне нравятся люди, с которыми я работаю. Мне приятно находиться в Магнитогорске.

Если говорить о чемпионате, это новая лига для меня, я все еще учусь и привыкаю к новому хоккею, но вижу, что команда становится лучше, быстрее, конкурентоспособнее.

– Европейские площадки уже не доставляют вам неудобства?

– Да, я стал лучше понимать игру на больших площадках.
Став главным тренером Металлурга, вы, наверное, и не представляли, что будете работать с Евгением Малкиным?

– Нет, конечно. Малкин – серьезное усиление для любой команды.

Также для остальных ребят это великолепный опыт: играть с Малкиным, наблюдать за ним на тренировках, учиться у него.

– Правда, что Магнитка с Малкиным и без – две совершенно разные команды?

– Это абсолютно верно. И это было бы правдой не только для нашей команды, но и для любого клуба КХЛ или НХЛ, если бы там играл Малкин.


Что будет, если Малкин вернется в НХЛ?

– Конечно, его потеря скажется на нашей команде. Но в других командах КХЛ есть тоже игроки из НХЛ, которые играют там очень большую роль – Ковальчук, Овечкин, Дацюк. Все они отличные хоккеисты.

А пока они играют в КХЛ – и это здорово для лиги и болельщиков, и команды будут показывать свой лучший хоккей.

– Игроки НХЛ сильно выделяются профессионализмом на фоне других хоккеистов КХЛ?

– Они сильно влияют на других хоккеистов в команде – в игре на льду, особенно на тренировках. Они очень профессионально относятся к тренировкам.

– Вы как канадец, наверное, хотели бы, чтобы локаут поскорее закончился, а как тренер в КХЛ – подольше продолжался?

– Я думаю, что в любом случае локаут – это очень плохо для хоккея. Конечно, очень приятно видеть столько замечательных игроков в КХЛ, но для хоккейного мира лучше, чтобы чемпионат в НХЛ начался как можно быстре.

Но я не знаю, когда локаут закончится. С кем бы ни разговаривал по этому поводу – никто не может сказать точно.

Сейчас никто не знает.

– Вам рассказывали много страшилок про Россию?

– Знаете, я не слышал ничего плохого про Россию.
– А что вы слышали о нашей стране?

– Наоборот, много хорошего. Уже много лет в НХЛ играют российские игроки, и я тренировал их.

Конечно, КХЛ – не НХЛ, но это очень, очень хорошая лига. Мне нравится все – еда, отели, мы нормально и безопасно путешествуем.

Спешу вас уверить, если бы я слышал много плохих вещей про Россию, я бы сюда не приехал.

– Что вас удивляет в России?

– То, как далеко находится Хабаровск (улыбается)! Как долго туда лететь.

Но это вызывает только небольшое удивление, никаких больших сюрпризов в России для меня нет.
– А вы могли бы работать в Хабаровске?

– (улыбается) Мог бы я стать тренером Амура? Я не так хорошо сплю в самолетах.

– Как насчет характера русских игроков? Обычно считается, что они более ленивые.

– Наоборот, русские игроки работают больше. Тренировки тут длятся дольше. У нас был очень, очень тяжелый тренировочный лагерь в этом году.

И ни один из игроков не пожаловался на это.

– Как в нескольких словах вы охарактеризуете Магнитогорск?

– Магнитогорск очень похож на мой родной город (Морис родился в металлургическом Су Сент Мэри, крупнейшем городе севера канадской провинции Онтарио). Так что я чувствую себя тут практически как дома.

Здесь много людей, которые любят хоккей и говорят о нем, наслаждаются игрой.

– Как вы относитесь к небольшим аренам в КХЛ? Не хватает ли вам энхаэловских 20-тысячников?

– В КХЛ есть большие красивые арены, но тут существенная разница между самыми большими и самыми маленькими ледовыми дворцами, в НХЛ же они все примерно одинаковы. Иногда у больших арен сумасшедшая энергетика, но бывает, что 20 000 болельщиков просто сидят и ничего не делают.

Поэтому в любом случае когда болельщики поддерживают – это хорошо, вне зависимости от размера арены.

– Действительно ли между НХЛ и КХЛ – большая пропасть?

Главное отличие лигами – это разный стиль игры. Некоторые игроки КХЛ никогда не заиграют в НХЛ, а некоторые хоккеисты НХЛ не смогут выступать в КХЛ.

Но НХЛ все равно лучшая лига в мире.

– Сейчас спорят о том, нужны ли КХЛ тафгаи. Как вы относитесь к игрокам такого амплуа?

– Я не думаю, что тафгаи играют здесь большую роль. Если игра станет жестче, станет более силовой – я имею в виду хиты, а не драки, – тогда это будет как-то оправдано.

Но сейчас я не вижу, что в КХЛ есть в них какая-то потребность.

– Вы не удивились тому, что бывший тафгай НХЛ Андрей Назаров – тренер в КХЛ?

– Нет, в НХЛ много хороших тренеров, которые были силовыми и жесткими игроками. Почему нет?

– Как вы относитесь к российским тренерам вообще? Что можете сказать о них?

– В России очень много достойных тренеров. Когда мы разбираем видео матчей команд, я вижу, что у них хорошая системы игры, видна тренерская работа.

– Вы уже узнали, что такое Евротур. Как относитесь к таким паузам в чемпионате?

– Я понимаю, что национальные сборные очень важны для европейского хоккея. Это часть хоккейной культуры здесь.

Так что мы учимся подстраиваться под такой график и, несмотря на такие паузы, играть в свою игру.

– Вы постоянно меняете звенья…

– Не так часто, как я обычно это делаю.

– Ищете подходящие сочетания?

– Иногда я оставляю звенья на какое-то время. И в НХЛ, и в КХЛ, и в любой лиге в каждой игре находишься под постоянным давлением.

Особенно это касается КХЛ. И если тебя не устраивает какой-то игрок, ты его меняешь.

Приходится идти на какие-то изменения.

– Для вас важна игра в большинстве?

– Да, потому что игры в неравных составах, а также вратарь часто позволяют выигрывать целые матчи.

– Как вы оцените вратарскую бригаду Металлурга?

– Наши вратари играют очень хорошо и уверенно, выигрывают для нас матчи.

– Георгий Гелашвили – достаточно эмоциональный вратарь. Ему это не мешает?

– Эмоции – часть его характера, и они делают его лучше. Мне нравятся эмоциональные игроки.

Но вратари могут быть успешны в том случае, если они или очень эмоциональны, или совершенно спокойны.

– Какие задачи были поставлены руководством перед командой?

– Показывать самую лучшую командную игру, которую мы только сможем.

– Почему вы решили подписать контракт с Магниткой только на один год?

– Надо учитывать, что это большая перемена в моей жизни. Мистер Рашников (владелец и председатель Совета директоров Магнитогорского металлургического комбината, хозяин и президент Металлурга), а также мистер Величкин (официально — вице-президент клуба и председатель правления Металлурга) решили, что годовой контракт – способ узнать, насколько хорошо я работаю.

Чтобы я смог понять, как мне нравится работать здесь, и они посмотрят, удовлетворяет ли их то, что я делаю. Это будет честно по отношению ко всем сторонам.

По окончании сезона мы поговорим о моем будущем.

– Вы скучаете по своей семье?

– Да, конечно. Но перерыв на игры Евротура должен мне в этом помочь, у меня будет время на пару дней навестить свою семью.

– Для вас работа в России – вызов?

– Да, настоящий вызов. Потому что главное в работе тренера – это, прежде всего, общение. Когда ты не знаешь языка, все сразу становится более сложным, хотя Илья (Воробьёв – ассистент Мориса) во многом мне помогает. Это серьезный вызов, но это и большая возможность для меня.

Мне нравится здесь, и я получаю удовлетворение от своей работы

Читать о спорте еще…