«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

Выпускник екатеринбургского мини-футбола и игрок «Дины» Дамир Хамадиев дает бодрое интервью Sports.ru.

***

— Мини-футбол 15 лет назад и сейчас — многое изменилось?

— Конечно. Сейчас намного лучше в плане инфраструктуры и профессионализма игроков. Например, раньше была туровая система — играешь четыре матча в одном городе, потом половину суток поездом едешь домой.

Понятно, что надо как-то расслабиться. Но некоторые люди поражали: ящик пива за ночь выпивали в один рот. Я в шоке был: «Как это возможно

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— Михаил Маркин рассказывал, что в 90-х приходилось играть на стремных площадках: где-то гвозди торчат, где-то с крыши капает.

— В самом ужасном зале играл «Политех». Если делаешь подкат, сразу занозы появлялись, рассечения. Кстати, в том зале вместо трибун 2-3 скамеечки вдоль поля стояли.

В остальное время там студенты играли.

— Где самые плохие гостиницы?

— Почти везде. Но особо запомнилось, что в какой бы город ни заехал, в номере вечером раздавался звонок: «Вам девочек не надо?» Потом это прошло, хотя, мне кажется, все равно этими услугами никто не пользовался.

— Самых жестких болельщиков встретили в Польше?

— В Португалии, когда играли с «Синарой» отборочный раунд Кубка УЕФА против «Бенфики». На трибунах было много бабушек лет по 60-70.

Они показывали средний палец, орали: «Фак ю!» Когда вводил мяч из аута, эти бабушки чуть ли не в ухо тебя «целовали». Не очень приятно это, все-таки культура боления должна присутствовать.

— Вы дважды побеждали на студенческом чемпионате мира, куда России приезжала боевым составом. Встречали команды, составленные полностью из студентов?

— Конечно, они по 0:20 и 1:25 влетали. Бразильцы привозили не второй и даже не третий состав.

Да, молодые, горячие, техничные, но у них миллион таких по всей стране. Вот Италия в 2002-м сильной командой была.

Один / Дмитрий Быков // 02.10.18


— Как отметили победу в Кубке УЕФА?

— В раздевалке как положено: шампанское, сигары. Потом посидели в хорошем ресторане в Москве. Но самая большая пьянка состоялась после победы «Дины» в чемпионате.

Некоторые игроки удивляли — много употребляли и почти не пьянели. Под конец сломались.

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— Вы почти 10 лет отыграли за «ВИЗ-Синару» – клуб с самым темпераментным президентом в суперлиге.

— От Иванова (Григорий Иванов – президент футбольного клуба «Урал» и мини-футбольного клуба «Синара» – прим. Sports.ru) многим доставалось, но особенно ветеранам. Новый приходит — год-полтора Иванов молчит. Потом начинает отчитывать по полной: орет, сумки пинает.

Да и судьям часто не везло. Просто у него такой тип личности — не может держать эмоции в себе, выплеск нужен. Видимо, подскакивало давление, надо было скинуть накопившуюся ярость на футболистов.

Но быстро отходил. Через день-два приходит: «Виноват, извините».

— Какое у вас прозвище?

— Хамик, Дама. У остальных особо смешных не было. Только вот с Главатских запомнилась история.

Приехали с «Диной» в Чехию на Кубок УЕФА, на ресепшене раздают ключи, перечисляя по фамилиям: «Хамадиев… Главачек…» Мы Рому потом долго Главачеком называли.

***

—  Вы начинали в большом футболе?

– Да, в мини перешел только в 15-16 лет. Дело в том, что для большого я не подходил комплекцией: маленький ростом, щуплый. Там такие не ценились, больше нужны были рослые мужики. У меня вес — 55 килограммов, у них — под 80.

На четыре головы выше, вызываются в сборную. Тренеры ведь не обращали внимания на технику. Главное — держать, выносить, убивать. Когда подравнялся с ними, стало легче, но я уже сделал выбор.

А те начинали понимать, что не тянут, и заканчивали с футболом.

— Екатеринбург вообще – криминальный город.

— А Уралмаш — самый неблагополучный район. Есть большая улица: на одной стороне жили бандиты, на другой — наркоманы.

Но у меня папа был тренером, я этого сторонился. Хотя разборки постоянно случались.

Сейчас-то ситуация получше — все бандиты стали бизнесменами. И я переехал в другое место.

Но когда приезжаю к родителям в Уралмаш, сразу вспоминаю про криминал, и становится неуютно. Правда, родственники говорят, что в последнее время спокойно стало.

— Почему из большого футбола перешли не в ВИЗ, а в «Альфу»?

— Хотел в ВИЗ, папа через знакомого тренера устроил просмотр. Я тогда даже постеснялся в раздевалку заходить.

Помню, пришел в зал, разделся у табуретки, а после тренировки душ не принял. В команде ведь звезды играли.

Это сейчас молодые — наглые. А тогда попробуй, скажи что-нибудь — сразу по башке настучат.

В общем, потренировался я с ВИЗом, и тут бандиты на отца наехали: «Он всю жизнь у вас на Уралмаше, почему переходит в ВИЗ?» Пришлось разруливать ситуацию.

— Каким образом?

— Президент «Уралмаша-М» договорился с Ивановым, что я поиграю в его команде. Но после сезона она развалилась, а про меня никто из ВИЗа не вспомнил. В городе был клуб «Финпромко-Альфа», я в него и перешел.

Хороший коллектив сложился, много украинцев. Мы даже выиграли Кубок России и Кубок Кубков, но потом «Альфа» тоже развалилась.

— Финал Кубка Кубков проходил на Сицилии. Это ваша первая заграничная поездка?

— Первая — в Иран за сборную. Там такой хаос на дороге творился! Разметки нет, правил — тоже, все едут, как хотят. Куча машин, автобусов, мотоциклов. Постоянные гудки, голова от них болела.

Кстати, в автобусах у них женщины сидят только сзади, а мужчины — спереди. Чтобы на женщин не смотреть.

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— Строго.  

— Мы тогда жили в номере с Сергеем Зуевым. Решили погулять по городу. Зашли в магазинчик, видим — попкорн. Ну, решили взять на доллар. Думали, сейчас небольшой пакетик дадут.

Сергей протягивает доллар, а ему — вот такой пакет (разводит руками. — Прим.) Зуй егочерез плечо повесил, мы этот попкорн дней пять ели. Представляю, если бы дали 10 долларов.

Наверное, КАМАЗ пришлось бы вызывать.

— В «Альфе» и «Синаре» вы застали Юрия Руднева. Все вспоминают его с содроганием.  

— Тяжелый человек. Когда заводится, его не остановить. Он сам потом переживает. У нас возникало много конфликтов.

Он орал, что-то доказывал. Я был молодой, поэтому легко это воспринимал: «Ну, сказал и сказал».

Сейчас, наверное, кричал бы в ответ, случались бы последствия. Но я ему благодарен.

Руднев многому меня научил, при нем я вырос как футболист. Кстати, когда он ушел в «Динамо», то звал меня с собой.

А я не хотел уезжать из города, покидать семью.

— Самые жесткие сборы были при Рудневе?

— При другом тренере в «Альфе». Приехали в Алушту и две недели бегали без мячей. Потом еще одну с мячами. За те две недели семь раз сделали Купера, от которого блюешь иногда. Задача была такая — кто в конце сбора его не пробегает, тот покидает команду.

Хотя за следующие десять лет я Купера только пару раз встречал. Кстати, в Алуште мы еще и прыжки делали.

Чего там только не было. Как будто в сборную по легкой атлетике готовились.

— Зато Бето не нагружал.

— Ха, Бето. В «Тюмени» его хвалили. И сам он любил рассказывать Козлову: «Я работаю 24 часа в сутки, я не сплю, я постоянно думаю, я постоянно смотрю».

На самом деле было по-другому. Допустим, тренировка в 11. Он за 10 минут до начала появляется в зале, снимает куртку, даже в тренерскую не заходит, не переодевается. И свистит. У него это хорошо получалось делать без свистка.

В итоге при нем мы занимались непонятно чем. Могли весь сезон играть в два касания.

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— Как это?

— Приходишь на занятие — разминка и потом полтора-два часа играешь в два касания. Три звена — кто гол пропустил, тот садится. Одна команда постоянно выигрывает, две другие в основном сидят. Одни нагружаются — остальные пешком ходят.

Или сумасшедшие сборы в Испании перед плей-офф. Приехали готовиться. Думали, что сейчас будет хорошая нагрузка. Но продолжился футбол в два касания.

Еще поразил кросс на полчаса. Бето сказал: «Кто как хочет, тот так и бежит». То есть кто хочет — бежит, кто хочет — пешком.

Примерно так сборы и прошли.

— Не жаловались президенту?

— Ну а толку жаловаться? Бето — его решение. Он выбрал тренера, значит доверяет. А мы что можем? Хотя в чемпионате при нем более-менее играли, четвертое место заняли.

Но подготовку к плей-офф провалили и сразу же вылетели.

— Мигель получше?

— Тоже, конечно, удивил. С точки зрения физики — кошмар. На сборы приехали — в первый же день дал нагрузки. Мы думали, первый день будет втягивающим, а он после самолета дал бег — с ума сойти. Я ведь только в «Дину» перешел, мне интересно было — испанские нагрузки, все дела.

Ладно, думаю, это сборы. Мы заложили фундамент, наверное, потом будем чередовать.

А мы как начали бегать в зале: тренировки по три-четыре часа.

— Серьезно?

— Допустим, игра в пятницу-субботу, мы начинаем с понедельника носиться. Но наступает пятница-суббота, и на мяч неохота смотреть. Реально эмоций нет, полная апатия. Сыграли два матча, в основном — проиграли или ничья. Мигель давал один выходной.

С понедельника начинается новый цикл — состояние супер, сил — вагон. Но снова начинаем носиться, и в пятницу-субботу опять нет сил.

Наверное, все потому, что помощник Мигеля по физике пришел вроде бы из водного поло. Мы у него спрашивали:  «Для чего это?» Он толком не мог ответить. Только повторял: «Надо, надо»

***

— Говорят, что проблема сборной, которая давно не может выиграть чемпионат Европы, — в бразильцах?

— Может быть, потому что бразильцам делают послабления. Вроде одна команда, одна обойма, но с кого-то спрос меньше. К кому-то тренер больше предъявляет претензий, кому-то — меньше. В основном — к русским больше.

Плюс смотришь со стороны и видишь, что бразильцы постоянно на поле. Считаю, если тренер вызывает 14 человек, то должен всем доверять, всем пихать, со всех требовать, а не так: «Ты — хороший, ты — плохой».

Вообще, когда в команде есть бразильцы, коллектив не может быть сплоченным. Я убежден, что они всегда считают себя сильнее, лучше. А тренер им это позволяет. Вот Руднев ко всем относился одинаково.

И бразильцы из-за этого чуть не плакали. У них уверенность сразу пропадала.

Поэтому в «Динамо», когда он начинал орать, ножки подкашивались не только у русских.

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— То есть вы против натурализации?

— Больше против, потому что если пихаешь, то надо всем, а не разделять по национальности. Понятно, что бразильцы, может быть, чуть выше в плане мастерства, но это не значит, что их надо по голове гладить.

В России есть много футболистов, можно собрать хорошую сборную из русских игроков. И на Евро эта команда выступит не хуже.

У нас есть два хороших столба, есть вратари, есть, кто больше дирижирует, кто подстраивается, кто черновую работу выполняет.

— В Россию привозили бразильцев с пляжа, которые совсем не умели играть?

– В «Синаре» как-то двое таких оказались. Наверное, их просто на улице подобрали. Они за дубль побегали и через месяц-два их домой отправили.

Был вроде бы неплохой Тадеу. Играл на позиции столба. Мощный, левоногий, цеплялся, скидывал, забивал.

Но спустя два месяца поварился в нашем футболе и стал деревянным.

— Легионеры часто деградируют?

— Да, бывали случаи. Первые матчи на эмоциях, потом сдувались — в России другие физика, скорость, требования.

— Бразильцы из «Дины» говорят, что в России странная система — меньше тренировок, но игры длятся дольше.

— Мне тоже кажется, что лучше играть спаренные матчи, но с таймом по 20 минут. Плюсов от 25 минут я не вижу.

Что сборная на Евро, что «Газпром» в Кубке УЕФА — ни у кого не было преимущества в концовках таймов. Плюс хорошо бы изменить систему плей-офф.

Финал проводить до трех побед, остальные серии — до двух. А то сейчас может произойти, что у одного финалиста накопилось 10 игр, у другого — только 6.

— Плей-офф вообще нужен? В хоккее ветераны против.

Говорят, странно, когда победа в 1,5-месячном турнире ценнее, чем в 7-месячном.

— Я за гладкий чемпионат, потому что команда проверяется на длительных дистанциях. А в случае с плей-офф, кто-то может полгода болтаться в середине таблицы, но выстрелить в ответственных матчах.

Или другой пример — когда заняла первое-второе место по ходу чемпионата, но на финише ее подкосили травмы или просто что-то не сложилось. И она вылетает, хотя восемь месяцев играла всех.

Да, возможно, плей-офф интереснее смотреть, но тяжелее держать уровень весь сезон, чем один месяц.

***

— В чем проблема «Дины», которая часто ведет в 2-3 мяча, но все равно проигрывает?

— Не хватает уверенности. Несколько раз не по делу проиграли, появилась нервозность.

Теперь, когда выигрываем в несколько мячей по ходу матча, начинается паника — на скамейке и на площадке. Никто не знает, выиграем ли.

«На уралмаше была улица: на одной стороне жили бандиты, на другой – наркоманы»

— Демократия, когда каждый может высказать на теории свое мнение, помогает команде?

— Мне кажется, из-за этого начинается хаос. Видно, что тренер к одному прислушался, ко второму, к третьему, но в итоге ничего хорошего не получается, потому что у всех разные мнения.

Я считаю, тренер должен гнуть свою линию. То, как он видит концепцию, систему.

Видимо, сначала такая демократия сглаживалась победами. Когда начались поражения, это заработало в минус.

— По составу «Дина» на каком месте в России?

— На третьем после «Динамо» и «Газпрома».

— Сергей Козлов — щедрый президент?

— После принципиальных побед может и двойные, и тройные бонусы дать.

Самый крутой пример его щедрости?

— Абрамова купил. Ха-ха-ха.

— Хорошо с Сергеем общаетесь?

— Пять лет жил с ним в одном номере. Абрам — рубаха-парень, шутник. Вспоминаю сейчас про случай про Норильске.

Отыграли, выезжать в аэропорт нужно в 4-5 утра. Мы поздно легли, а просыпаться уже через час. Я не стал спать, а он заснул.

Но разбудить его я не мог. Как только не будил, ничего не получалось.

Пришлось взять чайничек с прохладной водой и полить его – сразу вскочил.

Следите за «Диной» там, где вам удобно:

ВКонтакте

Твиттер

Фейсбук

Инстаграм

Tumblr

Автор

  • ИСК Дина

Читать о спорте еще…

Читайте также: