Область тьмы. с чем придется бороться леброну джеймсу

Область тьмы. с чем придется бороться леброну джеймсу

Есть ли лучшая завязка финала? Главный игрок, лидер команды в 6-ти показателях (очки, передачи, минуты, подборы, подборы в обороне, перехваты) заканчивает матч в четвертой четверти, повышая до миллиарда поисковый запрос слова «cramp» (судорога, спазм).

Увидите, об этом снимут документальный фильм.

Слово «cramp» еще и приводит в действие механизм разрушения «мифа ЛеБрона» о том, что его главное оружие (тело) не дает сбоев. Дает, и этот сбой не разрыв крестообразных связок и не перелом – не то, что вызывает публичное «Да, с этим действительно нельзя играть», этот сбой – судорога.

То, что может произойти с вами, пока вы читаете этот текст, но это не вынудит вас прекратить. ЛеБрона Джеймса, одного из самых физически одаренных атлетов, такая «человеческая» травма вынудила прекратить матч финала.

Был фильм с Полом Ньюманом – «Кто-то наверху любит тебя», так вот сейчас – кто-то наверху смеется.

Есть ли лучшая завязка финала?

Произойди с ЛеБроном что угодно, кроме самого земного – никто бы не говорил о выносливости и хэштеге #lebroning (который, наконец, обгонит #biber в худших хэштегах года). И не было бы тех ветряных мельниц, с которыми ЛеБрону и всему финалу придется бороться.

Даже Адам Сильвер сказал пару слов о том, что ничего не должно отвлекать от финала. Он, конечно, опять про Стерлинга, но многие подумали про уход Джеймса и техасскую систему кондиционеров.

История спазма станет «теорией заговора» еще до того, как финал завершится. В 2004 году Курт Шиллинг продолжал играть против «Янкис» с кровоточащей лодыжкой, а после «выяснилось» (кавычки воздушны), что кровь могла быть подделкой для ментальной атаки «Ред Сокс».

Заговор основан на лимите и обстоятельствах – всем том, что было в первой игре.

Спазм

Первое, с чем встретился ЛеБрон – со словами Айзейи Томаса, который, как в «Линкольне для адвоката» пресек будущие склоки: «Ни я, ни Майкл, ни любой другой баскетболист не смогли бы играть с таким спазмом».

История спазма станет «теорией заговора»

Вопрос «Что с ЛеБроном?» мучил недолго, и когда выяснилось, что это «лишь» «судорога» по ту сторону экрана многие захохотали (сам не видел, но говорят, в Кливленд плясали джигу). Ахиллес, титан, колосс на железных ногах – ЛеБрон Джеймс, акронский джаггернаут – 2 метра, 113 килограмм, «Прометей», проводящий на паркете 40 минут, выведен из строя (смешок)… судорогой.

Следующее действие – ввод хэштега #lebroning.

Сниться мне деревня.. (Мелихово, Калужская область)


«Худшая вещь, которую ты можешь делать при судороге – пытаться продолжать играть», Джефф Сатэрдэй, победитель 41-первого Супербоула, 6-кратный участник Пробоула, 200 стартов в НФЛ

Определение судороги действительно прозаично: судорога (spasmus) – внезапное непроизвольное сокращение мышц (что у Ушакова, что у Ожегова, что в Медицинском словаре). Как бы сказал Грег Хаус – это не волчанка.

Во время судорог говорят не только «жить будешь» («до свадьбы заживет»), но даже не обращают внимания. Играть можно, продолжать нужно, ведь не требуется напоминать, чем без ЛеБрона будет финал?

Фильмом «Титаник» без корабля – холодный айсберг раскалывает все подряд. Даже если Португалия потеряет Криштиано Роналду, «Пэтриотс» Тома Брэди, Ямайка Усэйна Болта – это не будет настолько обезличивающей потерей, как уход ЛеБрона в раздевалку на четверть.

Внезапное непроизвольное сокращение мышц

Медики различают несколько видов судорог в зависимости от части тела и обстоятельств (нервы, депрессия, климат… третье подходит). По словам ЛеБрона, судорога начала беспокоить задолго до матча, еще перед сном.

Перед 1-м матчем финала Джеймс не сомкнул глаз – это были кондиции, в которых он, по его же словам, «никогда не проводил матч НБА».

1

Если мы принимаем гигантизм ЛеБрона в показателях, учтем его и в полноте ущерба. Он неуязвим, он кажется недоступным для традиционных травм, но пята была и у Ахиллеса: судорога ЛеБрона, судорога любого профессионального атлета, играющего в физически контактный спорт (когда приходится лезть на Кавая и Данкана, когда твое тело раскачивается до механизма сверхчеловека) – это не судорога простого пациента.

Если мы принимаем гигантизм ЛеБрона в показателях – примем его и в полноте ущерба

Судорога спортивного орудия (которым является тело ЛеБрона) при температуре, как в Маниле – это даже не судорога футболистов, отбегавших 120 минут. Это то, с чем ты не можешь играть, так же, как с разрывом крестообразных связок, даже если это звучит «по земному».

Да, эту травму можно получить, не вставая со стула, но на профессиональном уровне, уровне финала НБА, уровне ЛеБрона Джеймса – это выводит из строя так же, как перелом.

Поэтому ЛеБрон не «мягок» и не ушел в подтрибунку, ведь «не мог там находиться». И поэтому Споэльстра был прав, когда отказал в возвращении на паркет.

Самое худшее при такой травме – попытка вернуться в игру. Будь финал НБА не серией, а матчем, Джеймс бы отбегал основное и овертайм.

И никому бы не сказал о спазме.

Майкл

Обстоятельство спазма, которое наверняка станет самым некомфортным в карьере ЛеБрона после «Решения», вновь поднимает «тень Майкла» с привязкой – а Джордан бы смог. Можно открывать рубрику, соотнося ее с каждым недочетом нынешних и будущих звезд баскетбола, название – «А Джордан бы смог».

Поэтому ЛеБрон не «мягок»

Джордан бы смог, ведь у него есть «flu game», где он разорвал «Юту» при температуре тела +38.

Джордан бы смог, ведь от идеи уйти от судороги у него бы начался новый спазм.

Джордан бы смог, потому что не смог бы показать слабость.

И Джордан бы смог остаться против «Сперс» даже с двойным спазмом мышц (и возможно он это делал, просто Айзейя не знал). Но так ли это важно?

Так ли корректно сравнение?

«Возможно, Джордан остался бы на паркете, но тогда в этом стоить винить не ЛеБрона, а его биологического отца за то, что у него в ДНК была заложена восприимчивость к спазмам», ESPN

После спазма Джеймсу придется мериться с «тенью Майкла» не только в титулах, но и в выносливости. И если в титулах он еще может набрать, битву самоотдачи наверняка проиграл.

Даже если выдаст матч «Уилта Чемберлена», где отбегает 50, наколотив 100, ему припомнят тот спазм, как человеческую слабость. А слабости ЛеБрона не принято любить так же, как слабости Майкла.

Не принято даже оставаться нейтральным.

В титулах он еще может набрать, битву самоотдачи наверняка проиграл

Но это не вопрос выносливости или титулов – это вопрос двух разных людей, с одной профессией, но разным талантом. В 1972 году Бобби Фишер отказался играть второй матч шахматного финала, потому что «ему мешали софиты от телекамер», Спасскому не мешали – у всех разное восприятие.

И то, что Майкл смог бы закончить матч со «Сперс», в отличие от ЛеБрона – это тоже, что пинта «Будвайзера», которая, возможно, опьянит его больше, чем Джеймса. Как и в соотношении титулов – это должно быть таким же иллюзорным, не на что не влияющим фактом как то, что Дикей Симпкинс выиграл больше, чем Баркли, Стоктон и Мэлоун вместе взятые.

Их физиология, как и соотношение побед – разные параллели.

«Сперс»

В одной параллели в воскресенье ЛеБрон встретится со «Сперс», и это единственный осязаемый «враг» (подбросим дровишек: если бы у Данкана свело мышцу – вероятность поражения «Сперс» была бы меньше, чем при «лебронном» спазме у «Хит»).

И даже когда на арене не будет «игрока-кондиционера», ростер «Сперс» не станет менее глубоким. Если Джеймс лидер «Хит» в шести показателях – у «Сан-Антонио» такого быть не может (минуты – Данкан, очки – Паркер, перехваты – Ману).

Джеймс понимает силу социальных медиа, он атлетический лидер информационного поколения, – от надвигающихся мифов сложно закрыться. Но он по-прежнему не должен кому-то нравиться – он должен выигрывать матчи.

Не потому, что хочет с кем-то сравняться, просто его тело, подверженное такой «земной» травме, еще и «подвержено» побеждать.

Читать о спорте еще…

Читайте также: