Потрехалов: в лиге есть симпатичные талисманы, а есть и просто несуразные животные

Потрехалов: в лиге есть симпатичные талисманы, а есть и просто несуразные животные

Белый Медведь на сегодня – наверное, все-таки лучший талисман лиги. С этим, конечно, могли бы поспорить ветеран маскотного цеха Лисенок Тимоша или новая звезда Интернета – Снеговик из Сибири.

Хотя во всех интернет-голосованиях все равно побеждает Ястреб: не потому что самый зажигательный, а потому что омский. Но сегодня – о талисмане Трактора Белом Медведе и о том, кто скрывается в его костюме.

Без него невозможно представить ни один домашний матч Трактора. Он появляется на льду раньше команд и его первым приветствует публика.

Он незаменим на матчах, хотя и не является профессиональным хоккеистом. После игры он празднует победу вместе с командой и во время рукопожатия подает свою лапу игрокам соперника.

Он популярнее некоторых игроков, аватары в соцсетях с ним – более чем у половины болельщиков.

Журналисты, стоящие после матча около пресс-центра, привыкли к тому, что лифт открывается и оттуда выходит человек в теле медведя и с головой под мышкой, поздравляет с победой или грустно улыбается в случае поражения.

Белый Медведь – это энергетическая батарейка Трактора. И даже не просто батарейка, а целая подстанция.

Если на арене Трактор раздаются аплодисменты – они необязательно посвящены игрокам. На видеокубе появляется Белый Медведь: он танцует всякие дикие танцы или залезает на перила и заграждения, чтобы поприветствовать болельщиков, или заводит трибуны всевозможными способами – пусть даже хватает попавшуюся скамейку и начинает ею лихо стучать.

На матчах команды МХЛ за ним, как за большой мохнатой нянькой, бегают десятки детей. А однажды он даже поссорился с милиционером, который мешал ему выполнять работу.

Кроме того, он был ведущим церемонии на свадьбе Евгения Кузнецова на арене Трактор.

Потрехалов: в лиге есть симпатичные талисманы, а есть и просто несуразные животные

Алексей Потрехалов, к которому уже давно приклеилось прозвище Леха-Медведь, рассказал Allhockey.ru о том, какова она – жизнь талисмана.

– Расскажи, как проходит день талисмана Трактора.

– Обычный рабочий день. Если удается, сначала тренируюсь на льду, для себя. Вечером, соответственно, игра. Я спускаюсь в фойе и начинаю там работать со зрителями.

Потом непосредственно сам матч, там я и выкладываюсь на полную. После игры, как и все хоккеисты, отдыхаю дома.

– Ты, как хоккеисты, можешь сказать, что выкладываешься на все сто процентов?

КАКОЕ ВЫ ЖИВОТНОЕ ПО ДНЮ РОЖДЕНИЯ


– Думаю, даже на 150 процентов.

– Что самое тяжелое в такой работе и самое приятное?

– Самое приятное – это когда твоя работа не оставляет равнодушных как среди детей, так и взрослых. А самое тяжелое – это надеть сам костюм и весь матч в нем отбегать, это серьезные физические нагрузки.

– Это, наверное, хороший фитнес?

– Для людей, которые хотят похудеть, – это самое то.

– Сколько весит костюм?

– Если брать его из сушки, навскидку 10-15 килограммов, хотя я его не взвешивал. К концу матча, он, конечно, раза в 2-3 тяжелее.

– В нем удобно передвигаться?

– Поначалу было неудобно, но я привыкал так, чтобы движения не сковывались. А в прошлом сезоне непосредственно под меня уже сделали костюм подходящего размера, и в нем намного удобнее.

– У тебя же сейчас две морды медведя?

– Это два разных костюма. Один – со становления арены Трактор, а второй – прошлогодний.

Новый тяжелее, но удобнее, потому что сделан для меня.

– У нового костюма лицо более добродушное, он, кажется, больше для детей.

– Так, наверное, и получилось. В старом костюме больше агрессии, но он себя потихоньку изживает.

Новый костюм – более добрый, с этим нельзя не согласиться.

– Без маски узнают?

– Редко. Но просто за годы работы на арене уже есть знакомые и друзья, кто знает, что я там, внутри.

А так я не могу сказать, что столь популярен и известен.

– Некоторые болельщики, наверное, выпить предлагают?

– Было такое в первый год. Но сейчас уже все поняли, что я не пью, что мне и так хватает собственной энергии, чтобы отработать весь матч.

– Ты же несколько раз ездил на гостевые матчи Трактора?

– Пока мне удалось посетить немного городов в России. Думаю, после Нового года этот список расширится.

Был в Казани, Магнитогорске, Екатеринбурге и Уфе. Казань очень хорошо нас встретила, там было интересно, и понравился подход людей, которые там работают.

Нам с их талисманом устроили танцевальный баттл. Он сильно расстроился, когда за меня казанские болельщики аплодировали больше, чем за него.

Мне подарили подарок, тепло проводили, не было никакой агрессии. Уфа оставила о себе не очень хорошие впечатления, начиная с того, как мы туда приехали, как встретили на арене, как загнали в сектор и никуда не выпускали.

Хорошего нечего сказать про Уфу.

В Магнитке с талисманом мы уже закадычные друзья. Если удается, он приезжает сюда, или мы посещаем Магнитогорск.

В Екатеринбурге тоже появился талисман – Лось. Там происходит становление самого талисмана, костюм только в этом году изготовлен. В нем выступают два человека: один – на льду, другой – непосредственно на арене, с ним я и познакомился – он позитивный и веселый.

Если они приедут в Челябинск, мы с удовольствием их примем и задействуем в конкурсах.

– Какой талисман КХЛ тебе больше всех нравится?

– Не буду лукавить – свой. Нет, конечно, есть симпатичные талисманы в лиге, а есть и просто несуразные какие-то животные. Это мое личное видение.

Я уже вжился в свой образ и не представляю жизнь без этого.

– Тимоша как-то размахивал курицей на матче против Авангарда. Мог бы сделать что-то такое?

– Не думаю, что он делал это со зла, просто хотел повеселить болельщиков. Я бы подошел к этому более корректно.

Все-таки, наверное, это немного оскорбительно.

– Вы с Тимошей как-то поменялись головами, чья это была идея?

– Это было на Кубке губернатора Челябинской области. Совместная идея.

Мы все обсудили, никого в известность не поставили, просто взяли и сделали.

– На одном из матчей Трактора с болельщиками ты подрался с судьей.

– Это было запланировано. В перерыве мы это обсудили – давай, повеселим людей. Все было не по-настоящему.

– Мне говорили, что на одном из таких мероприятий тогдашнего главного тренера Трактора Андрея Назарова хотели одеть в твой костюм, а он не влез.

– Вот это было бы интересно (смеется). Мне кажется, это просто кто-то пошутил и по сарафанному радио слух разнесся.

Не думаю, чтобы он на такое согласился.

– Рассказывали, что у тебя была какая-то бабушка-фанатка.

– Я уже давно ее не видел, но было дело. Она приходила и угощала шоколадками или еще чем-то. Один раз принесла маленькую бутылочку коньяка. А потом прочитала статью, в которой говорилось, что мне тогда был 21 год.

На следующем матче подошла, подарила бананы и сказала: Я не знала, что ты такой маленький. Мы этот коньяк выпили по дороге в Казань, как раз я поехал на этот выезд в свой день рождения.

После матча садишься на скамейку штрафников – это традиция?

– Просто оттуда быстрее выходить награждать игроков после матча. С одной стороны, это можно воспринимать как традицию.

Всегда в одном и том же месте.

– А если туда садится игрок?

– Приходится потесниться. Я уже не первый год так делаю, игроки нашей команды привыкли.

Не думаю, что это как-то мешает.

– А как насчет послематчевого рукопожатия, в котором ты тоже принимаешь участие.

– Я тоже приветствую команду, с которой играли. Это какой-то знак уважения.

– А как хоккеисты реагируют на то, что им жмет руку Медведь?

– Честно, не знаю. Нет, не отказываются. Нет такого, чтобы кто сказал: Вот с нами здоровается кукла.

Меня так же приветствуют, как других игроков, могут и по плечу похлопать, в этом нет ничего зазорного.

– Можно сказать, что на матчах питаешься энергией зрителей?

– Когда ты выезжаешь на лед, и 7 500 зрителей тебе аплодируют, это не может оставить равнодушным. Когда зрители заводятся, они передают свой заряд хоккеистам, и в моем случае происходит то же самое.

Это эквивалентно моей отдаче. Сколько энергии я им даю, столько они мне возвращают.

Читать о спорте еще…

Читайте также: