Рафа получает удовольствие от преодоления

Рафа получает удовольствие от преодоления

Антонио Надаль Омар (27 февраля 1961, Манакор, Майорка) с самого начала дирижировал профессиональной карьерой Рафаэля Надаля. В современном теннисе нет другого такого тренера, который был бы связан с теннисистом на протяжении такого долгого времени.

Они вместе с племянником завоевали 64 титула, 14 из которых – титулы турниров Большого шлема. Человек, который привел Рафаэля в теннис, когда ему было всего 4 года, дал экслюзивное интервью изданию «Марка плюс» о том, каков он – лучший испанский теннисист в истории.

— Как Рафаэль переживает такие длинные перерывы в игре?

Так как мы к ним более-менее привыкли, то он переносит их относительно нормально. Когда у тебя проблемы, когда ты не можешь соревноваться, у тебя появляется сильная жажда побед и ты побеждаешь, когда возвращаешься в тур – это так.

Но, конечно, ты стараешься пережить это вынужденное бездействие без потерь.

— Он тяжело переносит эти перерывы?

— Нет, правда, Рафаэль не из тех, кто склонен показывать свои эмоции. Когда он не может участвовать в соревнованиях, понятно, что это происходит из-за травм, но когда это не так, конечно, он расстраивается.

Но у него хороший характер, он умеет преодолевать сложности.

— Рафа говорит, что кроме того, чтобы войти в соревновательный ритм в ходе азиатских турниров, его текущая цель – хорошо подготовиться к турнирам в Европе. Насколько это реально?

— Вполне реально. Я видел, что он хорошо играет. И именно с этой мыслью мы приехали в Азию.

Он знает, что его ожидают сложные турниры, на которых он редко хорошо выступал в прошлом. Но ему нужно по меньшей мере постараться набрать форму.

Конечно, одно дело — возвращаться в тур после травмы на грунтовых турнирах, а другое – на хардовых, которые для него и без того представляют некоторые сложности. Поэтому сейчас для нас первоочередная задача была как следует потренироваться, вернуться к соревнованиями с сильными игроками, и пока все идет хорошо.

— Каков Рафаэль в повседневной жизни? Мы-то всегда видим его на турнирах, какой он сосредоточенный.

— Он обычный человек. Если бы он не играл, и вы бы увидели его в Манакоре, вы бы решили, что он самый обычный человек. В повседневной жизни он тоже совершенно обычный.

Хороший человек. Для него очень важны семья и друзья.

— Это качество далеко от спортивного таланта.

Мне всегда казалось важным быть именно хорошим человеком. И Рафаэль- хороший человек.

— Ну, не может же у него не быть недостатков.

— Как у любого человека. Он иногда бывает неорганизованным, иногда слишком мнительным.

Удовольствие. Как получать удовольствие от жизни


— После того, в скольких турнирах он победил, сколько турниров он выиграл не единожды, что его мотивирует?

— После того, сколько Рафаэль выиграл, учитывая все те проблемы, которые сопровождали его на протяжении карьеры, зачем продолжать играть? Ради себя, ради своего удовольствия. Дело не в спортивном успехе, не в трофеях, не в деньгах, а в удовольствии.

Рафаэль всего этого достиг, потому что тренируется именно для этого. Он находит удовольствие в преодолении.

Чем больше ему приходится преодолевать, тем больше радости ему приносят турниры, игра и его достижения.

— Для того, чтобы столького достичь, нужно быть особенным человеком?

— Я не считаю своего племянника особенным. С какой стати?

Я рассуждаю логически и считаю, что люди во всем мире, ну, или почти все люди нормальны. Просто есть люди, у кого есть способности в том, что они делают, а другие проявляют способности в другом: они умеют работать.

Как сказал Пикассо: «вдохновение приходит ко мне тогда, когда я работаю». Другого варианта нет, только работа.

— Как Вы думаете, из Рафаэля получился бы хороший тренер?

— Думаю, в его жизни достаточно тенниса. Он знает, что нужно для того, чтобы выиграть, знает, что он ощущал в моменты триумфа своей карьеры.

Он обладает большим опытом различных ситуаций, и это очень полезный багаж для тренера. Но одного ему не хватает. Обычно у людей, которые были очень успешны в своей карьере, есть другая сложность. Они уже многого достигли.

А для большинства людей все куда сложнее. Нужно уметь концентрироваться, чтобы попасть по мячу в нужный момент и принять нужное решение.

И этого ему, возможно, не хватило бы *чтобы научить. Но тот опыт, который у него есть, конечно, ему бы пригодился.

— Он никогда не говорил о том, что в будущем хотел бы заниматься тренерской работой?

— Нет. Думаю, что у него нет таких планов. Думаю, что после окончания карьеры он выберет другой путь.

— Вы как-то сказали, что если Вы будете заниматься тренерской работой после того, как Рафаэль закончит карьеру, то будете тренировать молодых теннисистов.

— Да. Потому что я исхожу из того, что мне будет легче работать с молодыми теннисистами, чем с теми, кто уже состоялся как игрок. Я всегда придавал большое значение воспитанию, причем во всех сферах жизни.

На мой взгляд, это основное, потому что с хорошо воспитанным человеком проще достичь успехов. С не очень хорошо воспитанными людьми это сделать сложнее. Когда ты работаешь с уже взрослыми игроками, ты мало чего их можешь научить.

Возможно, можно научить кого-то спокойствию, иногда можно еще как-то помочь. Но мне хотелось бы работать именно над воспитанием, начальным обучением.

— На сегодняшний день, учитывая, как много появилось вещей, которые нас отвлекают, как Вы считаете, стало ли молодым игрокам сложнее реализовывать свой талант?

— Все зависит от конкретного игрока. В конце концов самое важное – это иметь честолюбивые цели.

Чтобы тебе нравилось то, чем ты занимаешься. Если игрок не ставит себе целью хорошо играть, побеждать, выделяться, то какое-то время он продержится, но рано или поздно он потерпит поражение. Если игрок не ставит себе честолюбивых целей, то тут мало что можно сделать.

Но если у тебя есть эта цель, то ни видеоигры, ни интернет и прочее не смогут сбить тебя с пути. Возможно, однажды ты немного отвлечешься, но не критично, потому что ты знаешь, чего ты хочешь добиться.

Для того, чтобы достичь успеха, нужно любить то, чем занимаешься. Если ты не любишь то, что делаешь, естественно, ты будешь отвлекаться на другие вещи.

— Кстати, о честолюбии. Приходилось ли тебе видеть, что Рафаэль хотел выбросить белый флаг?

— Нет. У нас были сложные моменты. В периоды травм, когда дела идут не лучшим образом, бывало и так, что тебе казалось, все идет под откос. И это естестественно. Но я никогда не видел такого у Рафаэля.

Во всяком случае он никогда мне этого не показывал. Мне кажется, что Рафаэль научился находить удовольствие в сложностях.

Ему повезло, что все те усилия, которые ему пришлось прикладывать в жизни, окупаются ему сторицей.

— Надаль и Джокович. Их соперничество позволяет им совершенствоваться?

— (Длинная пауза). Они совершенствую свою игру, потому что их соперничество требует от них играть на пределе возможного.

Вспомнить турниры 2013 года в Монреале и в США, Рафаэлю пришлось дойти до предела своих возможностей. Это вынуждает показывать очень высокий уровень тенниса.

С другой стороны, если бы не такие соперники, нам бы удалось выиграть куда больше турниров. И мы бы полагали себя сильнее, чем есть на самом деле.

— Как Вы оцениваете сезон Роджера Федерера? Он Вас удивил?

— Да, он меня удивил. Во-первых, потому что прошлый год у него был сложный, он потерпел несколько неожиданных поражений.

Конечно, все знают о масштабе Федерера и его игры. Но казалось бы, что после того, сколько всего он повыиграл, все равно расстраиваешься, если не можешь выиграть в турнире Большого шлема. Я считал, что такова реальность. Но все оказалось по-другому.

Он сыграл в полуфинале в Австралии, в полуфинале США и в финале Уимблдона, причем был близок к победе. Федерер показал, почему он, возможно, является лучшим теннисистом в истории спорта.

Годы идут, а он продолжает играть на очень высоком уровне.

После побед Вавринки и Чилича в турнирах Большого шлема заговорили о смене поколений.

— Думаю, что да, можно об этом говорить. С одной стороны, Чилич, Нишикори, Димитров, Раонич совершенствуют свою игру, с другой, остальные не выдерживают каждодневного напряжения, в результате положение в туре в этом году изменилось.

Начиная с Открытого чемпионата Австралии в 2005 году в финалах турниров Большого шлема играли Джокович, Федерер и Рафаэль – как минимум, один из этой тройки. Многие годы они продержались на вершине, выигрывая большинство турниров серии Мастерс 1000, турниров Большого шлема…

А сейчас все меняется. Посмотрим, продлится ли такая ситуация.

Из-за возраста, из-за усталости на смену тем теннисистам, которые оставались на вершине столько лет, приходит новое поколение. Когда Чилич первый раз пробился, мы думали, что он всегда уже будет на первых ролях.

То же самое касается и Димитрова. Дель Потро – тоже один из тех игроков, которые претендуют на первенство: если ему удастся быстро набрать форму после травмы, он тоже сможет выигрывать турниры Большого шлема.

Теперь первенство будут делить между собой не три игрока, а куда больше.

— Как Вы себя ощущаете после той бури, которая поднялась вокруг Ваших слов о капитане команды Испании в Кубке Дэвиса.

— Я немного знаком с тем обществом, в котором мы живем. Мы живем в мире, в котором пытаются устроить скандал, где его нет. В мире, где нужно быть очень осторожным, чтобы не дай бог не сболтнуть лишнего, ничего, что может кого-то обидеть.

Моя совесть чиста: я ни в коем случае не хотел никого обидеть. И я никоим образом не делал заявлений, которые можно было бы интерпретировать как шовинистические. Я просто ограничился тем, что констатировал факты.

В конце концов если человек хочет сказать, что думает, он делает то, что считает нужным. Моя совесть чиста.

Я знаю себя, знаю, что я сказал, и я отвечаю за себя, а не за то, что слышат в моих словах. Я отвечаю за то, что я говорю, а не за то, что мне вменяют или же за злокозненные интерпретации моих слов.

Для меня самое неприятное в том, что, на мой взгляд, именно поступок президента, который повел себя довольно странно, должен был привлечь к себе внимание. Публичные личности, на мой взгляд, должны быть очень аккуратными в высказываниях и вести себя соответственно.

Во всяком случае я это так понимаю. И возвращаясь к тому, что я сказал. Я желаю Гала Леон удачи. Я ничего не имел против того, когда ее выбрали спортивным директором, потому что на этой должности не имеет значения, выигрывал ли ты турниры или нет.

Дело в других качествах, которыми Гала Леон несомненно обладает, и я согласен с выбором президента Федерации, что Гала Леон подходит на должность спортивного директора. Однако в другой сфере президенту бы стоило тоже найти более подходящую кандидатуру на пост капитана, будь то женщина или мужчина, достойную кандидатуру. Не более того.Перевод с испанского

Читать о спорте еще…

Читайте также: