Рулик: скептики меня не раздражают

Рулик: скептики меня не раздражают

Главный тренер словацкого Лева Радим Рулик рассказал корреспонденту AllHockey.Ru о причинах тяжелого старта его команды и сообщил, что никакой трагедии в этом не видит.

Лев должен стать конкурентоспособным

— Господин Рулик, ваши подопечные провели 18 матчей в КХЛ. Что скажите об игре команды?

— У нас были и хорошие и плохие встречи, но после месяца в КХЛ, все же считаю, что мы стартовали неплохо. Лев – это новая команда, которой нужно адаптироваться ко всему. Кстати, уже после пяти матчей за нами числились две победы, а потом и еще четыре.

Так что, в целом ставлю оценку хорошо.

— Не хочется никого обидеть, но думаю от Льва и не ожидали громкого прихода в КХЛ. Как Вы сами отметили – на вашем счету лишь шесть побед.

Причины трудного старта назовете?

— За очень короткое время мы собрали новую команду, в которой по пальцам одной руки можно пересчитать людей, имевших КХЛовский опыт – это раз. Потом у нас было слишком мало времени на сплочение команды – это два.

Дома, в Попраде, мы играем на канадском поле, в межсезонье провели на нем только один спарринг с российским ЦСКА – это три. Шесть побед из 18 игр – не так уж и плохо, согласитесь.

Посмотрим, что будет дальше.

— Наверняка не раз думали об ахиллесовых пятах Льва?

— Да, работать надо по всем направлениям: атака, оборона, большинство и меньшинство. В том числе не забываем и о дисциплине игроков: у нас слишком много удалений за матч.

Плюс ребятам надо адаптироваться к тому, что игры идут через день, постоянные перелеты выбивают из колеи. Мы приезжаем в города, где разница по времени составляет до четырех часов, а скоро нас ждет вояж в Хабаровск, Сибирь.

Не сладко придется парням.

— Руководство, а также спонсоры клуба, ясное дело, ожидают от ваших подопечных большего. А какую вы ставите перед собой цель?

10 most annoying sounds in the world


— Как и все, мы бы хотели попасть в плей-офф. Но не стоит драматизировать ситуацию, команда строится на годы вперед, не на один сезон.

В этом и есть смысл проекта. Наивно полагать, что нам, новичку Западной конференции, по силам в первый же год на равных биться с теми, кто в КХЛ 3-4 года.

Мы ставим задачу сделать команду конкурентоспособной.

— Вы уже увидели в деле с десяток соперников, какой из них вас особо удивил и почему?

— Я думаю, Югра. Это был наш второй матч в КХЛ.

Ханты-мансийцы первыми забросили шайбу, но мы все еще надеялись, что сможем наверстать. Но Югра сыграла очень здорово и в обороне и контратаки у них были выше всяких похвал, поэтому собственно они и взяли верх.

Никто не был уверен, что у них такая хорошая система в контратаках.

— Можете выделить самый лучший и самый неудачный матч на данном этапе?

— Самый худший – несомненно, недавний матч с ЦСКА, где нас разгромили с катастрофическим счетом 6:1. А лучшие – все те, где одолели соперника мы: московское Динамо, новокузнецкий Метталург, рижское Динамо на выезде.

— Когда в команду, а, следовательно, и в вас, как тренера, не верят, это удручает?

— Есть люди, которые не верят в эту команду. Они прочитали, какие у нас игроки, знают, что их нет в сборных Чехии, США, Канады, Швеции и считают, что это плохая команда.

Но я вижу, что ребята могут неплохо играть, что и делают. Меня этот скептицизм абсолютно не выводит из себя, я над этим даже не заморачиваюсь.

— По прошествии месяца, уже смотрите на игроков по-другому. Нет ли у тренерского штаба мыслей усилить Лев на какой-либо позиции?

— Подобными вопросами, полагаю, правильней задаваться по результатам сезона, тогда и будет видно, кто преуспел, кто способен играть в КХЛ, а для кого это непосильная ноша. Не правильно сейчас что-то требовать от игроков, ведь, как уже говорил, для них это новый опыт.

Кто не покажет должного мастерства, хорошей психологической подготовки – найдем замену.

Работа мечты? Сезон покажет

— Вы стояли буквально у истоков Льва, построив команду, которая способно сражаться в КХЛ. Чувствуете себя первопроходцем?

— Нет, такое чувство мне не знакомо. Действительно, это была новая ситуация в моей профессиональной карьере, я никогда не приходил в команду, где надо было начинать с нуля.

Да, мы это сделали, но каким-то особенным себя не считаю.

— Что для вас было самым трудным при создании команды и как оцениваете результат?

Труднее всего было подыскать достойных ребят и уладить с ними все вопросы в течение месяца. Доволен ли я? Да никакой тренер никогда не доволен своей работой на 100 процентов.

Всегда есть над чем работать.

— Большую часть карьеры вы работали ассистентом тренера на клубном уровне и в национальной сборной (U20). Как главный тренер были у руля команд Карловы Вары, Зноймо и Хомутов.

Сейчас – это лучшая работа в вашей карьере?

-Каверзный вопрос, однако. Думаю, опять же сезон все расставит по своим местам.

Это интересная работа на новом уровне. Не могу сказать, был ли это шаг вперед или назад, не хочется спекулировать на эту тему.

Да, это шаг, но я никогда не задумывался, плохой он или хороший, и в каком направлении.

— Хорошо, спрошу иначе. Вы начали свою тренерскую карьеру в 20 лет, можете сказать, что ваша мечта, наконец, осуществилась?

— Бесспорно, каждый игрок, каждый тренер имеет свои мечты, желания. Моя мечта – работать в хоккее.

И поскольку, я столько лет предан этой профессии, имел возможность работать с высококлассными спортсменами, то, конечно же, она исполнилась.

— Интересно, а как бы вы себя охарактеризовали как тренера?

— Как главный тренер я действительно требовательный, но демократичный. У нас нет никаких запретов в команде. Считаю, мои подопечные – это профессионалы, которые знают как себя вести, знают, что можно, а чего нельзя.

Запреты к хорошему не приводят: если игрок захочет что-то сделать, все равно сделает, да так, что никто и не узнает.

— А в чем тогда заключается требовательность?

— В том, чтобы хоккеист выкладывался во время игры, во время тренировки на полную катушку. Мне очень импонирует английская футбольная премьер-лига и НХЛ – пример того, как надо отдаваться спорту полностью.

Потому-то народ и ходит на их матчи целыми стадионами, это великолепное представление, смотреть на невероятный профессионализм игроков и тренеров.

— Ваш коллега Милош Ржига очень эмоционален во время матчей, а вы держите себя в руках?

— Все зависит от ситуации. Например, когда играли с ЦСКА, удивительно, но я не кричал. Игра пошла наперекосяк с самого начала, и это надо было признать. Когда пять человек играют отменно, а другие из рук вон плохо, повысить голос уместно.

Если вся команда играет безобразно, крик бесполезен. Когда приходится прикрикнуть?

Если чувствую, что хоккеист способен на большее, но по какой-то причине не выкладывается, тогда встряска просто необходима.

Пою песни под гитару

— Многие спортсмены жутко суеверны, любопытно, а тренеры?

— Что вы, ничем подобным голову себе не забиваю. Да и мои коллеги тоже. Во время работы в Омске заметил, что игроки в России, действительно, массово верят в приметы.

Ничего зазорного в этом не вижу.

— В КХЛ несколько чешских специалистов, один из них – ваш приятель Марек Сикора, наставник минского Динамо.

— Да, мы с Мареком постоянно поддерживаем связь. Уже и не припомню, сколько лет длится наше знакомство: начинали в Карловых Варах, затем работали в Плзни, потом снова в Варах.

Он очень хороший специалист. Знаю ли я слабые стороны минского Динамо? По правде, у Сикоры таких нет.

— За чешским чемпионатом продолжаете следить?

— Совсем чуть-чуть, преимущественно за теми клубами, где раньше работал. Не спрашивайте, любимой команды нет, никогда не чувствовал себя фанатом. НХЛ – другое дело.

В последние годы мне импонирует игра Детройта. Если бы был на матче, переживал бы за них.

— Господин Рулик, у вас любовь еще большая, чем хоккей?

— Да, это моя жена, мои дети.

— Вообще-то я имел в виду какое-то увлечение, хобби?

— Ах, об этом. Летом – велосипед, зимой – лыжи. Еще мое хобби – музыка. Нравится чешский фолк – Карел Крил, Яромир Ногавица, другие барды.

К слову, не только слушаю, но иногда и сам берусь за гитару.

— Расскажите о своей семье.

— В следующем году с супругой отметим 25-летие совместной жизни. У нас двое детей: дочь – студентка университета, а 15-летний сын – хоккеист, защитник в ХК Энергия (Карловы Вары).

Адам пока еще в младшей группе.

— Выбор амплуа для сына – ваше решение?

— Это был мой совет. Я считаю, что роль защитника куда тяжелее, чем форвард.

К тому же, убежден: средний защитник может сделать хорошую карьеру, средний нападающий – никогда!

Читать о спорте еще…