Семёнов: задача \»динамо\» — первое место в кхл!

Семёнов: задача \"динамо\" - первое место в кхл!'динамо\' - первое место в кхл! 'динамо\' - первое место в кхл!

В интервью корреспонденту AllHockey.Ru защитник-гренадер Алексей Семёнов, своими габаритами вызывающий ужас у соперников, рассказал о своём новом клубе — московском \Динамо\, а также поведал о жизни вне спорта…

В полной экипировке и боевой бело-голубой раскраске защитник Алексей Семёнов может вызвать ужас у соперника одним своим видом. Вне льда Алексей оказался очень приятным и общительным человеком, поэтому без каких-либо вопросов согласился побеседовать с корреспондентом AllHockey.Ru.

Напомним, что в стане \Динамо\ Алексей Семёнов появился уже по ходу этого сезона. После того, как он по семейным обстоятельствам не смог продолжить карьеру за океаном в \Нью-Йорк Рейнджерс\, защитник подписал двухлетнее соглашение с московским клубом.

О проблемах мы решили не говорить, а побеседовали о \Динамо\, о хоккее и жизни вне спорта.

— Давайте начнём с самого очевидного: Вы один из самых габаритных игроков в лиге. Как на Ваш взгляд, такие габариты — это плюс или, скорее, минус?

— Это, конечно же, плюс для того, кто умеет кататься и, соответственно, мобилен. В этой лиге на больших площадках без хорошего катания очень тяжело. Слава богу, что в детстве меня научили хорошо кататься.

Это очень большой плюс для меня и минус для нападающих, которые против меня играют. Такие габариты защитнику помогают. Вот если бы я был нападающим, сменил амплуа, то всё было бы по-другому, сложнее.

Мне кажется, что нападающие должны быть более юркими и быстрыми, поменьше ростом. А вот защитник должен быть большой, габаритный, чтобы было не проехать мимо него, чтобы у него были силы остановить любого, пусть даже такого же габаритного соперника.

— И всё же, есть ли в этом какие-то минусы?

— Честно говоря, я минусов не вижу. Меня всё устраивает. Это моё мнение (улыбается).

— В \Динамо\ Вы не с начала сезона. Как проходила адаптация в команде?

— В команде-то адаптация проходила легко, никаких проблем не было. А вот к российскому хоккею, к российскому бытию в целом… Всё-таки давно я уехал в Америку, в России играл очень мало, поэтому было несколько сложно.

Не сказать, что российский хоккей был для меня чем-то новым, но пришлось потратить определённое время на адаптацию, перестроить несколько свою игру. Так что первое время было тяжело адаптироваться.

Спасибо ребятам, что где-то помогали, подсказывали.

Максим Пестушко: \


— Находясь в команде, Вы, кончено, общаетесь со всеми игроками. Но, может быть, с кем-то больше и лучше?

— Действительно, я общаюсь со всеми. Наверное, можно сказать, что дольше и лучше знаю Алексея Житника, Данилу Маркова, Дениса Денисова, с которым мы еще давно играли вместе по одному году.

— Такая прямо группа защитников получается.

— Да, это точно (улыбается). А я сразу и не обратил внимания на это. А вообще, общаюсь со всеми.

Все ребята очень хорошие, дружелюбные, как одна семья.

— Вы говорите, что давно не играли в России. Что-то изменилось, есть подвижки в лучшую сторону?

— Конечно! Могу сказать, что КХЛ в гору идёт с каждым днём. Меня это очень радует.

Команды в лиге играют на высоком уровне. Многие команды можно сравнить с командами НХЛ. Например, \Динамо\.

Я практически никогда не видел такого обращения, таких условий, базы такого уровня. Конечно, и в \Сан-Хосе\, и в \Рейнджерс\ базы очень хорошие, но динамовская — одна из лучших из тех, что я видел.

Здесь всё организовано на самом высшем уровне, мало где условия могут сравниться с этими. Тем более, что в Москве жизнь такая, что в командах есть деньги, люди любят хоккей и ходят на хоккей.

Я был удивлен, когда приехал, и на мою первую игру со СКА билетов практически не было. Меня это очень удивило, потому что до приезда я слышал, что с посещаемостью очень тяжёлая ситуация.

А потом мы поехали в Питер и там вообще было билетов не достать! Там независимо от соперника народ ходит на хоккей, и это очень радует.

Болельщики сильно помогают. Так что КХЛ очень сильно продвигается.

— Другими словами, по прошествии этого времени Вы не жалеете, что перебрались в московское \Динамо\?

— Нет, нисколько об этом не жалею. Команда классная, организация шикарная. Может, я был несколько удивлен этим, но ни разу не пожалел, что приехал сюда. А в данный момент перед нами поставлены очень большие задачи.

И, я думаю, они выполнимы, так что будем их выполнять, решать. Так что для нас — минимум первое место в КХЛ! (улыбается).

— Вы достаточно рано уехали за океан играть в юниорских лигах. Что повлияло на ваше решение перебраться туда в таком возрасте?

— Мне кажется, это было связано со стилем игры. Когда я уехал в юниорскую лигу, прочувствовал тот стиль игры, то понял, что это моё. Потом ещё в НХЛ поиграл.

Всё-таки тот стиль сильно отличается от российского. На тот момент тот стиль был мне ближе, роднее.

Приехал сюда и понял, что тут уровень очень сильно тоже возрос. Некоторые ребята даже удивляют, я таких игроков даже в НХЛ не видел.

— У нас сейчас очень многие молодые ребята стремятся уехать играть в заокеанские юниорские лиги. Вы там поиграли, можете сказать, что же в них такого привлекательного?

— Я так думаю, что процентов 60 ребят из юниорских лиг потом попадают в НХЛ. Это конечно же, моя субъективная оценка. Всё-таки больше скаутов, больше генеральных менеджеров ходят на юниорские игры, смотрят игроков, чтобы потом задрафтовать и потом с ними работать.

Тяжело приезжать для этого в Россию. Там же все игроки как на ладони, все рядом, близко. Всего пару часов перелета и можно вживую понаблюдать за игроком, поговорить с ним, подготовить его к будущему.

А тут всё сложнее. Не могут генеральные менеджеры и скауты прилетать за 10-12 часов в Россию, оставаться тут надолго, чтобы следить и общаться с игроками.

Поэтому из юниорских лиг Северной Америки в НХЛ попадают больше игроков. Вот за этим туда ребята и едут.

— Вы сами поиграли и в юниорской лиге, потом в разных командах НХЛ и АХЛ, в том числе в не самых хоккейных регионах, таких как Калифорния, например.

— Ещё Флорида, Майами нехоккейный регион. Конечно, когда меня поменяли из \Эдмонтона\ во \Флориду\ я расстроился, потому что не был там никогда и ничего о \Флориде\ не знал. Для меня это было небольшим шоком.

И когда я приехал туда, то первые недели две-три адаптация была ужасная. Я не мог дышать, потому что влажность была запредельная, было очень жарко.

Я к этому не привык, потому что мотался до этого по северным городам постоянно. Но после двух недель, когда прошла адаптация, и я привык к жаре и влажности, мне Флорида очень понравилась. Калифорния, конечно, по климату ближе к Москве.

Я имею в виду летом, потому что там утром и вечером прохладно, а жарко только днём. А зимой там потеплее, примерно +10. Вообще все мои три НХЛ-овских города были совершенно разными.

В Эдмонтоне климат суровый, было дело и до -40 доходило, в Майами до +40, а Сан-Хосе оказался нейтральным.

— А отношение болельщиков различалось?

— В Эдмонтоне было просто нереально! По 20-25 тысяч человек на арене, все кричат, за хоккей болеют. Куда бы ты ни пошёл, все тебя узнают, знают кто ты. Это, конечно же, очень приятно.

В Майами с этим было посложнее, потому что там хоккей не так сильно развит как в Канаде. Ещё я был сильно удивлён, когда приехал в Сан-Хосе.

Там кроме хоккея почти ничего нет, поэтому народ живёт хоккеем. Каждую игру полные стадионы.

Как и в Эдмонтоне очень многие узнавали, что тоже очень приятно. Люди там ходят на хоккей, любят его, живут им.

— Если не ошибаюсь, Вы сами из Мурманска. Тоже не самый хоккейный город в нашей стране.

Как же Вы в хоккей попали?

— Почему же нехоккейный? Очень даже хоккейный! По крайней мере, раньше был таковым. И многие хоккеисты хорошие там воспитывались. Может быть, сейчас обороты сбавили, стало сложно, лет 10 назад всё начало затихать.

Но там есть хоккеисты, есть команды, мой первый тренер Валерий Фёдорович Ануфриев до сих пор там тренирует, но такого ажиотажа как раньше, конечно же, нет. Раньше всё это было глобально, люди к хоккею относились очень уважительно. Не знаю, как там сейчас.

К сожалению, давно там не был, но собираюсь как-нибудь съездить, навестить.

— Знаю, что раньше у Вас было прозвище \Русский танк\. Довольно много времени прошло, \танк\ всё ещё остался или нет?

— Это больше было в юниорской лиге, когда я \крошил\ народ (смеётся). Из-за этого так и назвали. Площадки были маленькие, хоккей был открытый, поэтому легче было поймать игроков на противоходе или у борта.

В НХЛ с этим было куда сложнее, потому что там все профессионалы, всё видят и смотрят куда едут, кто едет на них. В юниорской же лиге ребята молодые, неопытные, голову довольно часто опускали.

— И Вы карали их за эти ошибки?

— Да, бывало и карали (улыбается). Поэтому танком и называли. Потом это всё несколько изменилось.

Не сказать, что осталось в прошлом, я продолжаю играть жёстко, но больше не слышал, чтобы меня так называли.

— Понятно, что для защитника количество очков не на первом месте, но всё же. Вы недавно забросили свою первую шайбу за \Динамо\, на Рождество.

Какие были эмоции?

— Эмоции? Меня все ребята в команде спрашивали: \Почему ты без эмоций? Ты же первую шайбу забросил!\. Я когда забил шайбу, просто развернулся и поехал к скамейке, вроде без эмоций.

На самом деле, просто сдержался. Конечно, я очень радовался. Первая шайба в \Динамо\ — почётная шайба и, я думаю, она не последняя.

Просто до этого как-то не везло мне до этого. Я и до этого пытался забить, но тут как-то прорвало, получилось. Так что эмоции я сдержал, почти вся команда удивлялась, почему я без эмоций.

А они на самом деле были внутри (улыбается).

— А в жизни вы тоже предпочитаете сдерживать эмоции?

— Нет, в жизни я обычно все свои эмоции выплескиваю сразу. Не знаю, почему решил в этот раз сдержаться.

Но в душе я радовался очень сильно.

— Как устроились в Москве? С семьей своей?

— Да, с семьей. С женой и двумя детишками. Устроились мы хорошо. Мы и до этого часто приезжали в Москву, к друзьям и просто посмотреть город.

Так что не в первый раз. Как всегда, правда, наш \любимый\ трафик немного сковывает, но ничего, привыкаем потихоньку.

Москва очень хороший город, столица нашей Родины. Питер ещё очень нравится.

— Чем в свободное время занимаетесь? Понятно, что у профессионального спортсмена его не так много, но когда выдается свободная минутка, как её тратите?

— С детьми стараюсь проводить больше времени, с семьей. Стараемся с ними выходить, как говорится в свет. Ходим в кинотеатры, в театры, музеи.

Так что окультуриваемся понемногу (улыбается). В общем, тихо, спокойно, без особых замыслов.

— Несколько странно звучит, что в неспокойной и суетливой Москве вы тихо и спокойно время проводите.

— Честно признаться, раньше, когда я приезжал, всё было очень не тихо и не спокойно (смеётся). А сейчас, может потому что семьей обзавёлся, всё это ушло даже не на второй, а на десятый план.

Семья — это первое, о чём я думаю. Да и в Москве, кроме всего веселья буйного, много чего есть. Например, есть очень красивые театры с прекрасными постановками. Стараемся ходить туда.

Очень любим театр. Чем больше мы в этом году раз сходим на какой-нибудь спектакль, тем лучше.

В Питере мы ходили, а в Москве театров очень много, все их, конечно, не обойдешь, но постараемся по максимуму выполнить программу.

Читать о спорте еще…

Читайте также: