Ставка на иноходца

Ставка на иноходца

Ночное рандеву

Никто не спорит, что Бьорндален в этой гонке бежал быстрее и стрелял лучше Максима. Но факт остается фактом: 11-кратный на тот момент чемпион мира нарушил правила прохождения дистанции.

Он срезал кусок трассы. Норвежец не сориентировался в разметке и миновал небольшое заграждение не с той стороны, с которой предписывалось маршрутом. По данным из некоторых источников, Бьорндален сэкономил на этом около 13 метров.

Как и последовавшие за ним еще 11 биатлонистов из Австрии, Германии, Франции, Норвегии, США, Словении и Украины. Впрочем, ни количество этих «иноходцев», ни время, которое они выгадали своим маневром с точки зрения правил, совершенно не важны.

Важно вот что: «срезали» дорожку — до свидания!

Пункт «К» параграфа «5,5» дисциплинарного регламента Международного союза биатлонистов (IBU) четко предписывает: «Любое отклонение от траектории, ограниченной разметкой, или движение по трассе в неправильном направлении, способствующее более быстрому прохождению дистанции, влекут за собой дисквалификацию спортсмена». Если бы речь шла не о Бьорндалене и не об историческом рекордном достижении (завоевав этот титул, норвежец становился первым в истории 12кратным чемпионом мира), такое решение было бы принято незамедлительно.

Собственно, оно и было изначально принято. Оле Эйнару накинули на результат минуту, и в итоге победителем стал Чудов.

Однако на фоне антироссийской истерии после нашумевшего случая с допингом IBU буквально костьми лег, чтобы не допустить триумфа нашего спортсмена. В дело вмешался лично президент Международного союза Андреас Бессеберг, кстати, норвежец по национальности.

Онто и выдавил из подчиненных «нужный» вердикт. К результату Бьорндалена и других нарушителей прибавили не минуту, а 30 секунд, и все остались на прежних местах…

Ночью, накануне дня отдыха биатлонистов, Оле Эйнар пришел в гостиничный номер, где проживает Максим Чудов. Их разговор продолжался полтора часа.

Содержание беседы ни один, ни другой не раскрывают. Как скупо подчеркнул в интервью сам Чудов, каждый из них двоих остался при своем мнении. И добавил:

— Если откровенно, я вообще не думаю об этой золотой медали. Мне моя серебряная, честно заработанная, гораздо дороже. Я понимаю: Бьорндален — великий спортсмен, пятикратный олимпийский чемпион.

Но обидно, что когото наказывают, а когото прощают.

Основной инстинкт

— Вы, Максим, достойно отреагировали на ситуацию, вызванную решением апелляционного жюри по результатам гонки преследования. Как считаете, оно продиктовано особым пиететом по отношению к Бьорндалену или предвзятостью к России?

— Наверное, и тем и другим. Так уж все совпало.

Не секрет, что в нашем виде спорта ряд стран имеет возможность диктовать свои условия. Тем не менее я абсолютно убежден, что, когда мы выходим на старт, все должны быть равны. Как ни крути, в биатлоне мы все одна семья.

И в этой семье нужно уважать друг друга.

— Скажите, а на трассе у вас есть принципиальные соперники?

— Так, чтобы по именам, — нет. В гонке меня заводит любая спина впереди. Я вижу соперника, изо всех сил стараюсь его догнать — такой у меня главный импульс.

Можно сказать, основной инстинкт.

— А вообще вы какие гонки предпочитаете?

— Автомобильные! Шучу. В биатлоне я люблю контактные гонки — преследование, массстарт, эстафету.

В них больше интриги, эмоции порой через край. Вот же он, твой конкурент, — достань его.

Ну или убеги — это уже по ситуации.


Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Читать о спорте еще…

Читайте также: