Тихонов-младший: раньше играл за себя, за фамилию, а с рождением ребенка уже другая мотивация

Тихонов-младший: раньше играл за себя, за фамилию, а с рождением ребенка уже другая мотивация

Игорь Новиков, автор блога Дверь на веранду на Allhockey.ru, провел вдохновенную беседу с нападающим СКА Виктором Тихоновым: про питерский клуб, тренировочные лагеря НХЛ, развлечения на досуге и семейную хоккейную династию.

Хотя слово позитив иногда имеет свойство коробить слух, все-таки у него есть свое уникально простое значение. И это значение целиком и полностью реализует в себе Виктор Тихонов. Прошлой весной внук легенды фактически уходил из СКА и этот год уже точно начинал бы в Финиксе.

Но НХЛ и профсоюз игроков не договорились, сезон отсрочили, а Тихонов, недолго думая, просто не захотел ждать, когда за океаном договорятся, и подписал контракт со СКА опять до весны. С новыми переменами в жизни Виктору нужна стабильность.

– Что-нибудь изменилось в СКА за то лето, что вас здесь не было? Помимо состава, конечно.

– Сложно сказать. В принципе, все то же. Тот же Ржига, те же задачи, те же требования. Только, наверное, поддержка стала еще лучше. Ледовый на каждый матч аншлаги собирает, это очень приятно.

Автобусы в городе запустили с нашим логотипом, магазин новый открыли. Развивается команда.

Такими темпами СКА скоро и Зенит обставит…

– (Смеется) Будем стараться.

Виктор много и часто улыбается. Это его та первая черта, которую обязательно приметит любой собеседник.

Но улыбка Тихонова – не легкая беззаботность, а просто та веселость и хорошее настроение, с которыми Виктор, очевидно, не расстается никогда. Это располагает.

– Вас, кстати, недавно перевели с края в центр.

– Да я всю карьеру то там, то здесь. Для меня это нормально, первые игры еще привыкал, но сейчас все уже здорово.

ЛАБКОВСКИЙ — ПОЧЕМУ МЫ СТЕСНЯЕМСЯ ВОЗРАСТА И СВОЕЙ ВНЕШНОСТИ


– Как так вышло, что Ковальчука сразу капитаном сделали?

– Так тренеры, руководство решили. В принципе, это очень правильное решение, я думаю, никто не против.

Я Илью раньше не знал, но теперь я могу сказать, что он как человек, может быть, даже лучше, чем хоккеист. С ним очень приятно разговаривать, он всегда на позитиве, поддержит, даже когда ошибаешься – настоящий лидер.

– Штепанек там не заскучал случаем? Пока что выходит, что он третий голкипер?

– Куба не расстраивается, работает на всех тренировках, выкладывается на все сто процентов. Тут лучше у него самого узнать, как он относится ко всему этому.

– Про сезон, наверное, надо спросить. В этом году даже Автомобилист, грубо говоря, не проходной клуб. И Витязь в какой хоккей играет…

– Да, лига развивается очень серьезно и очень быстро. Клубы все усилились, игроки из НХЛ поехали, интересно просто даже против них поиграть, чтобы сказать: Я играл против Овечкина или там, Дацюка.

– Смогли бы в другой ситуации сыграть без зарплаты, как Сёмин, Спецца и компания?

– Даже не знаю, куда бы я поехал играть.

– Если предположить, что у вас был контракт с Финиксом, а вас, к примеру, позвал бы СКА. Без зарплаты сыграли бы?

– СКА? Конечно. Лучше играть бесплатно, чем не играть вообще. Но вообще это такой серьезный поступок.

Лагерь в стиле НХЛ и мечта

– Летом вы тренировались в Калифорнии с Сан-Хосе?

– Не прям, конечно, с клубом, просто тренер был знакомый – согласился помочь.

Что такое тренировочный лагерь в стиле НХЛ?

– Подготовка начинается с конца сезона. Тренеры распускают клуб, игроки разъезжаются по отпускам.

Получается где-то три-четыре месяца. Первый из них ты просто отдыхаешь, а вот уже со второго, где-то в июле, ты нанимаешь тренера и тренируешься с ребятами, которые тоже изъявили желание набирать форму у этого специалиста.

Вот мне повезло, я жил в Калифорнии и удалось договориться со знакомым тренером. Зал, лед – занимаешься так, чтобы к тренировочному лагерю прийти в оптимальной форме.

– Когда открывается лагерь?

– Команда собирается где-то недели за две до старта сезона, но некоторые ребята приезжают за месяц, чтобы покататься с командой. Тут кто как хочет. Сам лагерь проходит две недели. Первый день – тесты, медицинские осмотры, а со второго уже все – начинаются игры.

В лагерь приезжают обычно человек сорок-пятьдесят.

– Договариваетесь о товарищеских матчах?

– Да, если другая команда рядом или просто заранее клубы договариваются. Они присылают двадцать человек, и мы выставляем двадцать. Так и играем.

Чтобы все успели себя показать, делают так: половина состава играет дома, половина едет на выезд. Потом меняемся.

– Игроков отсоединяют от состава постепенно или в самом конце?

– Постепенно. Уже после первого дня человек пять могут отрезать, через два – еще десять.

Так, в конце концов, за две недели набирается основа, отлично подготовленная к старту сезона.

– Почему некоторые хоккеисты, например, Гончаров или Анисимов предпочли задержаться в АХЛ, а не уехать в Россию, где у них было бы стопроцентное место в основе? В этом можно найти какую-то закономерность?

Или это просто зависит от условий и душевного спокойствия, которое у разных людей обретается в разных местах?

– Я думаю, этот выбор полностью зависит от человека. Вот я играл в Финиксе с Максом (Гончаровым), ему просто принципиально попасть в НХЛ. Мне кажется, ему с тренером не совсем повезло.

У него есть талант и данные, но как-то в организации его пока не очень рассматривали. Нужно шанс дать?

Вызвали на пару игр в основе, но только чтобы потренироваться.

– Вот, кстати, Гончаров усердно ведет твиттер. А вы не хотели бы попробовать?

– Неее…(смеется). Есть фейсбук, выкладываю там раз в месяц фотки, и все в общем-то.

– Этот год вы полностью проведете в СКА. Независимо от локаута. А потом есть желание вернуться в НХЛ?

– Желание – всегда есть, это мечта детства. Если будет еще шанс, обязательно попробую, но меня все и здесь устраивает.

– Финикс поддерживает с вами связь?

– Да, конечно. Мы и летом постоянно связывались. Хотели контракт уже подписывать, но тут ясно было, что уже локаут наступит.

Поэтому решили подождать, и не зря.

– Получается, как у Худобина. Только добились контракта, как лига не договорилась с профсоюзом.

– Да, есть такое…

Xbox, Halo и Skyrim

– Продукт студии EA Sports вам, конечно, знаком?

– Да, я, бывает время, играю в NHL 2012. Ждем 13-ю, а так иногда даже с ребятами собираемся вместе.

В футбол еще, в Call of Duty играем на Xbox.

– Я вот тоже в NHL постоянно брал вас в тройку с Кайлом Туррисом в четвертое звено. Знаете, вы очень даже тащили…

– (Смеется) Работягами были? Интересно…

– А вообще, каково чувствовать, что миллионы людей играют за тебя?

– Ну, так уж прям об этом не задумываешься. Приятно, конечно, и здорово.

– Сайты спортивные просматриваете?

– Иногда захожу на khl.ru посмотреть голы и повторы. А так – особенно по спортивным сайтам не хожу.

Только если в раздевалке услышу, ребята говорят: Посмотри, что там Овечкин, Крикунов сказал. Тогда да, почитаю.

А так, не люблю – много негатива бывает, не хочется и этим голову забивать.

– А книги читаете?

– А книги – скачиваю на iPad что-нибудь из фантастики и читаю очень часто. Раньше на Xbox очень любил играть в Halo, много часов потратил на нее, и, кстати, много джойстиков (смеется).

А теперь читаю серию книг, посвященных игре. Вот новая вышла.

– Получается, вам шутеры нравятся?

– Да не только, могу в стратегии поиграть, в ролевые. Вообще играть люблю.

Тут стоило мне спросить про известную серию Fallout, как разговор с Виктором постепенно стал уклоняться в сторону продуктов игровой индустрии. Концовки Fallout New Vegas, стили прохождения Fallout 3 и сюжет Skyrim – обо всем этом Тихонов говорил уверенно и как хороший знаток.

Семья, семья и еще раз тренерство

– Если бы вы стали главным героем очередного выпуска Esquire, какое правило жизни было бы у вас первым?

– Семья.

– Чичикову говорили про рубль, Гринёву про честь, а как наставлял отец Виктора Тихонова?

– Он мне тоже говорил: в жизни на первом месте всегда должна быть семья. А все остальное должно отходить на второй план. Особенно до меня это дошло, когда вот ребенок родился.

Действительно, много чем любил себя занять, хобби разные, но как ребенок родился, все уже забываешь. И каждую свободную минуту хочешь проводить только с ним.

– Знаете, есть такая идея, что когда у игрока рождается ребенок, о нем на полгода можно забыть? Новые эмоции, ответственность, нервы, еще и на льду выкладываться нужно…

– Конечно, можно о таком говорить. Но все-таки лучше брать от этого только положительное.

Вот раньше играл за себя, за фамилию, а сейчас с рождением ребенка уже другая мотивация. Новый смысл…

– Что лежит в сумке Виктора Тихонова, когда он едет на матч?

– Наушники, iPad…Музыку в основном слушаю, если долго в автобусе едем, могу во что-нибудь поиграть. Но никаких там талисманов не вожу, если что.

Главное – музыка.

– Дедушка – тренер, отец – тренер, вы просто обязаны продолжить это фамильное увлечение.

– Не знаю пока. Я думаю, что бытность тренером довольно-таки непроста.

Это ответственность, следовательно – требуется гораздо больше эмоций, больше сил, больше переживаний. Когда ты играешь, думаешь, прежде всего, о своих действиях, пытаешься изменить, улучшить свою игру.

Но когда ты стоишь на скамейке тренером, нужно следить за каждым.

– Шуплер недавно сказал: Еще никто не написал книгу Как помочь тренеру после игры

– Да, это точно. Нужно уметь и сдерживать себя, и настраиваться.

Хоккеисты проведут матч и разъедутся, а тренер так не может – у него целыми днями забита голова хоккеем. Тренеры всегда должны планировать, готовить игроков – любая проблема, травма, нужно делать быстрые, но грамотные перестановки, чтобы все работало и приносило успех.

Кого в край, кого центр ставить. Решений очень много, все они важные, а вся ответственность складывается на него. Известно ведь – выигрывают игроки, а проигрывает тренер.

Несправедливо, но факт.

– А вы у отца никогда не играли?

– Нет, не вышло. Я давно хотел по своему пути пойти, поэтому так и вышло.

Я в одном месте, отец в другом, дедушка в третьем. Сейчас хотя бы все армейцы (смеется) – отец и дедушка в ЦСКА работают.

Читать о спорте еще…

Читайте также: