Уимблдон с кирдыбеком бишбармайкановым, ч.2

Уимблдон с кирдыбеком бишбармайкановым, ч.2

Продолжение сенсационного вью с будущей первой ракеткой Туркменистана, начало.

— Кирдыбек, читатели просят прокомментировать поражение Роджера Федерера. Какова ваша роль в этом?..

Все подводные камни Уимблдона глазами Кирдыка — под катом.

— Какава.. Давай закажю тебе какаву, хочиш, да?.. Его поражение не стало громом в моем небосклоне. Опираясь на свой опыт тенниса, я предсказывал его. По большому сщету, Роджер хотел пираиграть еще в первом круге.

Дело в том, что ему ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ не понравилась его форма. Он привык быть само илегантность и пирыфект на корте, а в этот раз ему сшили какие-то смешные тряпки. Шайтан подери этих дизайнерагов-пидарагов!

Он не хотел позорится, он был готов просто бижать-не агылядываться от такого позорища. И только властные крики жены с трибуны,-Соберись, Рожа! Ты же не хочешь, чтобы твой дети померли с голоду! Чтоб я доилась Жульетту!

Такой вопля кого хотишь замативируют, как сказал бы Динара Сафина, но в полуфинал Роджа уже не пошел, надоело ему по траве ишаком скакать! А ту неудашный футболка он выбросил.

Форчунейтли, я как раз проходил мимо того мусорного бака. Пятна кетчупа я уже отстирал, но вот запах децкой неожиданности пока не выветрился.

— Кирдык, а что вы ответите на обвинения в болезненном фетишизме?

— Отвечу строшками класика:

Вхажу на корт смиренно, с поникшей голова,

Как будто для работы? но замысел иной:

Шнанишки незаметно. Сташил я в прошлый раз.

Но этот уже пахнет, хочу стащить другой.

— Кирдык, а в прозе?..

Джокович Новак — Сафин Марат Уимблдон 2008


— Это все наглый лож и киливета! Злые языки шайтана приписывают мне такой девиз. на самом деле я ревнительный коллекционер.

Я хачу сохронить все пирикрасное для истории, а вофсе не для того что бы сам носить их штанишка и крософка!

— Спасибо за какао, Кирдыбек. Говорят вы позвали Винус Вильямс в младшие жены?

— Да, это правда. Когда я увидел иё платие на РоланГаросе, то хотел даже в старшую и единственную жену пригласить. но потом остыл немного. Нужна же мне хоть одна жена для битья. для спарринга, я имею виду. Это Файруза мой дарагой.

Но прекрасная Винус, сказала что пойдет в замуж только после того как ее другой сестра (Иша или Киша, не помню) там побвает. А мне такой женщина не поднять. Ты видел иё?

Нет, сказал я Винус, прасти, мы не будем вмести.

Я прачитал ей стихи, при нашем расставани:

Не холоден, ни жарок день чудесный.

Траву Уимбалдона спрыснул дождь небесный.

И соловей поёт ? мы будем пить кумыс! ?

Склонясь к Венере, смуглой и прелестной.

— Волшебно! Кирдыбек, какой у вас на Уимблдоне был распорядок дня, что вы все успевали?!

— Дынем — обязательный кошение травы на корте номер дватьсать девять (она там растет как ошолелая) и счастливый встречи са звездами тениса. Вечерняя тренировка со спарригом с 19 до 21. потома отдых.

Потома, с 0 до 2 — бурный секас со партнером. с 2 до 10 — глубокий здоровый сон.

— А что там за история с просроченным кумысом и Фелисиано Лопесом?

— Ай, я подарил ему для шылкавистых валос, но он выпил, и его пронесло. Мимо центрального корта.

А накануне я видел его все на том же дватьсать девятом корте. Он пиришел туда с Фернандой, в красных шараварах, и пах очень вкусна. У мине ноги подкасилися, предобромочный состояние был!

Очнулся я от громкого чихания и сморкание. Когда веки мои поднялись, шаровары уже удалились, но на дорожке остался лежать белый платочек.

От него исходил аромат счастья и я невольно положил этот артифак в свои карман. Ну я вам уже расказвал, да?

Каковы же были мои удивления, когда красные шаровары поплыли в обратную сторону и стали приближаться ко мне снова. Кое как оторвав от них взгляд, я обнаружил над ними сеньора Фели Лопеса.

Он стоял прямо передо мной, не проявляя никаких признаков уважения. А ведь я не кто нибудь, а будущая надежда туркменского тенниса лужайки! Да и родственники мои, как вы помните, очень влиятельные люди.

Но Лопес совсем невежда и ничего этого НЕ ЗНАЕТ. Он махал руками, тыкал пальцами и бармотал какие то оскорбления: «Минариз, мипануело». И страшно крутил глазами, а потом и вовсе как заорет: «Мантон!» Тут уж я не выдержал,»сам ты, мантон» сказал я и убежал.

Потома мы виделися с Фернандой, я передал ему кувшина кумыса, и строго-настрого посаветовал это для волос Фелисианы, но она кумыс выпила, дурная башка!

— Ну что же спасибо, Кирдыбек. Это был приятный вечер:) Вы объяснили если не все, то многое!

— Пагади, куда пошел? Дай еще стихи тебе почитаю! Омара Хаяму! Вот что я Фернанду читал, с выражением и пачтением:

О, если б захватив с собой стихов диван,

Да в кувшине вина и сунув хлеб в карман,

Мне провести с тобой денёк среди развалин ?

Мне позавидовать бы мог любой султан.

— Прекрасно! До новых встреч, Кирдыбек!

— Куда бижишь, ай?! А вот я Роджеру хотел сиринаду пропеть, но миня не пустили.

Передаю ему поэтический пиривет через вашу пирикрасный агенства!

Жизнь ? то шербет на льду, а то ? отстой вина,

Плоть — в парчу с вензелями, в тряпьё ль облачена ?

Всё это мудрецу, поверьте, безразлично,

Но горько сознавать, что жизнь обречена.

И вот еще адын:

Веселись! Невесёлые Роджеры сходят с ума.

Светит вечными звёздами вечная тьма.

Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти

Кирпичи изготовят и сложат дома?

— Эй ты куда пошел!! тебе что какава не понравилася??

Читать о спорте еще…

Читайте также: