Урок французского

Урок французского

— ПОНАЧАЛУ вы обращали на себя внимание только сбором горчичников. Один, другой, третий…

— Давил моральный груз. Нелегко осознавать, что этот чемпионат мира для меня — как бы прощальные гастроли.

— Совсем уж невразумительный эпизод произошел в Лейпциге, когда вы, будучи замененным в матче с Кореей, от ярости так сильно пнули по двери раздевалки, что оставили вмятину на жестяной обивке.

— Что ж, и такое было. Не буду отнекиваться. Как мне потом передали, сначала администрация стадиона хотела составить акт о возмещении материального ущерба. Но потом ее осенило: какой, к черту, акт, если это — историческая реликвия!

А то бы мне счет пришел кругленький… (смеется).

— Не потому ли вы взорвались именно в игре с Испанией, голом и результативной передачей обеспечив Франции победу, что испанские игроки перед игрой обещали «помочь вам поскорее уйти на пенсию»?

— Ладно бы только это. Знали бы вы, сколько обидного мне пришлось выслушать. «Пусть он сыграет против нас свой последний матч», — это было самое безобидное. Их тренер Арагонес говорил: «У Франции осталось немного зубов», намекая, очевидно, на меня.

Прежде чем такое болтнуть, ему следовало бы подойти ко мне и попросить открыть рот. Он бы увидел полный комплект зубов (смеется).

А из фанатского сектора испанцев, когда я оказывался по ходу игры рядом с ним, неслось скандирование: «Прощай, Зидан!» Скажите, ну разве можно было не завестись после всего этого?!

— …Обидные реплики раздавались и из собственного лагеря. Чемпионат мира счастливо избегал проявлений расизма, пока накануне вашего матча с Испанией не «постарался» одиозный Жан-Мари Ле Пен.

Глава крайне правой националистической партии Франции сел на своего любимого конька и заявил, что «народ-де не чувствует, что эта команда представляет страну, в ней слишком много негров, и тренер призвал в нее непропорциональное число черномазых». Вас этот пассаж напрямую не коснулся, но косвенно, учитывая алжирское происхождение, все-таки тоже задел.

— Мне кажется странным, что этот господин, являясь кандидатом на пост президента, не имеет минимальных представлений об истории страны. В лучшем случае, ему не подсказали, что существуют не только белые, но и черные французы.

Не представляю, к примеру, как американец может удивляться тому, что в его команде играют негры. А у нас такое возможно!

Наверное, стоило бы пригласить мсье Ле Пена на наш следующий матч с Бразилией — чтобы он отпраздновал победу вместе с игроками. Тогда бы он понял, что мы все — французы.

— Лично на вас Ле Пен «наехал» в связи с тем, что вы не поете «Марсельезу» во время ее исполнения перед матчами.

— Терпеть не могу что-то делать напоказ. Петь гимн на публику и быть патриотом — далеко не одно и то же.

— Даже после того как вы уверенно разделались с неслабой Испанией, в вас все равно еще не поверили. Мнение большинства было таково, что уж Бразилия-то вас остановит…

— Не остановила, как видите. Бразильцев заранее записали в чемпионы. Много месяцев им пели дифирамбы.

И они сами уверовали, что они чемпионы, забыв, что для начала надо бы доказать это на практике. Не получилось. И поделом. В другой раз будет наука. Думаю, ни у кого не осталось сомнений в нашей победе.

Она была абсолютно закономерной. Да и как иначе, если они за все 90 минут не создали ни одного голевого момента!

Да и до наших ворот мяч добили всего однажды. Это что — «чемпионы»?! Мыльный пузырь

Уроки французского


Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Читать о спорте еще…

Читайте также: