Василий демченко: «трактор» уверен в себе

Василий демченко: "трактор" уверен в себе

В интервью авторам блога 21 грамм основной вратарь Трактора Василий Демченко и лучший по мнению болельщиков игрок команды в сентябре – о замене Гарнетта, первой масштабной вечеринке за ди-джейским пультом и путешествии за океан.

МУЗЫКА, КОНКУРЕНЦИЯ, ДЕБЮТ В КХЛ

– 29 июля в Челябинске прошел первый масштабный фестиваль TraktorOpen, который собрал большое число болельщиков. Хоккеисты команды приняли в нем активное участие.

Расскажи, как ты оказался за ди-джейским пультом?

– Сотрудники клуба знали, что я увлекаюсь музыкой и иногда свожу треки. Это хобби появилось у меня несколько лет назад.

Сначала я решил просто попробовать, но в какой-то момент процесс меня сильно увлек: я писал компиляции, сводил высокие и низкие частоты, получал огромное удовольствие от этого. Играл дома, в компании друзей.

Соседям это иногда не нравилось, и они приходили в гости. Однажды, с претензиями зашла бабушка из соседней квартиры. Мы поговорили и все уладили.

А когда стали общаться дальше, выяснилось, что в свое время она была болельщицей Трактора, часто ходила на хоккей, болела за команду!

Если говорить о фестивале, то все получилось очень масштабно и круто. Много людей пришло, и я, и все остальные игроки смогли прочувствовать то самое единение с болельщиками и их поддержку.

Такие мероприятия нас сильно заряжают.

– За пультом вместе с тобой стоял Владимир Денисов.

– Вообще, как мне рассказали организаторы, Вову попросили сыграть на электрогитаре, но он отказался, побоялся не исполнить круто, так как давненько не брал ее в руки. А вот идея с пластинками и пультом пришлась ему по душе.

На этом фестивале был его дебют, я помогал ему как мог. Для первого раза получилось вполне прилично.

– Сейчас ты основной вратарь команды. Это определенный успех – выиграть конкуренцию у Павла Францоуза?

– Не скажу, что я выиграл конкуренцию у Паши. Да, сейчас я играю без замен, но я прекрасно понимаю, что каждая ошибка может привести к тому, что я окажусь в запасе.

Паша обязательно проявит себя, и тренеры дадут играть ему. У нас здоровая конкуренция, мы нормально общаемся, в раздевалке сидим рядом, обсуждаем какие-то моменты игры, чтобы быть лучше с каждым новым днем.

Маша и Медведь — \


– Помнишь свой первый матч в КХЛ? Команда крупно проигрывала, ты заменил Гарнетта…

– Это было в Праге в матче со Львом. Мы горели 1:5 и во втором периоде я вышел на лед. Не скрою, немного потряхивало, но я старался о лишнем не думать, сконцентрировался на игре.

Дебют неудачный получился, команда проиграла, я дважды пропустил.

Мой следующий матч был уже в Кубке Надежды. Мы были в поездке с Белыми Медведями, шел плей-офф МХЛ.

Позвонил отец, который тогда работал в тренерском штабе Валерия Белоусова, и сказал, что Славу Основина, Леху Филлипова и меня вызывают в Трактор. На следующий день мы играли с Нефтехимиком, и мне удалось отыграть без ошибок.

Это был мой первый сухой матч. Причем в основное время сыграли 0:0, а победили по буллитам.

Там я тоже не пропустил.

– Какие моменты прошлого сезона яркими?

– Были яркие игры, например, со СКА. На первых минутах мощный навал от армейцев, удалось оставить команду в игре и в итоге мы победили в овертайме. Были моменты, когда мои сейвы входили в число лучших по итогам той или иной игровой недели или месяца.

В конце сезона, наконец-то пошли мои сухие игры. С Уфой, с Магнитогорском. Там и команда мне очень помогала, в целом мы стали лучше играть, стали увереннее в себе.

Здесь прямая связь с приходом Анвара Рафаиловича. С ним мы на одной волне, вместе добивались успеха в МХЛ.

И уверен, добьемся в КХЛ.

СОВЕТЫ ОТЦА, ЛАГЕРЬ АРИЗОНЫ, ПСИХОЛОГИ В НХЛ

– Твой отец – в прошлом голкипер. У тебя были варианты не оказаться в воротах?

– Как ни странно, папа не хотел меня вообще в хоккей отдавать. Мама проявила инициативу и привела в школу Мечел. Начинал я как полевой игрок, в обороне. В воротах оказался спустя пару лет.

Как-то мы с ребятами вышли на лед раньше тренера и гоняли шайбу. Ворота были пусты, и я в форме полевого игрока встал в рамку.

Дома была вратарская форма отца, я постоянно ее примерял. Папа до последнего сопротивлялся, но я его победил. Первые тренировки во вратарской форме были тяжелыми из-за амуниции, периодически было страшно из-за летящих в меня шайб, но вместе с тем, я кайфовал, мне было необычайно интересно.

Со временем стало получаться и пошло, поехало. Я быстро втянулся, вжился в роль.

– Сейчас отец дает советы? Вы вместе анализируете твою игру?

– Да, мы созваниваемся после каждой игры. Папа, который работает с вратарями в новокузнецком Металлурге, подсказывает до сих пор. Что? Не скажу. Это наши семейные секреты.

Когда я был совсем молодым, он мог командным, тренерским голосом даже накричать на меня. Я высказывал свое видение, иногда дерзил ему, мы спорили.

Сейчас такого нет, диалоги в спокойной форме.

– Летом ты ездил в тренировочный лагерь Аризоны. Расскажи об этом опыте.

– За две недели до начала тренировочного лагеря я приехал в Оттаву к своему агенту, где началась моя подготовка к основным сборам. Со мной полетела моя жена Вика. Я тренировался, она отдыхала.

К слову, в Оттаве тренировались и мои товарищи Данила Алистратов и Гоша Бояршинов. Мы много общались.

По вечерам гуляли по городу, жарили барбекю на лужайке у дома, ходили по магазинам, ужинали в ресторанах.

Затем мы с Викой полетели в Аризону. В раздевалке перед первой тренировкой я обнаружил, что в бауле нет шлема.

Когда понял, что влип, объяснил ситуацию сервисмену команды. Не прошло и минуты, как у меня в руках оказался обалденнейший новенький шлем вратаря НХЛ!

Интересно, что рисунок, нанесенный на него – лапы койота, исчезал, когда свет попадал на него под определенным углом. После сборов мне этот шлем подарили.

Сейчас он у меня в раздевалке стоит.

– Что еще запомнилось?

Было много собраний не на хоккейные темы. Сидит, например, несколько десятков молодых хоккеистов, а им рассказывают, как надо относиться к своим тратам, как управлять заработанными деньгами.

Были собрания с психологами, на которых нам объясняли, как контролировать свои эмоции. Собрания, на которых рассказывали, как правильно давать интервью.

Например, ты всегда должен быть в одежде с логотипом команды.

Если говорить о спортивной части сборов, они определенно мне помогли. Двухразовые интенсивные тренировки, много упражнений. Плюс мы еще выходили пораньше на лед, занимались с тренером вратарей. Как итог, я добавил в скорости при перемещении в площади ворот.

Тренер дал мне несколько советов – в чем еще мне нужно прибавить, показал нужные упражнения. Сейчас активно их использую в тренировках с Константином Штраховым.

– Думаешь об НХЛ?

– Не скрою, да. Пожалуй, буду тривиален, но каждый нормальный хоккеист с максимальными целями стремится в НХЛ.

Вместе с тем, я понимаю: самое приятное играть там, где тебя любят, ценят, где ты нужен. Раньше, когда челябинские болельщики скандировали мое имя, было чувство, что крылья вырастают.

Сейчас это ощущение притупилось, но каждый раз, когда я слышу наших болельщиков, мне это придает уверенности, у меня появляется чувство ответственности. Видимо с возрастом меняется восприятие всего происходящего во время игры.

ЭМОЦИИ ВНЕ ЛЬДА, КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ, ВИКА

– Как выплескиваешь эмоции вне площадки? Грушу молотишь, например?

– Я слишком добрый! Не могу сказать, что я как-то их проявляю.

Скорее, я стараюсь растворить их позитивными мыслями. В этом плане мне помогают семья, отец.

– В компьютерные симуляторы играешь?

– Да, периодически играю в плейстэйшн, рубимся по сети с Артемом Пеньковским и Егором Назаровым в разные игрушки. В стрелялках Егор получше нас, в спортивных играх – каждый раз новый лидер.

– А Вика мотивирует тебя на хоккейные подвиги?

– Конечно! Она не пропускает наши матчи. Поддерживает меня в непростые моменты.

Часто по вечерам, накануне матчей, сидит со мной у компьютера, и мы вместе просматриваем игры завтрашнего соперника. Отмечаем опасных игроков и их фишки, обманные движения и различные тонкие нюансы. Частенько это срабатывает, особенно в буллитных сериях.

Недавно она приболела и не пришла на игру с Минском. Стечение обстоятельств или нет – но мы проиграли.

После этого мы решили, что ей лучше не пропускать наши матчи.

– Как вы познакомились?

– В соцсети увидел ее фото и поплыл! Оказалось, что она из Омска и это стало проблемой. Мы были школьниками, нас разделяли 1200 километров. Вот так, года три-четыре переписывались, созванивались.

Я ждал игр в Омске, это была единственная возможность увидеться с Викой. Три года назад она переехала в Челябинск.

– Прошлым летом вы сыграли свадьбу. Как делал ей предложение?

Это было в Турции. Мы отдыхали большой компанией. А предложение я решил сделать спонтанно. Просто взял и пошел на турецкий рынок за кольцом.

Затем я забронировал отдельную красивую беседку, чтобы поужинать. Мы были вдвоем, там я и раскрылся. Заранее приготовил букет цветов и в конце ужина преподнес вместе с кольцом!

Волновался очень сильно, даже не помню, вставал ли на колено.

Мы уже год женаты и, до сих пор она мне да так и не сказала, кстати (улыбается). Но у нас и без слов все отлично!

– Вика тебе помогает в работе. А ты ей – по дому?

– Не так часто, конечно. Но когда у нее случается завал в делах, прихожу на помощь без проблем. Пол помыть, пройтись пылесосом – не вопрос. А вот протирать пыль – не мое.

С детства. Мама раньше частенько ругала меня за то, что не вытираю пыль на своей полке с кубками.

Но у меня не хватало терпения каждый из них поднимать.

Читать о спорте еще…

Читайте также: