«Ватутин никогда не говорит нам, что мы обосрались». аарон джексон в блоге цска

Разыгрывающий ЦСКА – о том, как в клубе относятся к поражениям.

«Ватутин никогда не говорит нам, что мы обосрались». аарон джексон в блоге цска

ЦСКА неплохо начал сезон. Думаю, что мы показываем хороший баскетбол, хотя и не сказал бы, что это наш лучший баскетбол.

Важно то, что сейчас мы играем в очень неэгоистичной манере, мы делаем много разных вещей, которые говорят о том, что мы способны прибавить по ходу сезона.

Не думаю, что можно говорить о том, что мы слишком резво стартовали. До нашей лучшей формы еще далеко. Тот баскетбол, который сейчас показывает ЦСКА, скорее объясняется нашей хорошей сыгранностью, тем, что мы двигаем мяч очень хорошо, тем, что наш основной костяк вместе уже давно и мы чувствуем друг друга лучше.

Пока все идет неплохо.

Я, конечно, не верю во все эти разговоры о «проклятии», преследующем ЦСКА. В последних двух «Финалах четырех» нам не хватало совсем немного.

В первый мой год здесь, да, нас побили без вариантов, но последние два года мы все делали правильно на протяжении 38 минут, а в концовках не смогли довести дела до конца. Именно поэтому я и решил остаться здесь – чтобы завершить работу.

Ватутин вообще ведет себя очень достойно – никогда не говорит нам, что мы обосрались

Я бы сказал, что кое-что изменилось по сравнению с прошлыми сезонами. Могу так утверждать, даже несмотря на поражение в Нижнем Новгороде.

Раньше обычно было так: когда мы начинали выигрывать, доминировать на площадке, мы теряли концентрацию, начинали лениться, действовать несобранно. Сейчас вот этого не происходит, мы продолжаем работать, продолжаем каждую минуту доказывать, что у нас хорошая команда.

Понятно, что, если бы можно было вернуть Сашу Кауна или Андрея Кириленко, то мы бы предпочли видеть их в составе. Но мы движемся вперед с тем, что у нас есть – у нас работящая неэгоистичная команда, которая объединена общей целью.

Моя роль в этом году действительно немного изменилась, но я бы не стал придавать этому большого значения. И уж точно не стал бы говорить, что Итудис сделал ошибку, что не давал мне больше игрового времени в прошлом году – он использовал меня так, как он это видел.

У нас была хорошая команда, много отличных парней. Он выпускал меня на площадку в те моменты, когда, как ему казалось, я мог принести максимальную пользу.

Я этим пользовался.

Надеюсь, я продолжу играть в том же стиле, что и в последних матчах. Мне все равно кажется, что мне еще многое нужно доказать, мне все равно кажется, что я могу играть лучше.

Но главная цель, которую я ставлю перед собой – это стать лучше как партнер, чтобы это отражалось на всех, а не только на моем игровом времени. Именно об этом мы постоянно разговариваем с тренером.

Например, когда я подписывал новый контракт, речи не было о том, чтобы как-то обсуждать изменение моей роли. Мне казалось, что не так важно, буду ли играть 8 минут или 10 минут. Главное, чтобы мы понимали друг друга, чтобы во мне видели человека, который может помочь.

Я очень терпелив, так что знаю, что я в любом случае получу свой шанс проявить себя, в начале сезона или в конце, а там уж я постараюсь доказать, что я достоин.

Это не отменяет того, что я постоянно работаю над своей игрой. В прошлом году у меня вырос процент трехочковых, так как я работал над этим аспектом игры. Да и я стал более уверен в своем броске.

В первые сезоны здесь, в ЦСКА, я скептически относился к себе как к снайперу и старался не бросать из-за дуги, но постепенно это изменилось.

То, что в рейтинге Eurohoops я оказался на 33-м месте, я воспринимаю спокойно. В Европе много хороших игроков, что ж. Говорить о том, что я лучше кого-то, не имеет смысла, я постараюсь использовать это как дополнительную мотивацию и доказать в этом сезоне, что я просто не могу быть хуже аж 32 игроков.

Рэп в исполнении баскетболиста ЦСКА Аарона Джексона


Как относиться к поражению в Нижнем Новгороде? С одной стороны, мне кажется, что мы просто подустали. С другой – это то, что нам было нужно – хороший пинок под зад в начале сезона.

Мы с самого начала должны уразуметь, что нам надо выкладываться на протяжении 40 минут в каждом матче, а не то такие вещи могут повторяться. В Нижнем нужно было сражаться 45 минут.

Это поражение еще раз показало, что никогда не следует считать себя самыми крутыми. У «Нижнего Новгорода» был хороший план на игру, молодые игроки нас удивили, они вышли биться с невероятной страстью – обычно они играли очень осторожно, даже боязливо, а здесь они вышли, чтобы обыграть нас.

Они застигли нас врасплох. Думаю, что нужно сделать выводы из этого поражения.

Тренер, конечно, много всего сказал после игры. Обложил нас по полной. Сказал много всего ободряющего. В итоге все свелось к тому, что нельзя допускать, чтобы такие вещи происходили.

Тут очень важен психологический настрой. И перед матчем с «Нижним Новгородом» мы несколько сбавили требования к себе. Не думаю, что после всего сказанного вы увидите нечто подобное еще раз, чтобы мы вот так раскисали.

Мы можем проиграть, но сражаться мы будем с гораздо большим желанием.

Поражения в ЦСКА – это, конечно, особенная история. Я провел здесь уже три сезона, это мой четвертый, и поражение здесь, возможно, это и не совсем конец света, но поражение затрагивает каждого человека в клубе, а не только тех, кто был на площадке.

После поражений очень тяжело приезжать на арену, сюда в зал, атмосфера начинает давить – тебя сразу спрашивают: «Как же так? Как такое могло произойти?» Нас не ругают, нет, и не отправляют на дополнительные тренировки.

Ватутин вообще ведет себя очень достойно – он не показывает своего разочарования, здоровается с нами, как будто ничего не случилось, никогда не говорит нам, что мы обосрались. Он может сказать пару каких-то вещей, но в итоге показывает, что поддерживает нас.

Поражение затрагивает каждого человека в клубе, а не только тех, кто был на площадке

Знаете, что интересно. Мессина и Итудис – совершенно разные тренеры. Итудис подключает к работе молодежь, он пытается выработать то, что можно назвать «командной уверенностью».

Мессина же иногда усаживал людей на скамейку, чтобы они сами делали выводы – иногда это полезно на протяжении длительного периода. Но вот в плане поражений они вообще одинаковые – ненавидят гребаные поражения.

В такие моменты от обоих услышишь много ненормативных выражений. Они укажут тебе каждый твой просос. Ты будешь засыпать и думать: «Черт, вот мне тренер сегодня устроил!»

Самым памятным поражением карьеры я бы назвал игру с «Маккаби» в Милане. До сих пор обидно. Я тогда порвал боковую связку колена, и мне пришлось пропустить большую часть игры и концовку, и базербитер, который принес им победу.

Это было очень тяжело. Я не знаю, как остальные с этим справляются. Я вот тогда поехал прямо в гостиницу, к семье, и постарался максимально абстрагироваться от того, что произошло.

Это ужасно, и с этими воспоминаниями хочется поскорее покончить.

Летом я написал в твиттере, что хотел бы выступать за российскую сборную. Мы обсуждали этот вопрос.

Все решили, что я был бы неплохим кандидатом на то, чтобы получить место натурализованного игрока. Посмотрим, как отнесется к этому РФБ. У них много требований, много позиций, которые нужно закрыть, много вариантов.

Посмотрим, что решит Андрей. И тогда уже будем заниматься этим вопросом плотнее.

На сборную России было тяжело смотреть этим летом, конечно. Но в целом мне нравится российский баскетбол.

Мне кажется, что у России есть талантливая молодежь, мне кажется, что им друг с другом, они борются, бьются. На чемпионате Европы даже после нескольких поражений они не сдавались и все же добились победы.

Автор: Аарон Джексон

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Читать о спорте еще…

Читайте также: