Величкин: почему сборную россии не может возглавить иностранец?

Величкин: почему сборную россии не может возглавить иностранец?

Вице-президент магнитогорского Металлурга Геннадий Величкин в интервью Allhockey.ru высказал свое мнение о лимите на легионеров и предложил свое решение этой проблемы, объяснил, почему паузы на Евротур губят наш хоккей, а иностранный тренер только поможет сборной России. Также о несостоявшемся переходе в Магнитогорск Джонатана Чичу, словах Зинэтулы Билялетдинова о Сергее Мозякине и отношениях с Трактором.

– Для начала, как вы оцените регулярный чемпионат и первое место на Востоке?

– Я оцениваю этот результат как удовлетворительный, потому что мы ставили себе задачу быть в двойке на Востоке для того, чтобы иметь преимущество своего поля вплоть до финала конференции. То, что мы досрочно заняли первое место, я считаю, что это еще и маленький плюсик.

То есть, общая оценка – удовлетворительно с плюсом.

– Перед началом сезона вас активно критиковали за выбор Майка Кинэна, называли этот ход пиаром. Получается, этот результат – достойный ответ критикам?

– Конечно. Потому что в спорте любое решение признается правильным или неправильным только тогда, когда проходит определенный этап. А что насчет пиара – я думаю, что он больше нужен таким командам, как Медвешчак и Адмирал, который находятся в стадии формирования.

Мы занимались пиаром в начале 90-х, когда создали турнир Ромазана и делали льготы всем командам, которые приезжали туда, вплоть до того, что оплачивали им все расходы. Пиар – это когда пригласили Дэйва Кинга, хотя тогда мы понимали, что, кроме этого, должны иметь какие-то результаты.

Из того наличия тренерских умов, которые были на рынке, я считаю, что Майк Кинэн – это был хороший выбор. Одно дело, когда болельщики видят результат, а другое – когда мы знаем всю эту работу изнутри.

Мне очень нравится наш тренерский штаб, в котором работает такой сильный специалист, как Майк Кинэн, и знаток всевозможных тренировочных и игровых схем Майк Пелино. В то же время это североамериканское направление адаптируется российскими тренерами – это Илья Петрович Воробьев и Сергей Гомоляко.

Последний не в тренерском штабе, но он непосредственным образом участвует в разработке пусть не тактических схем, а стратегического направления, развития команды. Я, тренеры и Сергей занимаемся именно стратегическим развитием команды как таковой, работаем на перспективу.

Пока никакой эйфории нет, но есть такая достаточно твердая уверенность, что мы находимся на правильном пути.

– Кинэн вас удивил в хорошем значении этого слова или все было, как вы и ожидали?

– Он удивил своей взвешенностью, разумным подходом. Если в прошлом году Пол Морис и Том Баррассо не особо прислушивались к мнению российского крыла, то сегодня Майк Кинэн пытается адаптироваться в нашей системе.

В то же время мы зачастую работаем в том числе и по североамериканскому вектору, потому что в настоящее время, он чуть-чуть опережает вектор российский, который утратил свои позиции. Поэтому даже те молодые ребята, которые сегодня есть в команде или играют в Стальных Лисах, видят это направление и развиваются дальше.

– Сейчас снова появляются разговоры о том, что иностранные тренеры вредят КХЛ. У вас противоположное мнение на этот счет?

Кокорин и Мамаев! Иностранцы в шоке от их поведения!


– А как они могут вредить? Думаю, что с помощью наших учителей мы еще выращиваем свой тренерский штаб. Поэтому тот же Илья Воробьев, тренеры школы и фарм-клуба учатся на этом примере.

Конечно, не должно быть слепое поклонение иностранным тренерам, то есть мы не должны на них молиться. Но если реально сегодня есть тренеры сильнее, а лига наша не российская, а интернациональная, то ничего страшного и проблемного в этом нет.

Все, что лучшее есть в мире, надо использовать.

– Как вы относитесь к заявлениям ФХР ограничить число легионеров до трех?

– Никак я к этому не отношусь. Любое мнение имеет свое основание, но я не очень понимаю, какую базу в это утверждение закладывает Федерация хоккея России.

Если она говорит о том, что мы сегодня уберем всех легионеров и иностранных тренеров и тут же сделаем скачок в развитии, – то это, конечно, не так. Это абсолютно неверно.

Наверное, открыть полностью лигу было бы самым простым, но, я думаю, этого делать не стоит. Ограничения должны быть, но ограничения разумные.

За что буду ратовать клубы КХЛ?

– За небольшое расширение. У меня есть свое предложение на этот счет. Неважно, сколько будет легионеров, самый главный постулат наших соревнований – это равные условия.

Если мы говорим, что в каждой команде должно быть три легионера, то мы понимаем, что в Хорватии, Казахстане или Украине нет 20 местных хоккеистов. Поэтому я считаю, что сделать всех участников нашей лиги не легионерами, это реально.

Какие у нас чехи легионеры, если в КХЛ играет команда Чехии? Есть более мягкий вариант, который я когда-то раньше предлагал, – сделать всем ограничение на иностранцев (неважно три, пять или семь), но тогда в тех зарубежных странах, которые выступают в КХЛ, сделать россиян не легионерами.

Таким образом, мы дадим шанс играть русским ребятам, которые не смогли найти работу в российских клубах. Латвии, думаю, хватит своих игроков, а Белоруссии, Казахстану, Украине, Хорватии можно будет разрешить считать не легионерами своих игроков плюс российских.

– Вы считаете правильным, что во всех бедах сборной России обвиняют КХЛ?

– В чем КХЛ виновата? В том, что делает паузы четыре раза в сезоне? Смотрите, какой вой поднялся за океаном, что на Олимпиаде один человек травмировался, второй… Что пауза в то самое время, когда люди должны ходить на хоккей и в угоду пяти-шести матчам был четырехнедельный перерыв.

Так Олимпиада один раз в четыре года, а у нас ежегодно получается таких пауз четыре и еще чемпионат мира, который комкает весь наш плей-офф. Магнитогорскому Металлургу придется сыграть четыре матча за пять дней с перелетом на Дальний Восток.

Это и губит развитие нашего хоккея и организмы игроков.

– То есть нужно отказываться от этих пауз?

– Нет. Если сейчас нет выбора и все европейские державы хотят эти турниры проводить, то нужно придумывать какую-то другую схему.

Может быть, игроки должны быть помоложе или существовать правило не больше одно или двух игроков с каждого клуба, чтобы игроки дважды могли не ездить в сборную. Есть масса вариантов, чтобы не останавливать чемпионат, и дать спокойно клубам поработать в течение сезона.

Чтобы не было этого рваного календаря, когда мы гоним-гоним. 25 игроков из 28 команд уехали на Евротур, а все остальные тренируются ради тренировки.

Мы выскакиваем из ритма, и болельщики то привыкают к хоккею, то отвыкают, когда чемпионат скомканный. Хоккей, в отличие от футбола, семейный вид спорта, люди ходят с детьми и женами.

Для семьи из трех человек в течение восьми дней четыре раза сходить на хоккей получается сумасшедшие деньги. Отсюда и клубы теряют свою экономическую выгоду.

Если мы разделим эти игры, то дадим людям восстановиться, подкопить деньги. Я утрирую, конечно, но смысл понятен.

– Можно сказать, Магнитке не повезло с первым раундом плей-офф? Команда поедет во Владивосток, а это самое тяжелое, что может быть.

– В спорте не бывает повезло – не повезло. Конечно, поедем во Владивосток. Мы не смотрели, что происходило внизу восьмерки, и старались, как я уже сказал, быть в двойке. У нас получилось занять первое место, и мы этим довольны.

Я считаю, что поездка во Владивосток – небольшая проблема, потому что, естественно, полетим чартером и не придется ждать самолет, ехать с пересадками. Дай бог, чтобы боженька не наказал нас с погодой, а все остальное – в наших руках.

– Вы все-таки Трактор ожидали?

– Да, конечно, мог быть Трактор Это было бы комфортнее – сесть на автобус и через три часа мы были бы в Челябинске. Но будет интересно играть и с Адмиралом.

В плей-офф интересно играть с любой командой. Думаю, и во Владивостоке будет большой ажиотаж – команда с нуля, без традиций и прошлого сразу попала в плей-офф.

– Вы всегда повторяете, что с Трактором в жизни большие друзья. Расстроены, что происходит в Челябинске?

– Если честно, конечно, расстроены. Когда мы играли с Динамо и Ак Барсом, постоянно смотрели прямую трансляцию из Челябинска, поддерживали Трактор.

Я звонил коллегам, разговаривал с Володей Кречиным. Тем более что наш губернатор заявил, что в Челябинской области две равнозначные команды.

Мы земляки, и всем хотелось, чтобы обе наши команды вышли в плей-офф.

– Губернатор Борис Дубровский будет президентом Трактора. Ревности со стороны Магнитогорска не будет?

– Вообще я считаю, если в области две команды, то губернатор не должен быть президентом какого-то клуба. Если мы говорим Трактор, город Челябинск, то клубом должны управлять городские власти, а губернатору нужно работать с двумя командами.

– Говорят, что Челмет будет общим фарм-клубом Трактора и Магнитки. Это правда?

– Я не слышал об этом. Думаю, это неправда. Трактору повезло, что в Челябинске есть сразу две команды.

Насколько я знаю, у Трактора и Челмета объединенное финансирование. Но у нас, на всякий случай, нет фарм-клуба.

Вообще если система фарм-отношений будет, то каждый клуб КХЛ должен иметь отдельную команду. Мы сейчас работаем частично по такой схеме с орским Южным Уралом, и довольны нашими отношениями и взаимным обменом игроками.

Для Трактора сотрудничество с Челметом более важно, хотя это обходится дороже.

– Вы хорошо знакомы с Борисом Дубровским. Это хорошая кандидатура для губернатора Челябинской области?

– Я думаю, что трудно было найти более достойного человека, чем Борис Александрович. Мы видели, как он рос, как управлял производством, как общался с людьми, какие у него требования к себе.

Это очень хороший выбор – Челябинской области повезло с губернатором.

– То есть он будет беспристрастен к Трактору и Магнитке?

– Думаю, да. Абсолютно точно.

– Говорили, что перед дедлайном Магнитка хотела подписать контракт с форвардом Медвешчака Джонатаном Чичу. Это верная информация?

– Да, это правдивая информация. Он хотел перейти в команду, но в последний момент по семейным обстоятельствам принял решение остаться в Хорватии.

К сожалению для нас, но к счастью для семьи, они не стали по этому поводу ругаться и решили остаться. Дети должны учиться в американской школе, которая есть в Загребе, а в Магнитогорске, к сожалению, нет. Думаю, это в большей степени повлияло на его выбор.

Мы приняли это решение как данность, хотя он уже был у нас в раздевалке, беседовал с тренером и своими соотечественниками, которые играют в команде. Вопрос с Медвешчаком был уже решен, потому что клуб получал выгодную для себя компенсацию.

Но, в конце концов, сделка не состоялась.

– Смотрели Олимпиаду? В Магнитогорске, наверное, у всех болело сердце за Малкина и Кулемина?

– Сердце вообще болело за всю команду – за ребят и за тренеров. В команде был Валерий Константинович Белоусов, которые долгие годы работал в Магнитогорске. И Дима Юшкевич тоже здесь играл не один сезон.

Женя Малкин и Коля Кулемин – рожденные в Магнитке, да и практически всех ребят мы хорошо знаем. Конечно, это была страшная досада.

Теперь надо делать выводы и работать дальше.

– На слова Зинэтулы Билялетдинова про Сергея Мозякина в клубе не обиделись? Сам хоккеист не расстроился?

– Абсолютно не обиделись. Чего тут обижаться? Мне сразу позвонила одна журналистка: Вот вы представляете, как так можно?. Я ответил: Вы представьте, вы на телевидение готовили серьезный проект. И у вас все сорвалось, все четыре года жизни этого проекта.

И вдруг какой-то человек, ваш коллега задает провокационный вопрос. Вы же можете ответить что угодно. Поэтому реагировать на это совершенно не нужно. Мы должны быть добрее друг к другу: мы к журналистам, а они – к хоккеистам, менеджерам и тренерам.

В том числе это и касается болельщиков. Я сейчас не очень понимаю омских и челябинских болельщиков, которые пишут всякие гадости про клуб и игроков. Зачем вы это пишите?

Если вы не равнодушны к команде и любите этот вид спорта, то поймите, что Авангард и Трактор как никогда нуждаются в поддержке болельщиков. Спорт же не стоит на месте – сегодня так, а завтра уже все будет по-другому.

Все события в нашей жизни, политические и спортивные, говорят – если мы будем терпимее относиться друг к другу, то все будут жить лучше.

– Сейчас в прессе обсуждается возможность приглашения иностранного тренера в сборную России. Даже называется кандидатура Майка Кинэна.

Вы к этому как относитесь?

Почему нет? У нас иностранные тренеры в футболе, баскетболе, шорт-треке. Идет консолидация мирового сообщества. Нам надо не разделяться, а, наоборот, объединяться. Нужно использовать в спорте только один лозунг, который вывел Пьер де Кубертен – Быстрее, выше, сильнее.

Только так, а не обращать внимания на границы. Мы же выступаем за отмену визового въезда, но тут же говорим – надо ограничить здесь.

Надо по всем направлениям идти к сближению и объединению, потому что спорт – это посланник мира. Вы видели, что было на Олимпиаде?

Какие аплодисменты срывали у русских болельщиков шикарные выступления зарубежных спортсменов, когда они показывали суперрезультаты?

– Думаете, все этим лимиты и запреты мешают КХЛ?

– Необоснованные и необъективные запреты мешают всем и всегда.

Читать о спорте еще…

Читайте также: