Виталий кравцов: меня здесь все устраивает, а ехать в неизвестность – не для меня

Виталий кравцов: меня здесь все устраивает, а ехать в неизвестность – не для меня

18-летний нападающий Трактора Виталий Кравцов уже сейчас показывает взрослый хоккей – где-то сделает паузу, где-то сыграет на партнера. У невероятно техничного и блестяще катающего Кравцова почему-то не ладится со сборными уже второй год.

В интервью корреспонденту AllHockey.Ru Виталий рассказал о причинах непопадания в молодежную сборную и о своей игре в Континентальной лиге.

— Виталий, хотелось бы поговорить о молодежном чемпионате мира, который завершился слишком быстро и не очень удачно для нашей национальной команды. Удалось посмотреть МЧМ?


— Я посмотрел игры с чехами и швейцарцами. Думаю, нашим не хватило хладнокровия и психологии. Сами игроки психологически на себя давили – мол, они приехали на молодежный чемпионат мира и надо выигрывать.

Физика была у ребят. На тренировках все хорошо разыгрывали, больше опирались на командную игру.
— Со стороны обычно виднее.

Помечали для себя ошибки, которые допускали наши ребята?

— Ребята играли хорошо, тактически не проигрывали, физически тоже. Конечно, были микро-ошибки, из-за которых пропускали голы, а свои моменты не могли реализовывать.

После первой игры набрали обороты, уже стали играть на атаку, но не могли забить. Большинство у игроков было – не хватало просто завершения.

Никто не мог взять на себя ответственность, чтобы реализовать это большинство.

Виталий КРАВЦОВ: «Сегодня чувствовал лёгкость в физике у меня, чувствовал, что могу убежать»


— Что у вас случилось? Почему вы не попали в окончательный состав сборной?

— Думаю, не увидели во мне игрока, который может принести победу. Это тренерское решение, я ничего против не имею.

— Удалось с Брагиным лично пообщаться, он объяснил свое решение?

— Да, удалось. Валерий Николаевич сказал, что есть определенный талант, нужно работать. Все в моих руках, и на этом жизнь не заканчивается.

Впереди следующий год, к которому нужно будет подойти еще серьезнее.

— У вас еще есть возможность поиграть на МЧМ в следующем году. От этого как-то проще психологически?

— Не сказал бы. Я знаю ребят, которые ездили на сборы, а на следующий год не попадали на чемпионат мира.

Так что больше страшно. Все хочется сейчас.

— Вы и на суперсерии не смогли сыграть…

— Я восстанавливался после травмы. И мое мнение таково, что, наверно, я не успел восстановиться, набрать нужную форму, чтобы попасть в состав на суперсерию.

— Не думали, что ваш отъезд из сборной связан с тем, что там мало ребят, которые играют во взрослый хоккей? Сами так не чувствовали?

— Это роли не играет. Каждый хоккеист по-своему развит: кто-то быстрее, кто-то мыслит по-другому. В сборной оцениваются командные действия: как ты себя проявил в коллективе, как ты закрепился, как играешь звеном. Личные качества можно спрятать далеко и подальше.

Ценятся исключительно командные.

— Обиды нет на Брагина?

— Никакой обиды. Наоборот – хорошо, что вызвал меня на сборы, посмотрел.

Я получил большой толчок к развитию и мотивации на следующий год.

— У вас как-то не идет со сборными. И с юниорской в том году не получилось, и в этом с молодежкой.

Как сами думаете, в чем причина?

— Согласен, но жизнь на этом не заканчивается. Мне нужно психологически разгрузиться. Приезжаю в сборную: раз не попал, второй…Я боюсь ошибиться.

Значит, я не показывал тот хоккей, который от меня ждали. Мое мнение, что на юниорский чемпионат мира я мог поехать, но не срослось. Тренер увидел более сильных игроков.

Проблемы нужно искать в себе, а не в ком-то.

— Хотелось бы поговорить о вашей игре в Континентальной лиге. Вы проводите первый полноценный сезон в КХЛ.

Эмоции уже поутихли?

— Нет, эмоции не утихают. Наоборот, если провел матч, то на следующий более волнительно выходить. Если в той игре забил, значит, сейчас надо тоже выйти и забить. Желание, волнение – все присутствует.

Борюсь с этим. Да, я провожу первый полноценный сезон в КХЛ и спасибо большое тренерскому штабу, что доверяют, дают шанс проявить себя.

— Как соперники относятся к вам, когда видят такого юного игрока на льду?

— На поле все равны, как и в бане (смеется). Когда я с шайбой, может, у кого-то больше уверенности, потому что я молодой и неопытный.

В таких моментах мне нужно быть немного хитрее.

— К скоростям в Континентальной лиге сразу привыкли?

— Потихоньку привыкаешь к скоростям. В среднем 10 игр проводишь и уже нормально.

Начинаешь быстро бегать, думать.

— Говорят, голову опускать нельзя, можно так попасться…

— Согласен. Но иногда даже с поднятой головой можно попасться. И я попадался — руку сломали. В игре со СКА было дело. Игрок питерской команды промахнулся и попал в меня.

Как следствие – перелом руки.

— Сейчас вы уже показываете более взрослый хоккей. Тяжело было перестроиться с молодежки?

— Перестроиться в плане скоростей было не так уж и сложно. В плане игры у бортов – намного тяжелее, потому что там другая тактика, игра в более взрослый хоккей. Те действия, которые ты мог сделать на молодежном уровне, на взрослом они не проходят.

Надо быть хитрее, быстрее, сильнее. Так в принципе, я думаю, что более-менее перестроился – где-то могу уже обыграть соперника.

— Что в итоге с молодежкой у вас сейчас? Вы там играете?

— Когда объявили окончательный состав сборной на МЧМ, я прилетел в Челябинск и на следующий день, чтобы быстро войти в игровой ритм, напросился поиграть за Белых Медведей. Один матч пока провел там.

— В этом сезоне у вас не получается стабильно показывать свой хоккей. С чем это связано?

— С психологией. До конца в себе не разобрался. Выхожу на игру, и где не боюсь ошибиться, получается тот хоккей.

Нужно летом записаться к психологу, покопаться в себе и на следующий сезон набрать 200 очков (смеется).

— Болельщики уже отметили в вас лидерские качества. Чувствуете повышенное внимание со стороны?

— Лидером я себя точно не ощущаю. Он у нас в команде есть. У меня шесть очков – какой я лидер.

А болельщикам спасибо большое.

— Повышенное внимание оказывает давление?

— Давление от болельщиков никакого не испытываю. Благодарен им, что подбадривают.

— Вы давно посещаете зарубежные тренинг-кемпы. Это помогает поднимать уровень?

— Определенно. Повышаешь свой уровень, потому что там усердно работаешь над катанием, над руками, над техникой, над физической подготовкой.

Нужно быть ко всему готовым, уметь делать разные финты, хорошо кататься.

— Зарубежные сборы лучше, чем в России?

— В России на сборах я ни разу не был. Предпочтение отдаю зарубежным, потому что они уже давно над этим работают.

Там ставят хорошее катание, правильно работают над руками. Знаю, что сейчас в России тоже делают неплохие лагеря. Во всех лагерях, которые я посещал, был индивидуальный подход к каждому.

Объясняли, как нужно питаться, где не переусердствовать с железом, чтобы не потерять технику и не стать деревянным.

— У вас блестящее катание. Над этим в Канаде работали? Говорят, что там хорошая школа катания…

— Я работал над катанием в Чехии. Также ездил в Америку – там катался с тренерами.

В Торонто работал почти индивидуально с тренером.

— Ваши родители много вложили в вас сил и денег. Это мотивирует добиваться более высоких результатов?

— Конечно. Родители всегда много вкладывали в меня и хотели, чтобы у меня все получилось. Раньше я этого не понимал и не делал, что они говорят.

Отец у меня строгий и часто в наказание я шел во двор и часа два работал руками – раз 500 бросал по воротам, чтобы в углу не стоять.

— Вас часто сравнивают с Кузнецовым и Ничушкиным. Не устали? Все-таки каждый хоккеист имеет свой стиль игры.

— Я не знаю, чем я могу себя с ними сравнить, и как меня сравнивают. У Кузнецова одно мышление, у Ничушкина второе, у меня третье.

Каждый игрок индивидуален.

— Как вы относитесь к тому, что игроки в 15 лет уезжают в Америку и Канаду?

— Если они уезжают, значит, они уверенны, что там будет лучше, чем здесь. Они видят там больше возможностей пробиться играть на высоком уровне, нежели тут.

Есть свои причины.
— Вас такие мысли не посещали?

— Уехать? Посещали. Я думал над этим. Там вроде и форму получше дают, условия делают для тебя хорошие.

Но в Челябинске хорошие ребята, тренера, и я с выбором не прогадал. Меня здесь все устраивает, а ехать в неизвестность – не для меня. Куда мне сейчас ехать? В CHL, лигу Квебека? Получается, что я уйду на уровень ниже, нежели я сейчас играю.

В этом году драфт НХЛ, посмотрю, какая команда меня выберет. Думаю, иногда про драфт.

Но у меня еще два года контракта, я некуда не рвусь, я здесь и сейчас.

— Обычно агенты уговаривают хоккеистов отправиться за океан, обещая им золотые горы…

— Решение принимаешь ты, взвешиваешь все за и против тоже ты. Обычно то, что говорит и обещает агент, можно послушать только 50 процентов, остальные 50 пропустить. Агент не сделает тебе карьеру, ее делаешь ты сам.

И окончательное решение тоже принимаешь ты.

— Не поступало ли вам такое предложение от вашего агента?

— Если бы агент мне рассказывал что-то, я бы даже его не слушал. В первую очередь я бы советовался с семьей, с близким мне тренером Андреем Гридиным, совещался бы с нашими челябинскими тренерами, с Игорем Валерьевичем Знарком, с Анваром Рафаиловичем.

Решение принимаю я, а не агент. Так что в таких ситуациях нужно взвесить все за и против.

— Свои ближайшие планы связываете с Россией?

— У меня этот и следующий сезон контракт с Трактором. Я никуда не могу уехать, даже при большом желании, да и сейчас меня все устраивает.

Пока я готов отрабатывать свой контракт.

Читать о спорте еще…

Читайте также: