Владимир генинсон: в новом договоре упл и ффу заложена полная централизация маркетинговых прав

Владимир генинсон: в новом договоре упл и ффу заложена полная централизация маркетинговых прав

Во главе Премьер-лиги Владимир Генинсон уже почти год. Долгожданная и обещанная централизация медиа-прав в полной мере пока так и не произошла. Более того, осенью был установлен антирекорд посещаемости тура в чемпионатах Украины.

Как, наконец, начать зарабатывать, сделать украинский футбол привлекательным для зрителя и с чем сегодня сталкивается УПЛ – об этих и других важных вопросах Владимир Генинсон рассказал в эксклюзивном интервью Terrikon.com.

Большинство клубов УПЛ уже перестроились под финансовый фэйр-плей

— Начнем с актуального. 31-го января ожидалось решение ФИФА, согласно которому «Днепр» могли понизить в классе.

Какова сегодня ситуация с днепровским клубом?

— Практика показывает, что ФИФА и УЕФА стараются не ломать систему проведения чемпионатов в середине дистанций. Мы полагаем, что это будут либо очередные штрафные санкции, либо понижение в классе, но уже по завершении чемпионата.

Что касается внутренней ситуации, то вы знаете, что клуб проходит сборы, у нас постоянный контакт и с генеральным, и со спортивным директорами. Основная команда, U-21, U-19 готовятся продолжать выступления в своих чемпионатах.

— По информации, которая есть у редакции Terrikon.com, вместе с «Днепром» из-за финансовых трудностей может покинуть чемпионат и «Волынь». Летом вы настояли на том, чтобы клуб аттестовали и оставили в Премьер-Лиге, но кардинальных изменений после этого не произошло…

— Я лично не настаивал, а рекомендовал. Благодаря позиции Аттестационного комитета, клуб продолжил выступление в УПЛ, а долги перед футболистами были закрыты. «Волынь» играет, жива и существует, зарплаты платятся.

Да, это долг из прошлого, но я думаю, что они его погасят.

— Вам не кажется, что два проблемных клуба в УПЛ – это много, тем более после сокращения числа участников. Почему так происходит?

Возможно, стоит пересмотреть критерии лицензирования клубов?

— Главная причина – экономическая и политическая ситуация в стране. Это влияет на всю страну и клубы здесь не исключение.

Вопрос оздоровления бизнес модели клубов, их стабильная финансовая и операционная деятельность — краеугольный камень развития и выживания футбола на данный момент. Не важно, какая ситуация в стране или у собственника – главное, чтобы клубы могли зарабатывать сами.

Если, допустим, «Карпаты» смогли перестроиться, оптимизировать бюджет и сейчас показывают положительную динамику и даже в сложных условиях стараются зарабатывают деньги. Но у «Карпат» тоже есть старые долги, которые тянутся по 3-4 года.

Несмотря на это, клуб выходит на самоокупаемость. Есть несколько примеров таких клубов и это себя оправдывает.

— Из 12 клубов УПЛ – сколько живут по финансовому фэйр-плэй?

— Больше половины.

— А конкретнее?

— (после длительной паузы). 7-8.

Генинсон: Десять клубов согласились уйти в единый централизованный маркетинг


— То есть, у нас есть 4-5 клубов, у которых могут возникнуть либо уже имеются серьезные проблемы?

— Да, но они на полных парах несутся к трансформации и оздоровлению их экономической модели, либо, к сожалению, к аматорскому футболу…

— Раз уж такая сложная экономическая ситуация в стране, то вы не думали пересмотреть критерии аттестации для клубов, чтобы избежать чьей-то ликвидации по ходу сезона?

— На самом деле, эти критерии мы получаем из УЕФА, после чего их имплементацией и применением к нашим реалиям занимается Аттестационный комитет ФФУ. УЕФА контролирует вопрос лицензирования футбольных клубов, присылают рекомендации…

Также они направляют в национальную ассоциацию своих специалистов, как минимум, два раза в год, которые проводят семинары для финансовых и спортивных директоров каждого клуба, чтобы облегчить им понимание процедуры лицензирования. Украина получила возможность лицензировать клубы только потому, что придерживается всех правил и норм УЕФА.

— Есть ли среди пунктов лицензирования обязательный финансовый порог для клубов, которые получают аттестат? Вы не планировали его ввести?

— Это может сделать Премьер-лига, но не комитет по аттестации клубов. Там есть критерий – финансовый фэйр-плей. Если клуб его соблюдает на один миллион долларов – то этот порог будет один миллион.

Если 78 миллионов – то 78. О чем гласит финансовый фэйр-плэй? Ты не можешь потратить больше, чем заработал. Если клуб может существовать в УПЛ за один миллион долларов, то эти деньги он аккумулировал с продажи билетов, мерчендайзинга, продажи своих футболистов, а потом потратил на себя и остался в Топ-дивизионе – финансовый фэйр-плэй соблюдается.

Точно также, как и клуб, у которого бюджет 78 миллионов…

Что может сделать Премьер-лига? Мы можем взять за основу английскую Премьер-лигу. Это одна из моделей, которую в кризисное время можно использовать. Каждый клуб является учредителем Премьер-лиги.

20 клубов – 1/20 часть. Чтобы ей владеть, нужно внести определенную сумму денег. Эти деньги лежат в банке.

В критический момент они могут помочь. Собственники клубов могут принять решение о использовании этого фонда, чтобы доиграть сезон.

Это решение собственников клубов.

Если команда занимает последнее место и покидает Премьер-лигу, взнос, который она вкладывала в фонд, возвращается в полном размере клубу, и она понижается в Первую лигу. Это общие деньги, 1/20 уставного фонда у каждого клуба.

Поэтому они и являются собственниками Премьер-лиги…

— В начале разговора мы говорили о финансовых проблемах, но на этом фоне обострилась и другая тема – ситуация с налогами. В конце декабря мы говорили с Андреем Павелко о том, что созрела необходимость вместе с финансовым фэйр-плей, вводить и налоговый.

Не секрет, что у многих клубов помимо основных контрактов с игроками есть еще и дополнения, которые в разы превышают официальную зарплату. По словам президента ФФУ, такой пункт должен существовать в регламенте УПЛ.

Почему его еще нет?

— Отвечу так, как оно есть. Мы с Андреем Васильевичем считаем одинаково и живем одной жизнью. Он все правильно сказал. Премьер-лига контролирует каждый контракт.

Все, что у нас зарегистрировано – это те контракты, которые подает клуб. Но если есть аналог, зарегистрированный не в УПЛ, а у частного нотариуса, как бонусная система, то мы его даже не видим.

Я согласен с Павелко – должен быть финансовый фэйр-плей, честная выплата налогов в казну государства. Потому что это те деньги, с которых живет наша страна.

Владимир генинсон: в новом договоре упл и ффу заложена полная централизация маркетинговых прав

Для начала хотелось бы немного прояснить о нормативном регулировании требований к контрактам с футболистами и проверки финансовых показателей клубов.

Требования к контрактам между клубом и футболистом установлены Регламентом ФФУ по статусу и трансферам футболистов, кроме того данным Регламентом утверждена типовая форма таких контрактов.

В процессе аттестации Аттестационный комитет ФФУ проводит мониторинг и анализ финансовой деятельности за предыдущий период на предмет соответствия такой деятельности клубов действующим номам законодательства Украины, а также ФИФА и УЕФА.

Когда же Клубы подают контракты для заявки в соревнованиях УПЛ – Лига в свою очередь проверяет контракт на соответствие указанному выше Регламенту ФФУ. Но мы можем проверять только те контракты/документы, которые клуб предоставляет в Лигу.

— Все мы знаем случай, когда Артем Милевский подал в иск на «Динамо», требуя выплатить долг в 1,2 миллиона долларов… У него ведь была какая-то доказательная база?

— Возможно, но он проиграл суд.

— И, тем не менее, чем-то ведь он аргументировал свой иск?

— Вот если бы Артем Владимирович выиграл этот суд, то мы могли бы признать, что есть такой прецедент. Не знаю, какие документы подали в суд, но видимо они не были достаточно вескими.

— Хорошо, то есть у вас есть принципиальная договоренность с собственниками клубов играть по правилам?

— Футбол в принципе подразумевает игру по правилам. И собственники, как никто другой, понимают необходимость соблюдения всех футбольных законов.

Премьер-лига готовит улучшенный договор с ФФУ

– Вы сказали, что «живете одной жизнью» с Андреем Павелко. Насколько интенсивно ваше взаимодействие?

— С Андреем Васильевичем взаимоотношения абсолютно профессиональные, рабочие, у нас единые стратегические цели – развитие, популяризация и повышение уровня украинского профессионального футбола и это нас объединяет.

— Это понятно. Но можете назвать конкретные решения, которые вы приняли совместно?

— Хорошо. Чем занимается Федерация футбола Украины? Управляет всем футболом в стране. Основная задача – управление сборными (национальная, женская, молодежная, юношеская), аматорский футбол, детский футбол и конечно же профессиональный.

Премьер-Лига – одна из этих составляющих. Все, что связано с нашими вопросами, мы стараемся решать без бюрократии. Встретились, обсудили, сделали совместный протокол, подписали договор. Видение с Андреем Васильевичем развития футбола у нас одинаково.

Как мы это показываем в прессе – тоже более или менее одинаково. Сейчас на повестке дня ключевой вопрос у клубов украинского топ-дивизиона — это подписание следующего договора между ФФУ и УПЛ.

Уже состоялся ряд рабочих встреч и обсуждений по наполнению договора с ФФУ и с клубами. Надеемся в ближайшее время процесс финализировать, и этот документ станет важной и необходимой площадкой для успешного развития профессионального футбола среди команд УПЛ.

— И что же нового в этом договоре, по сравнению с ныне действующим?

— За основу взят действующий договор. В новой редакции договора заложены нормы, необходимые для качественного и успешного развития УПЛ, клубов ее участников и продукта в целом.

— В чем именно обновления? Приоткройте занавес.

— Приоткрою. Для нас важно было заложить в основу этого договора фундамент, необходимый для успешного развития профессионального футбола.

Среди прочего и централизация медийных, телевизионных и маркетинговых прав, и система отчислений национальной ассоциации на развитие футбола в стране. Создается единый продукт, который приносит выгод и пользу всем участникам процесса.

Не каждый клуб сам по себе, «Динамо», «Днепр» или «Карпаты», а есть продукт, который системно развивается, принося дивиденды всем его участникам и в первую очередь болельщикам. Да, у нас есть топовые клубы, которые тянут всех остальных. Это правда.

Но они готовы пожертвовать своими заработками в краткосрочной перспективе, осознавая необходимость сплоченности для достижения успеха и высоких финансовых результатов каждого клуба и Лиги в целом. Украина, на сегодняшний день, находится на последних позициях среди Европейских лиг по деньгам, которые зарабатываются клубами от реализации медийных и спонсорских прав в рамках национального чемпионата.

Но при этом, хочу обратить внимание, что Украинский футбольный продукт по спортивным показателям традиционно входит в ТОП-10 рейтинга УЕФА, на сегодняшний день это восьмая позиция из 54 членов-участников УЕФА.

Позиция в рейтинге, богатая футбольная история и современные исследования, подтверждающие высокий интерес к футболу в Украине, говорят об одном – потенциал нашего общего дела колоссальный!

— Если я правильно вас понимаю, то вы уже достигли договоренности с клубами по всем перечисленным пунктам?

— Как я уже говорил, проект договора был отработан рабочей группой, в которую входят представители клубов которые внесли свои предложения в этот договор. После этого была встреча между УПЛ и ФФУ, на которой все предложения и дополнения были обсуждены и внесены некоторые коррективы Следующая встреча состоится через 10-12 дней.

Наш договор действует до 30 июня 2017 года. Подписание договора, конечно же, должно быть задолго до этого.

— Касательно вашего сотрудничества с ФФУ. В начале декабря, после отмененных матчей 1/4 финала Кубка Украины, вы провели встречу с журналистами, на которой заявили: клубы, не подготовившие свои арены к матчам должным образом, должны получить технические поражения.

И все же, КДК ФФУ принимает решение перенести эти поединки на весну. Как это объяснить?

— Я свое мнение сказал на той встрече. Я использую закон. Знаете, есть такая пословица: не знаешь, как поступать, поступай по закону. Мы поступили по регламенту.

Это были мои слова, после того, как я посоветовался со своими коллегами. КДК приняло то решение, которое приняло. Это орган, который стоит выше нас.

Мы ни в коем случае не будем критиковать. Мы принимаем то, что нам говорит КДК.

Если они приняли такое решение, то у них были основания.

— Это странная ситуация, если честно. То есть, вы пришли к своему выводу, руководствуясь регламентом.

Но КДК ФФУ руководствуется своими принципами и выносит решение, противоречащее регламенту. Абсурд?

— Я повторюсь, что критиковать КДК ФФУ не буду. Мы получили решения КДК по данным вопросам и обязаны их выполнить.

Владимир генинсон: в новом договоре упл и ффу заложена полная централизация маркетинговых прав

— Еще одна проблема украинского футбола – матчи с «фиксированным результатом». Андрей Павелко решился на реформу и ликвидировал комитет, который возглавлял Кочетов, учредив новую структуру, главой которой стал итальянец Франческо Баранка.

Станет ли этот человек панацеей?

— И да, и нет. Рано или поздно, мы должны были прийти к абсолютно независимому человеку.

У него нет ни бизнеса, ни родственников в Украине. Франческо Баранка был внутри самого громкого скандала о коррупции в футболе. На тот момент, если бы он принял решение уйти на сторону темных сил, то стал бы очень богатым человеком, а этот скандал так и не был бы раскрыт.

Франческо борется за правду. К нему не только Федерации обращаются, но и топ-клубы. Он не пугает и не говорит «Мы накажем». Кроме прочего, его функция будет заключаться в том, что он будет ездить по клубам и работать с тренерским штабом и футболистами.

Нужно показывать, как отследить человека на поле, который подозрительно действует. Если один человек, допустим, отдает 59 пасов в одном матче, а в другом отдал 6, из которых два – сопернику, то это уже подпадает под подозрение.

Франческо – человек с сетью информаторов, которые показывают, под подозрением игра или нет. Это не только по коэффициентам, но и по биржам видно.

Он может вскрывать беттеров, ведь имеет возможность пользоваться международным правом. Это очень правильное назначение. Андрей Васильевич с ним встречался, общался.

Я тоже провел с ним несколько встреч. Считаю, что это назначение должно помочь.

— Очень остро стоит вопрос инфраструктуры среди клубов УПЛ. «Сталь» играет в Днепре, «Зирка» последний матч проводила в Запорожье. И это клубы не из зоны АТО.

Если из Первой лиги поднимутся два клуба, вы уверены в их инфраструктуре?

— Давайте по порядку. Начнем с «Зирки», раз вы затронули.

Действительно, команда последнюю домашнюю игру провела в Запорожье. Мы сейчас 2-3 раза в неделю связываемся с операционным менеджментом команды. И как нам сообщили, подогрев у них сломался буквально перед заключительным матчем в 2016 году.

На данный момент все восстановили, и матч с «Днепром» должен состояться на стадионе в Кропивницком.

По «Стали». В Каменском строят стадион. Как быстро – зависит от экономической ситуации у владельцев клуба.

Проект мы видели. Он может принимать Лигу Европы, по ЛЧ не уверен, поскольку там будут изменения в регламенте.

Но вообще стадион должен быть хорошим, полностью оборудованный по европейским меркам.

Те команды, которые поднимутся… Я так понимаю, вы намекаете на «Ильичевец» и «Верес»?

— На данный момент именно они лидируют в таблице.

— По «Вересу». Я общаюсь с Алексеем Хахлевым, раз в месяц, как минимум.

Он заверил, что землю выделили, есть средства на строительство нового стадиона. Как быстро – никто не знает.

Для меня очень важно, чтобы был построен не просто стадион, а еще и тренировочная база.

Ильичевец — клуб, который уже не один сезон провел в высшем дивизионе Украины и хорошо знаком с регламентными требованиями УПЛ, включая инфраструктурные вопросы. Поэтому рассчитываем, что они выполнят все требования и станут достойным участником УПЛ.

У каждого стадиона есть свои слабости. Опять же – основная задача Премьер-Лиги – начать зарабатывать деньги.

Часть инвестировать в инфраструктурные проекты. Аккумулировали часть средств от общего заработка, направили на развитие инфраструктуры.

Например,у «Волыни» слабое освещение, что негативно сказывается на качестве ТВ трансляции и нашего общего продукта, его стоимости и привлекательности соответственно. Клубами совместно принимается решение о целесообразности и необходимости такой инвестиции.

И для болельщиков приятно, и для любого клуба, который приезжает на этот стадион, для него все подходит… Этот механизм успешно зарекомендовал себя и работает в других европейских лигах, например, в соседней польской Лиге. Надо взять и внедрить лучший мировой опыт.

Этим мы сейчас и занимаемся.

УПЛ вышла на самоокупаемость в этом году — Вы сказали о главной цели УПЛ – заработок средств. Сколько денег клубы получат в этом сезоне?

— По-разному. Есть клубы, которые самостоятельно пытаются вести свою деятельность.

Они считают, что им никто не нужен, и они продадут себя намного лучше сами, чем в объединении. Все мы знаем о скандалах между «Черноморцем» и «2+2». Канал не выплатил деньги клубу, а те решили удержать их у «Зари». Почему-то.

Не могу вам ответить на вопросы, сколько «2+2» платит «Волыни» или «Днепру». Это через нас не проходит. Те 7 клубов, которые согласились на эксперимент, и пошли с нами в этом году, остались довольны.

Кроме того, что они до конца сезона получат те деньги, которые мы гарантировали, та маркетинговая политика, которую мы пытаемся внедрить, уже идет им на пользу.

В денежном эквиваленте – мы вышли на самоокупаемость в этом году. От деятельности УПЛ клубы получают больше, чем перечисляют в виде взносов. Те клубы, которые в прошлом году объединили часть своих активов, и передали их УПЛ, получат дополнительный доход.

Следующая наша цель – не только выйти на самоокупаемость, но и то, что я обещал в своей предвыборной кампании – снять с клубов нагрузку за арбитраж.

— Каков механизм накопления средств? На чем зарабатывает УПЛ?

Это спонсорские отчисления, продажа телеправ, что еще приносит вам средства?

На данный момент, по сравнению с другими лигами, мы все вместе пока практически не зарабатываем. Потому что каждый клуб зарабатывает сам для себя. У лиги есть титульный спонсор, мы распределяем деньги среди участников УПЛ.

Лига реализовала часть международных прав – средства будут перечислены до конца сезона всем тем клубам, которые нам передали права. Для того, чтобы обеспечить рост финансовых поступлений, развитие соревнований и их привлекательности, инвестировать в инфраструктуру и привлечение болельщиков на стадионы необходима централизованная и системная работа по созданию единого продукта.

— Вы говорите, что продали часть международных прав. А куда они были реализованы?

— Мы продали партнерам. Это крупная английская компания, которая выкупила у нас эти права.

Там часть на стриминг, часть на беттинг и часть – показывают в Европе в той сетке, куда еще можно вставить украинский футбол. А) он не очень интересен сейчас; б) европейские матчи пользуются популярностью.

Здесь же мы можем вернуться к новому договору с ФФУ. Зачем нам нужна полная централизация? Мы сможем сами делать сетку трансляций. Нам никто не мешает делать матчи в пятницу, субботу и воскресенье.

Но мы будем знать, когда показывают «Ман Юнайтед», когда «Милан», а когда «Ювентус». Мы можем попасть в международную сетку и расставить наши матчи так, чтобы они заполняли те места, где есть пробоины в европейских чемпионатах.

И тогда нас будут намного быстрее брать, показывать и платить за это деньги, а не как сейчас, когда у нас два канала назначают два топ-матча в одно время, прайм-тайм, когда идет прекрасный матч «Челси» — «Ливерпуль», например.

— У Премьер-Лиги есть глобальный спонсор. Но можно ли увеличить количество инвесторов?

— Да.

— Каким образом?

— Только если будет подписан новый договор со всеми внесенными правками от нас и клубов. Только тогда мы сможем привлечь спонсоров. Если у одного телеканала есть энергетический спонсор «А», у другого – «В», а у клуба – «С», то это очень тяжело.

Тогда нельзя привлечь одного крупного игрока на рынке. Но мы нашли способ, как это правильно делать.

— И как же?

— Все было рассказано на опыте Экстраклассы. У них есть беттинговая компания, которая является официальным спонсором их лиги, но есть и у клубов спонсоры беттинговые.

Но они платят отчисления Лиге. Клуб, который получил львиную долю от одного спонсора, должен вернуть часть денег в Премьер-лигу. И эти деньги распределяются между всеми клубами. Тогда это честно.

Вот здесь уже наши переговоры между большими и малыми игроками. В новом договоре есть опыт и из Экстраклассы, и из румынской Лиги, и даже испанской Примеры.

Они недавно смогли централизовать права на трансляции с помощью правительства. Но в основном, опыт – английской Премьер-лиги.

— Хорошо. Возвращаясь к телетрансляциям.

Каким, на ваш взгляд, должен быть средний рейтинг трансляций матчей УПЛ, и какой он сейчас? Насколько большая разница в цифрах?

— Просто огромная. Это пропасть.

— А конкретнее по цифрам?

— Точно не отвечу… Футбольная аудитория у нас большая, но ситуация в стране негативно повлияла и на нас, на ТВ-рейтинги и посещаемость.

Но в этой ситуации нам, как никогда, нужно объединиться и делать все возможное для роста этих и других показателей нашего футбола.

— Вы предприняли реформаторскую попытку вернуть зрительский интерес через изменение формата. Он останется таким же и в следующем сезоне, либо вы можете признать, что попытка провалилась?

— Мы очень много проговорили о телеправах, трансляциях, но я могу сказать об одном. Чтобы чемпионат был привлекательным, и люди ходили на стадионы, зрители вернулись к телевизорам – лига должна быть интересной.

Нужно создать подобие МЛС. Не организационную модель франшизы, а модель привлекательности и комплекс мероприятий, который они реализуют для привлечения интереса.

Год назад было принято решение, что в сезонах 2016/17 и 2017/18 в соревнованиях Лиги будут принимать участие 12 команд. Исполком ФФУ утвердил, что обмен с первой лигой – 2 на 2. Через сезон мы планируем вернуться к 16-ти командам.

Это даст еще один год в Первой лиге подтянуть уровень тех команд, которые претендуют на повышение в классе.

Одно из главных достижений Премьер-Лиги – проведение матча за Суперкубок Украины. Сколько вы заработали на нем и куда были потрачены эти деньги?

— Чистая прибыль – около трех миллионов гривен. Из них половина ушла на раздачу призовых, а еще 1,5 миллиона мы раздали между всеми клубами.

По сто тысяч каждому, и 300 тысяч где-то ушло на налоги.

Владимир генинсон: в новом договоре упл и ффу заложена полная централизация маркетинговых прав

Что будет с Суперкубком в этом году?

— Мы получили предложения с заинтересованностью принять матч за Суперкубок от нескольких городов, представим это на выбор собственникам клубов. В этом году хотим начать подготовку за 4-5 месяцев заранее.

Лично я вижу опять проведение в Одессе. Условия хорошие, мы знаем, как проводить Суперкубок, извлекли уроки из предыдущего. Знаем, где больше заработать и как можно это сделать.

Также планируем провести форум с участием европейских лиг и международных компаний, специализирующихся на футболе.

— Вам часто припоминают приглашение Потапа на жеребьевку УПЛ. Это была попытка сделать шоу, работа на имидж лиги.

Вы планируете продолжать делать официальные мероприятия более красочными? Как в Шотландии, например, где недавно отличился Род Стюарт?

— Я тоже могу похвастаться, что шотландцы посмотрели на нашу жеребьевку с Потапом и взяли Рода Стюарта. В ближайшее время мы планируем презентовать новых амбассадоров УПЛ.

Действительно работа над имиджем Лиги, интегрирование элементов шоу в футбольные мероприятия – это то направление, в котором мы видим перспективу. В частности на Суперкубке мы планируем организовать для болельщиков шоу до начала и в перерыве матча.

Есть хороший и успешный пример Супербола в США, и мы тоже хотим двигаться в этом направлении. Что касается жеребьевки, то тут тоже уже есть интересные задумки…

— А вы уже знаете, что именно?

Пускай это будет сюрприз, но обещаю: будет интересно.

Даниил Вереитин, terrikon.com

Читать о спорте еще…

Читайте также: