«Во второй лиге молодые были нужны, чтобы состригать с них деньги». закончить журфак мгу и стать звездой мини-футбола

«Во второй лиге молодые были нужны, чтобы состригать с них деньги». закончить журфак мгу и стать звездой мини-футбола

Олег Денисов – о том, как приостановить карьеру журналиста и стать одним из лучших мини-футбольных вратарей.

Олег Денисов – один из игроков той «Дины» и той сборной России, которые выигрывали чемпионат Европы, Межконтинентальный кубок, Кубок чемпионов и много чего еще. Удивительно, что в мини-футбол Денисов попал случайно: к тому моменту он закончил факультет журналистики МГУ и собирался работать в рекламе.

Как он оказался в «Дине» и чем занимается сейчас, он рассказал клубному блогу на Sports.ru.

– Как началась ваша футбольная карьера?

– Ну, сначала она закончилась. Я отучился в футбольной школе ЦСКА, отыграл один или два матча за дубль, главный ЦСКА в том году вылетел из высшей лиги, дубль закрыли, и я отправился в армию – самую настоящую, не в «спортивную».

Отслужил два года, с мечтами о футболе уже завязал и поступил на факультет журналистики МГУ.

– Почему поступили именно на журфак?

– У меня родители работали в издательствах. К тому же в школе не было проблем с русским, с литературой, с сочинениями…

Но в те годы вовсю шла Перестройка, и стипендии не стало хватать даже на дорогу до учебы. Пришлось заняться зарабатыванием денег тем, чем умел, – футболом.

В Люберцах тогда начали создавать команду – «Прометей», в нее попали мои друзья, а потом и я. Это еще был большой футбол. У нас стояла задача сразу выйти во вторую лигу (нынешняя ФНЛ), мы её выполнили, отыграли в ней год. А потом спонсору надоело, и команду закрыли.

Ну а у меня как раз был диплом, и я как раз им занялся. К тому же перенес чуть раньше сложную операцию, у меня был запущенный аппендицит – настолько запущенный, что могли не довезти до больницы.

И на несколько месяцев о футболе забыл.

А затем спросил у друзей, где можно просто так потренироваться для восстановления, чтобы немного набрать физических кондиций. И попал во вторую “Дину” – без каких-либо особых планов, потому что уже заканчивал учебу.

Я примерно знал, куда пойду работать, но случилось так, что тренер, работавший во второй “Дине”, Александр Евгеньевич Бабкин, перешел главным в первую команду. И он пригласил меня. 

Затем сборной СНГ, которая готовилась к чемпионату мира в Гонконг и состояла больше чем наполовину из диновцев, понадобился спарринг, и они сыграли со второй “Диной”, усиленной игроками первой, которые в сборную не попали. Я отыграл эти два спарринга и получил приглашение в сборную. “У меня еще с клубом нет контракта, я тут просто тренируюсь.

А вы хотите, чтобы я за сборную играл?” – спросил. Тут же все быстро завертелось, подписал контракт с клубом и через несколько месяцев поехал в Гонконг.

Так начался мини-футбол.

– Где вы собирались работать до контракта с “Диной”?

– У нас среди прочего на журфаке был семинар по рекламе, хотя кафедры такой еще не было. И практически вся наша группа в нем занималась.

Более того, мы ездили на конкурс – потому что у руководительницы нашего семинара была хорошая знакомая – профессор Университета Майами. А в Штатах ежегодно проводится рекламный конкурс среди студентов, и мы в нем приняли участие.

Причем наша презентация настолько всем понравилась, что по пути из Портленда в Майами мы еще заехали в Лос-Анджелес и там ее повторили.

ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ: как поступить?


– О чем была презентация?

– Вообще, каждый год у такого конкурса есть спонсор, который ставит задачу. Тогда спонсором была компания Visa, и американские студенты должны были предложить такую рекламную компанию, чтобы доля рынка студенческих карт Visa выросла то ли на 6%, то ли на 10%.

А так как в России карт Visa не было в принципе, то нам предложили придумать рекламную кампанию для выхода Visa на российский рынок.

Поэтому мы участвовали вне конкурса, и соответственно никакого места в нем не заняли.

Так вот, по поводу работы. Спонсором той нашей поездки был Сбербанк Москвы. В Сбербанк меня и звали на работу – в рекламную службу.

Заместителем руководителя. Тогда эти отделы ещё только формировались.

– В Сбербанке вы бы зарабатывали больше, чем в “Дине”?

– Примерно так же, думаю. Хотя на мое место в Сбербанке пошла девушка из нашей группы, и я так ни разу ее и не спросил, какие там были в то время зарплаты.

– И почему в итоге выбрали футбол?

– Я с семи лет занимался футболом, мечтал, как и, наверное, любой, сыграть за сборную страны, тем более – на чемпионате мира. И вот меня в эту сборную приглашают. Я думал, что задержусь на год-два.

Но задержался надолго.

– Сложно было перестроиться после большого футбола?

– Ну, тогда же вообще не было людей, которые изначально учились играть в мини-футбол. Мне пришлось постепенно пересматривать свою технику, привыкать к определенным нюансам.

Ведь даже отскок мяча другой. Ты думаешь, что ловишь его вверху, а он пролетает снизу. А когда играешь на синтетике, мяч не отскакивает вообще.

Футбол и мини-футбол – это в принципе разные вещи.

– Когда вы поняли, что останетесь в мини-футболе надолго?

– Конкретного момента не было. Каждый раз я принимал решение, что поиграю еще год, максимум – два. По-моему, только один раз я подписал сразу двухлетний контракт. Я не хотел тогда длинных контрактов, потому что не был уверен, что всю жизнь хочу играть в футбол.

Когда заканчиваешь карьеру, ты начинаешь жизнь заново. Это же были не те деньги, которые есть сейчас в большом футболе, – когда ты можешь обеспечить не только себя и семью, но и внуков своих. 

В первое время я вообще числился в «Дине» не игроком, а менеджером по рекламе.

– Только числились или что-то делали?

– Делали, да – пытались начать создавать видеоархив мини-футбольный российский. Организовывали съемки по ходу сезонов. По их итогам в 1993-м и в 1994-м годах сделали фильмы.

Это еще не было полноценным клубным телевидением, но на “Дине-ТВ” эти фильмы сейчас лежат, и их может посмотреть любой желающий.

– Какие максимальные премиальные были у вас по ходу карьеры?

– Смотря, что считать премиальными. Вот в 1994-м году мы студенческой сборной выиграли чемпионат мира на Кипре. У нас были ребята, которые любили считать деньги, и когда мы вышли в финал, то получалось так, что если бы мы выиграли, то получили бы одну сумму.

А если бы проиграли – получили бы только суточные, но они при этом были бы больше, чем премиальные за победу. Такие вот были «стимулы». За победу на чемпионате Европы РФС в лице АМФР заплатил нам, если правильно помню, 300 долларов суточных. Это премиальные?

Правда, в клубе мне за ту победу подарили машину. Тысяч за 15 американских.

– Когда у вас был пик карьеры?

– Это не мне судить. Например, в 1997-м мы выиграли Межконтинентальный кубок, стали сильнейшим клубом в мире. Это было для меня очень серьезно. До этого в 1995-м – Турнир европейских чемпионов. Так что, по сути, уже через пару лет после старта вышли на очень хороший уровень.

Команда постоянно играла серьезные матчи, постоянно нужно было доказывать, что ты достоин. Но на обычной жизни это, в принципе, никак не отражалось, и хорошо – мне не особо нравится быть публичным человеком.

– За большим футболом вы продолжали следить?

– Перестал, как только надел кирзовые сапоги. Я серьезно. Мой отец как человек, родившийся в Сокольниках, не мог не быть фанатом “Спартака”. Соответственно, до армии я тоже болел за “Спартак”, хоть и вырос в школе ЦСКА – она была ближе дому.

Соответственно, у меня два родных клуба. Но в армии как отрезало. Интересоваться – интересуюсь, болеть – не болею.

У меня вот сейчас ребенок очень сильно болеет за лондонский “Арсенал” и все время тащит к телевизору или компьютеру, чтобы посмотреть матч. Я смотрю с ним. 

– Кто-то из вратарей был тогда вашим кумиром?

– Конечно, в то время я не мог не болеть за Рината Дасаева. Кстати, когда я закончил школу и не стал поступать в ВУЗ в надежде попасть в ЦСКА, к нам приехали купцы, и четыре человека, включая меня, отправились играть до конца сезона в астраханский “Волгарь”.

Для меня это была дополнительная галочка (в «Спартак» Дасаев пришел как раз из “Волгаря”). Правда, в итоге начальник той команды привлек внимание особых органов.

Как водилось в те времена, зарплату нам платили, а премиальные мы возвращали. Но к тому моменту, как он их привлек, я оттуда уже сбежал – на базе прожил месяц или полтора.

– Почему сбежали?

– Понял, что такой жизни не хочу. Нам четверым говорили: будет практика, будете играть. Но практики у нас не было, а победы там никому не нужны особо были.

Что такое вторая лига? Если перефразировать Озерова: “Такой футбол мне был не нужен”. Тем более, что молодые нужны там были только для того, чтобы состригать с них деньги. Тогда в советском футболе было так.

Поэтому я взял сумку, доехал на вокзала и сел на поезд.

– Самые яркие моменты в вашей карьере?

– Их много, даже если брать только победы. Это Межконтинентальный кубок в 1997-м. 1995-й, когда мы впервые обыграли испанцев у них дома. 1999-й, когда выиграли Европу.

Были и обидные поражения – когда проиграли в Риме в турнире чемпионов. Или в 1998-м, когда нас «убивали» в Испании.

Кстати, совсем недавно один испанский бывший футболист приезжал в Москву, мы с ним общались, зашел разговор о 1998 годе, и даже он сказал, что там выиграть было невозможно – судьи судили «хорошо».

Золотое поколение «Дины». Где они сейчас?

– Сегодня вратари в мини-футболе постоянно подключаются к атакам, почему раньше играли по-другому?

– Правила в мини-футболе сильно изменились за эти годы. Когда я начинал, мини-футбол только-только вышел из футзала, и правила были очень похожи. В футзале, например, вратарь вообще не имел права играть за пределами штрафной площади.

Или сейчас вратарь может бросить мяч своему нападающему, который стоит хоть в чужой штрафной. А раньше мяч сначала должен был коснуться либо площадки на своей половине, либо чужого игрока.

Соответственно, кидать можно было только низом. Потом ввели правило, что вратарь может играть только на своей половине поля.

 Потом – наоборот – что на своей половине он только один раз может получить мяч. Ну и так далее.

Поэтому раньше подключать вратарей к атакам было сложнее.

***

– Вы завершили карьеру в 2002 году. Почему?

– Я не чувствовал желания продолжать. Плюс, как я говорю, «коленки стерлись». Сразу после Европы в 1999-м мне мениск вырезали, выйти на прежний уровень было можно, а вот расти дальше – уже сложно. А играть не на полную не хотелось.

Сергей Анатольевич Козлов предложил заняться еженедельником «ФутболРевю», у которого тогда были нелегкие времена, в качестве руководителя проекта – не в качестве главного редактора.

Пришлось поднимать проект практически с нуля с теми людьми, кто остался, спасибо им большое. Но финансовое состояние издания все равно было трудным, требовались инвестиции, а их не было.

Тогда же, в 2002-м, начал параллельно сотрудничать с Шаболовкой, работал ведущим спортивных новостей в программе «Доброе утро, Россия» и на канале РТР-Спорт, комментировал футбольные матчи – тогда права на показ российского чемпионата были у ВГТРК.

– Сейчас вы имеете какое-то отношение к «ФутболРевю»?

– Да, я руководитель проекта. История возрожденного «ФутболРевю» началась два года назад. Сергей Анатольевич хотел возродить его в бумажном виде, но мне удалось убедить его делать интернет-версию.

В перспективу бумажных периодических изданий я уже не верю, это убыточная вещь – особенно если нет каких-то инвесторов и больших денег. Сейчас «ФутболРевю» подходит к состоянию готового проекта, у нас пишут авторы, которые были еще в бумажной версии – Микулик, Горбунов, Морозов, Васильев.

Есть и другие, не менее известные – Стогниенко, Казаков, Кузмак. А по части мини-футбола у нас, думаю, одно из самых оперативных и полных изданий.

– В каком состоянии, на ваш взгляд, находится cпортивная журналистика в России?

– Я тут на днях прочитал исследование Сколковского центра о том, какие профессии появятся в будущем, а какие исчезнут. Обратил внимание, что к исчезающим профессиям относятся среди прочих, по мнению «Сколково», бухгалтеры и журналисты.

На сегодняшний день каждый желающий может стать полноценным журналистом, заведя живой журнал или аккаунт в соцсети. И если раньше, чтобы быть где-то опубликованным, нужно было писать письма в кучу редакций, и эти письма чаще всего выбрасывались в помойку, сейчас он можно публиковать все сразу на своей страничке, где есть какое-то количество читателей.

С точки зрения выражения личности это хорошо. С точки зрения журналистики как профессии – это уже другая реальность.

— Сколько вы в итоге отработали на телевидении?

– Пару лет, ушел летом 2004 года. С одной стороны, было трудно совмещать ночные эфиры с дневной работой в «ФутболРевю».

Если ты, скажем должен выйти в эфир «Доброго утра» в шесть утра на Москву, то к трем ночи надо было приехать на работу. И это еще я как ведущий.

А редакторы приезжали еще на три- четыре часа раньше. Эфир заканчивался в девять утра, и прямиком в «ФутболРевю».

Конечно, я не только из-за ночных эфиров ушел. Были, скажем так, и другие причины, но о них не здесь.

– Ушли куда?

– Я некоторое время общался с людьми, которые в какой-то момент захотели создать спортивный общероссийский бренд. Речь идет о компании ЭФСИ.

Там я в итоге проработал всего год. Хотели сделать условный российский Nike, большая идея.

Выпускали футбольную и хоккейную экипировку, клюшки, одежду.

Меня позвали как формального руководителя проекта. Там было много всяких нюансов, у наших инвесторов были очень сложные отношения с тогдашним министром спорта Вячеславом Фетисовым.

В итоге министерство тогда, как я понимаю, приложило руку к созданию марки “Форвард”, которая сегодня и претендует на ту нишу, на которую нацеливались наши инвесторы. Поэтому они поняли, что тягаться будет сложно, и стали сворачивать проект.

Соответственно, в моих услугах нужда отпала.

С тех пор я снова в “Дине”. Должности были разные, но по функциям это в основном информационная и рекламная поддержка.

Сейчас я гендиректор “Дины-Медиа”. Это отдельная структура, в которую выведены медийные проекты – официальный сайт клуба, ДинаТВ, «ФутболРевю».

2

– Что необычного вы делаете?

Чтобы делать что-то необычное, надо сначала наладить стандартные вещи. Поэтому начали с того, что полностью переработали клубный сайт. Ну, казалось бы, о чем можно ежедневно писать на нем? Команда вышла, потренировалась, игроки разъехались по домам и всё.

Разработали принцип постоянного новостного потока. Изначально была задача, чтобы в день на сайте появлялась минимум одна новость. Сейчас это до смешного мало, а тогда не один клубный сайт такого не делал.

Мы это сделали первыми, сегодня на сайте “Дины” даже в сезон отпусков по три-четыре новости в день. А в какой-то момент мы пришли к выводу, что способы создать клубное телевидение – “ДинуТВ”.

Это большой проект, и в этом плане наш клуб тоже был одним из первых. Надеюсь, что осенью появится возможность проводить прямые эфиры из собственной студии, и тогда запустим еще несколько проектов.

3

– На кого-то ориентируетесь в этом деле?

– Мы отсматриваем много материала. У “Зенита” недавно был хороший ролик, в котором игроки на заправке поработали. Но больше смотрим не на российские клубные каналы.

Чаще всего классные вещи придумывает “Манчестер Сити”. У них очень много прикольных вирусных видео, с ними сложно, наверное, соревноваться.

Но мы попробуем.

Григорий Твалтвадзе: «Болельщики ЦСКА называли меня бифштексом спартаковским. Спартаковские – повесить предлагали»

Читать о спорте еще…

Читайте также: