Войнов: делайте лучше, как овечкин и малкин!

Войнов: делайте лучше, как овечкин и малкин!

Чемпионское интервью Allhockey.ru нашего обладателя Кубка Стэнли сразу после парада по улицам Лос-Анджелеса: как сказку сделать былью, первом разговоре с главным тренером, встрече с хоккейным болельщиком Бэкхемом, и многом другом в счастливом для Вячеслава Войнова этом сезоне.

– Я все еще в эйфории! – не говорит, а вот именно восклицает Вячеслав Войнов, – Парад был! Только сегодня все празднования закончились. Думаю, что только когда на отдых сейчас выйду, начну уже это все как-то потихоньку осознавать. А так одни впечатления пока (улыбается).

Но начинаешь понимать, что ты сделал… (пауза). Даже не так – не то, что я сделал, а что вся команда сделала.

– Лос-Анджелес принято называть нехоккейным городом. На ваш взгляд, теперь он станет по-хоккейнее что ли?

– Я как-то прочитал интервью Дастина Брауна, где он сказал, что Лос-Анджелес любит только победителей. Когда Лейкерс чемпионами стали – весь город был в их майках.

Теперь мы выиграли – все в наших майках ходят.

– Однажды после очередной вашей победы в местных новостях перепутали, и поставили на задний фон не эмблему Лос-Анджелес Кингз, а эмблему баскетбольной команды Сакраменто Кингз.

– (смеется) Правда?!

– Как прошел парад?

– Столько народу на улицах! Нас всех собрали утром. Мы прошли медосмотр, решили все клубные вопросы.

Потом вышли на улицу, сели в автобусы без крыши. Всю команду разделили на пять-шесть автобусов. В каждом по три — четыре человека от команды где-то, а также их семьи, близкие друзья и журналисты.

Сели и поехали. Минут 30, наверное, ехали – через весь центр. Я, конечно, впечатлен.

Все за нас пришли порадоваться.

– Не жарко было в хоккейном свитере по жаре-то разъезжать?

Войнов, Малкин, Дацюк, Овечкин


– Терпимо.

– А кто был самым необычным человеком, который поздравил вас с победой?

– У нас вчера была небольшая тусовочка такая. Командный ужин.

И вот я стою себе в уголке, никого не трогаю, вдруг подходит Дэвид Бекхэм и жмет руку. Он, оказывается, большой любитель хоккея.

Был на каждом матче плей-офф. И на эту нашу тусовочку тоже пришел.

– Перекинулись с ним парой слов?

– Мы с ним сфотографировались, и больше ничего.

– Рассказали бы ему что-нибудь про Аршавина.

– (смеется) Если бы мне позволял мой английский.

– В августе вы говорили, что у вас с ним нелады. С тех пор ничего не изменилось?

– Я ведь грубо говорил, что нелады. Я понимаю по-английски, и могу сказать обо всем, что касается хоккея.

А вот если будет какая-то большая компания, мы будем сидеть, и они будут какие-то шутки шутить, то мне уже надо будет напрягаться. Я, может, и пойму, что они говорят, но сам пошутить уже вряд ли смогу.

Работай, и все у тебя будет хорошо

– У вас просто удивительная история. Вы три года ждали шанса проявить себя в основе, и тут за один сезон вам удалось не только закрепиться в НХЛ, но и Кубок Стэнли выиграть.

Где вам удалось столько терпения набраться?

– Интересный вопрос. Не знаю. Наверное, это отец мне свое терпение передал. Он очень хотел, чтобы я играл в НХЛ. Каждый раз, когда меня отправляли в Манчестер, я сидел и вспоминал его слова.

Семья и друзья очень поддерживали меня в ту минуту, когда я в этом нуждался.

– Теперь про этот Манчестер и вообще АХЛ можно забыть?

– Хотелось бы забыть навсегда. Но если принять во внимание мой контракт и саму специфику клуба Лос-Анджелес Кингз, где каждую секунду можно ожидать чего угодно, то тут возможно всё.

Но, уверен, если я буду продолжать работать так же, как я работал до этого, то об этом можно будет забыть.

– За вас с Андреем Локтионовым многие волновались, когда главным тренером стал Дэррил Саттер. Ведь у него слава не только строго тренера, но и известного любителя россиян.

Сильно тогда волновались?

– Конечно. Как только его назначили, я много интервью наших возрастных игроков прочитал, где они про него так же говорили: что, мол, он такой-то и такой-то, и вообще не любит русских.

Но меня это не особо касалось. Я как не играл в Кингз, так я не играл. Ну, не будет он меня ставить – что я могу сделать? Но всё сразу получилось нормально. Он мне на первой же встрече сказал: Я за тобой следил.

Ты играл в Манчестере, у меня в то время играл сын в АХЛ, а я нигде не работал. Сказал, что был на одном из наших матчей плей-офф, и я ему там очень понравился.

Работай, – сказал он. – И все у тебя будет хорошо. Ну, я и работал.

– В энхаэловцы вас посвятили в этом сезоне?

– ?

– Был у вас вечер новичка?

– А-а-а. Нет. У нас вечер новичка был запланирован тогда, когда мы в Европу приехали.

А меня как раз в этот день отправили в Манчестер. Прямо в этот выходной.

Так что ребята разочаровались, и сами напились. Без меня (смеется).

– Обмен Джека Джонсона в Коламбус был сделан именно в расчете на вас. А Джонсон – капитан сборной США на чемпионате мира, третий номер драфта, участник Олимпиады…

– Там дело было так: Кингз был нужен еще один звездный нападающий, который мог бы взять игру на себя и повести за собой команду. Так как я себя неплохо зарекомендовал.

Они знали, что у них есть защитник, которого можно поднять, если что. А если брать звездного нападающего, то нужно кого-то и отдавать, потому что иначе в потолок зарплат не впишешься.

Вот и был выбор: отдать либо Джонсона, либо Даути. Но как они Даути отдадут-то?

– Когда вы поняли, что смогли закрепиться в основе?

– У меня такого и не было. Мне только потом уже агент сказал, что меня не смогут отправить обратно в АХЛ, потому что прошло время подачи заявки на плей-офф в Манчестер, и меня туда не вписали.

Тогда я и узнал, что я теперь в Кингз, и никуда не денусь.

Что же он такой тяжелый-то, а?!

– Свой первый гол в НХЛ помните?

– Свой первый гол все всегда помнят. Это был матч с Далласом. Я как раз тогда думал: У меня уже пятая игра, а в активе ни одного очка.

Надо что-то делать. Я вышел на большинство, Браун отдал мне на дальнюю штангу, и мне оставалось просто попасть по воротам.

– У вас в регулярке 8 голов и 20 очков. Очень хороший показатель. В плей-офф вы как-то стали ближе к своим воротам действовать.

Саттер сказал?

– Я вам так скажу: в плей-офф и в регулярке уровень игры абсолютно разный. Для меня все это было впервые. Я, вроде бы, так же играл – подключался, пасы отдавал.

Но что-то как-то не везло. Были матчи, когда я и по воротам-то даже не бросал. Ни от Саттера, ни от кого-либо другого не было такой установки, чтобы я играл только в защите.

У меня просто не пошло.

– К слову, о невезении. Вам ведь в финале совсем не везло. В первом матче от вас шайба в ворота залетела, потом было -2 в четвертом матче, затем опять от вас шайба в ворота попала…

Когда это во второй раз случилось, мне было просто смешно.

– Когда в шестом матче вы поняли, что кубок ваш?

– У нас был просто сумасшедший настрой перед тем матчем. Все-таки последний домашний матч. Все понимали, что если мы его проиграем, то у нас потом уже будет мало шансов на победу.

Так что настрой был просто запредельный! А потом нам дали это удаление, и мы забили три, затем еще и четвертую.

Затем они забили, и я лично думал, что еще шайбы сейчас повалятся: одну от меня забьют обязательно (улыбается), потом еще две заковыряют как-нибудь, и будет 4:4. Но потом мы забили пятую и шестую.

Вот тогда уже было всё, и я про себя подумал: Мы выиграли.

– Кубок Стэнли-то сильно тяжелый?

– (смеется) А то! Я это понял, когда Дрю Даути взял кубок. Знаете, что он кричал с Кубком?

Что ж он такой тяжелый-то, а-а-а?!. Так что я заранее подготовился. Взял. Ничего, нормально, терпимо.

– С Ковальчуком, Волченковым или Зубрусом пообщались после последнего матча?

– Я с ними не знаком вообще. Только когда руки жали, они меня поздравили, и все.

А так пообщаться и времени-то не было.

Я не могу сказать, смотрите все на меня, мол

– Как вам кажется, вы теперь станете прямо-таки ролевой моделью для тех российских игроков, которые не пробиваются сходу в НХЛ? Будут ли теперь на вас смотреть и говорить себе: Ничего, я еще потерплю, как Войнов, и все будет хорошо, как у него?

– (задумался немного). Честно говоря, я не знаю, что вам ответить. Я не могу сказать, смотрите все на меня, мол. Смотрите лучше на Овечкина и Малкина. Делайте лучше, как они!

Вот тогда все получится. У меня все скомкано как-то получается… (пауза) Получалось.

– У вас была очень насыщенная юниорская карьера в сборной: два ЮЧМ и три МЧМ. Затем длинная пауза.

Как думаете, после победы в Кубке Стэнли на вас обратят внимание в сборной?

– Во время сезона мы регулярно созванивались и переписывались с Игорем Кравчуком. Он говорил, что, вроде как, меня хотят посмотреть в сборной, если я буду продолжать выступать на этом же уровне. Но в этом году со сборной у меня никак не получалось (улыбается).

Надеюсь, будет еще такая возможность. Я хочу снова надеть майку сборной России.

– Привезете Кубок Стэнли в Челябинск?

– Да, очень хочу. Все уже звонят, спрашивают: когда? Но это не от меня зависит. Когда дадут, тогда и привезу.

Читать о спорте еще…

Читайте также: