Знаю, что папа не предаст в трудный момент

Знаю, что папа не предаст в трудный момент

Две серебряные медали, которые Юлия Ефимова завоевала на Олимпиаде в Рио, для нас дороже золота. Потому что мы помним, через что пришлось пройти этой сильной девушке.

Несправедливая дисквалификация. Запрет на тренировки в олимпийском бассейне. Аренда какого-то лягушатника в захолустном пригороде Рио за сумасшедшие деньги.

Обструкция со стороны надменных американок, хотя Юля ни в чём не виновата.

– Эта Олимпиада была как война, – вздыхала Ефимова. – Обычно соревнования проходят как праздник. У тебя хорошее настроение, со всеми людьми встречаешься, знакомишься.

Обнимаешь старых друзей, которых давно не видел.

А в Рио было что-то нереальное. Косые взгляды, ухмылки, ужимки. Я никогда не видела, чтобы спортсменки себя так вели. Хамили в ответ на то, что я подняла указательный палец вверх после финиша.

Да так все делают! Но именно я их раздражала.

Я для них была как красная тряпка для быка. И то, что меня не поздравили после медальной церемонии, видели все!

А ведь это олимпийское правило, которое всегда надо уважать.

– Правда, что к Играм вы готовились на базе футбольного клуба?

– Да, искали в Рио, где поплавать, когда проходили мои слушания в арбитражном суде и я ещё не была официально аккредитована. То бассейн нашли на 25 м с какими-то обезьянами, то на базе футбольного клуба тренировалась.

Где что попадётся.

– У вас не было других приключений в Бразилии? Говорят, там грабили на каждом шагу.

– Во время Олимпиады я никуда не выходила. Бассейн, номер – вот и всё. Но знаю, что в деревне спортсменов часто воруют из комнат. У многих обчищают даже тумбочки, закрытые на замок.

Мне было страшно за серебряные медали. Всегда приходилось их по Бразилии с собой носить.

Хотя ведь и на улице могли отнять!

– Вы с кем сейчас будете тренироваться?

– Мы создали «команду Ефимовой» и хотели пригласить в неё американского тренера. Полтора месяца вели переговоры, но вариант резко сорвался. Когда я начала уточнять, в чём дело, мне ответили: вам лучше никого не искать в Америке.

Никто к вам не поедет.

– Правда, что есть централизованный запрет со стороны американской федерации, которая наложила санкции на Россию?

– Да, это так. Поэтому не хочу приходить к незнакомому специалисту. А занимаюсь с папой, которого признали «тренером года».

Он набрался опыта, видел мои занятия в Лос-Анджелесе. Папа отлично знает, как работать со своей дочкой. И главное – я знаю, что он не предаст меня в самый важный момент, как случилось с тренером Дэвидом Сало перед Олимпиадой в Рио.

Ему поступил запрет сверху, и он от меня отказался. Понять его можно, но тот момент был крайне сложным.

Лучший папа – социальный ролик.


Михаил Делягин о роли общаков в работе ЦБ

Читать о спорте еще…

Читайте также: